Сибирская корона

“Краса России” Юля Иванова: “У меня есть друг с черным “Мерседесом”. Мы смотрим кино в его кинотеатре, едим в его ресторанах. Но я еще год не могу выходить замуж”

15 октября 2005 в 00:00, просмотров: 206

— Кофе или чай? — услужливо изгибается гарсон в белоснежной сорочке.

— Лучше кофе.

— Сколько сахара?

— Мне два, — опережаю свою спутницу. — А вот ты, наверное, обойдешься и без сахара.

— Ну вот еще. Теперь можно.

Теперь ей можно все. Добилась же своего. 22-летняя студентка из Новосибирска Юля Иванова на днях выиграла конкурс “Краса России-2005” и теперь собирается заткнуть за пояс заморских красавиц. На подготовку к последнему и решительному бою, то бишь конкурсу “Мисс Мира”, который в начале декабря пройдет в Китае, не так много времени. Но Юля не привыкла отступать. Говорит: “Пока в своей жизни я добивалась всего, чего хотела”. Жгучая брюнетка, признанная первой красавицей страны, свои проблемы решает сама. Строго и по-деловому.

Она позвонила сама. В трубке раздался уверенный голос: “Это Юля, “Краса России”. Вы обращались по поводу интервью? Можем поговорить только в аэропорту. У меня самолет скоро”.

Красота требует жертв. Бегу, лечу, мчусь. До посадки на рейс Москва—Новосибирск ровно час...

— Юль, по телефону ты сказала: “Это “Краса России”. Теперь так и будешь себя называть?

— Нет, ну это я чтобы узнали. А что, надо было сказать: “Это Юля?” — “Какая Юля?!”

— Уговорила, будешь “Красой”. Ну и каково тебе?

— Здорово. Честно говоря, я еще не поверила в это, от шока не отошла. Когда ехала в Москву, конечно, надеялась. Я ведь второй раз участвую в этом конкурсе. В прошлом году вошла в пятерку, стала “Мисс очарование”. А в этом — приехала только за победой. Но когда посмотрела на соперниц: все такие красивые, высокие…

— Ты, что ли, маленькая?

— Это смотря с кем сравнивать. На конкурсе я была одной из самых маленьких.

— Серьезно? Какой у тебя рост?

— 175.

— 175?! Так у тебя, наверное, каблуки сантиметров 10. Ты же выше меня!

— Каблуки — это каблуки. А сам рост — 175. Правда, в этом году было много молоденьких барышень, которым нет еще 18.

— А себя, с твоими двадцатью двумя, ты уже, конечно, в старые перечницы записала?

— Да нет. Просто, если девушке еще нет 18, она не может стать “Красой России”. Но когда начала перебирать у себя в голове: вот эта девочка может занять первое место, эта, эта — то в итоге набралось человек 10. А кто лучше меня, кто хуже — бог его знает. Я же не могу себя оценивать.

— Почему не можешь? В зеркало, что ли, не смотришься?

— Это понятно. Но лучше себя недооценить, чем переоценить. Так скажу: я симпатичная, высокая, стройная…

— А чего ты стесняешься? Тебя официально признали самой красивой девушкой страны. Можешь смело рассказывать про свои достоинства.

— Хорошо. Теперь буду всем говорить, что я самая красивая, потому что меня такой признали. Да нет, я собой вполне довольна. Мне повезло. Есть такая поговорка: “Не родись красивой, а родись счастливой”. Я себя считаю и красивой, и счастливой.

— А умной?

— Конечно.

— Умная и красивая — это уже что-то за гранью.

— Спорный вопрос. Я думаю, красивой девочке просто необходимо быть умной.

— Зачем? Намного проще быть дурой.

— Не быть — казаться. А это нужно делать с умом.

— А знаешь, в народе крепко засело такое суждение, что победительницей конкурса красоты можно стать либо за деньги, либо… Сама знаешь за что.

— Нет, красота и ум — обязательно. Ведь дальше будет “Мисс мира”. И если за девушку заплатили деньги или выбрали через постель, а она дура дурой, как она может представлять Россию?

* * *

— Ты из какой семьи? Расскажи о маме-папе.

— Из обычной нормальной рабочей семьи. Папы у меня, к сожалению, нет. А мама работает конструктором на заводе. Еще есть бабушка и дедушка, которых очень люблю, уже соскучилась по ним. Все детство с ними провела.

— Что в твоей семье считалось излишеством?

— Много чего. Сейчас, например, машина для меня — это средство передвижения. А еще три года назад о машине я и мечтать не могла. Думала, это вообще что-то неземное. Жить в хорошем районе, в хорошей квартире — тоже роскошь, потому что это было очень дорого для нашей семьи. Помню, когда я ходила в магазин, я всегда смотрела на цены. Допустим, в одном месте кофточка стоит 900 рублей, а в другом — 850. Ага, значит, надо купить здесь. Нет, мы не были бедными — обычная стандартная семья.

— В школе ты как училась?

— Нормально, без “троек”. До золотой медали, конечно, не дотянула, зато художественную школу закончила с отличием. Так что никто не сомневался, что поступлю на художественно-графический факультет, где сейчас и учусь в Новосибирском педагогическом университете. Очень люблю рисовать. Больше всего — на теле: визаж, боди-арт. Но это у меня все хобби, не работа. Признаюсь честно, я очень сильно хочу сниматься в кино. Прямо цель жизни. Пока все, что я задумывала, у меня получалось. Кстати, сразу после конкурса мне предложили пройти прослушивание — идет набор девушек в шоу-группу.

— Извини, а голос позволяет?

— Вроде говорят, что я хорошо пою. Но я не пробовала — стесняюсь пока. Но мне сказали: попробуй — может, получится.

— А ты уверена, что тут все чисто? К тебе подошел какой-то дяденька-продюсер. А может, он замыслил плохое?

— Но все же это делается с умом. Меня обмануть не так уж легко. Неискренних людей вижу насквозь.

— Тебе же всего 22 года. Откуда опыт? Часто в жизни обманывали?

— Конечно. И близкие люди по мелочам часто обманывают, подруги кривят душой. Была у меня подруга одна, и она меня очень сильно подвела. Я ей так доверяла, а она про меня прессе наговорила столько гадостей. Она выиграла “Мисс Сибирь” и должна была поехать на конкурс “Мисс Туризм мира”. Но там, где-то наверху, решили, что поеду я. Видно, за это она на меня обиделась. Ну и наврала, что якобы я сумела как-то очаровать президента компании. Хотя это совсем не так — этим даже не пахло. А я считала ее лучшей подругой.

* * *

— Вы там, на конкурсах красоты, друг друга, должно быть, ненавидите?

— Да ладно. У меня в этот раз даже времени не было общаться с девчонками. Они там междусобойчики всякие устраивали, смеялись. А у меня сил не было. Каждый день встаешь в восемь, а потом эти репетиции бесконечные. Где хореографа надо слушать, а не с девочками болтать. Да и вообще, я там старалась ото всех держаться подальше.

— А они небось думали: тоже мне, гордая нашлась.

— Может, так и думали. Но это же конкурс. И много слухов ходит. Какая-то девочка плохо себя почувствовала — сразу думает, что ей чего-то там подсыпали, пытались отравить. Или что кому-то каблук отрезали, купальник украли, платье порвали…

— Можно понять, от конкуренток хорошего не жди.

— Вот этого я и боялась, поэтому старалась ни с кем близко не сходиться. Одна подружка только была — Ира из Архангельска. Очень хорошая девочка: красивая, жизнерадостная. Кстати, третье место заняла.

— Но признайся, тебе тяжело общаться со сверстниками?

— Как сказать. Если честно, у меня такой круг общения — всем хорошо за тридцать. У меня… друг взрослый. Не буду говорить, сколько ему лет…

— Что, прямо столько, что ты не можешь сказать? Больше пятидесяти?

— Ну он взрослый мужчина. За сорок. И так складывается, что все мои друзья — его компания.

— Давно вы уже вместе?

— Два года. А познакомились почти три года назад. Помню, на улице была пурга, я шла с подружкой на какую-то встречу, а Саша остановился, говорит: “Давайте, девушки, я вас подвезу”.

— Остановился, конечно, на своем белом “Мерседесе”?

— Нет, на черном… Мы сначала испугались, а он такой: “Да ладно, садитесь”. Не спросил ни телефона, ничего. Потом мы встречались на разных мероприятиях: он здоровался, но никогда не подходил. И спустя, наверное, год Саша подошел, говорит: “Можно у вас взять телефон?”. “Можно”, — отвечаю. Он вздохнул с облегчением: “А я боялся, что sоткажете”. Ну и все. Правда, еще месяца четыре, наверное, он меня на “вы” называл, потом как-то пригласил на обед… Ну, в общем, все хорошо у нас.

— А ты планируешь, что эти отношения всерьез и надолго?

— Ой, по поводу близких отношений я ничего не планирую и не хочу планировать. Я не заморачиваюсь, замуж пока не собираюсь. Потому что не время, еще не встала на ноги.

— Зачем — он ведь уже встал. Кстати, не делал еще предложение?

— Такие разговоры были. Но когда начался весь этот процесс конкурсный, стало понятно, что ни о какой женитьбе речи быть не может. Тем более что теперь по контракту я как обладательница титула “Краса России” год не могу выходить замуж.

— Юль, сейчас ты стала первой красавицей страны. На тебя с особым вниманием будут смотреть миллионы мужских глаз, с тобой станут знакомиться влиятельные люди. Саша не боится тебя потерять?

— Нет, во-первых, он во мне уверен. В моей порядочности. А во-вторых, я не думаю, что так случится, потому что мы очень давно уже вместе, и нас все устраивает. Саша — замечательный, очень близкий мне человек. Созваниваемся каждый день, благо у меня МТС — связь надежная, качественная. Ему я могу рассказать даже больше, чем маме. Он для меня и друг, и папа, и мама. Как-то он мне сказал одну такую вещь: “Если вдруг ты меня бросишь, я все равно буду счастлив и все равно буду тебе помогать. Всегда обращайся ко мне за советом”.

— Он, разумеется, бизнесмен?

— Да, у него ресторанный бизнес.

— Был женат?

— Конечно, и дети есть. Но я не хочу эту семью сюда приплетать.

— Но не ты стала причиной того, что Саша развелся с женой?

— Н-н-нет.

— Неуверенный ответ. Ну да ладно. Скажи лучше, тебя все время тянуло к мужчинам постарше?

— Да. Они знают, чего хотят, они уже нагулялись. Ценят отношения, дорожат ими. Не то что молодые: погуляли, разбежались — следующая.

— Сейчас, согласно контракту, ты переезжаешь в Москву. А твой друг — что же, остается в Новосибирске?

— Ну он вообще-то мотается туда-сюда. У него бизнес и в Новосибирске, и в Москве. Он меня всячески поддерживает: и на этом конкурсе, и на предыдущих. До такой степени, что, допустим, заболела я — пожалуйста, лекарства. Нужно что-то отвезти-привезти — всегда готов. Делает все, что бы я ни пожелала. С другой стороны, может, это и плохо. Но мне нравится.

* * *

— У тебя так много планов: учишься на художника, хочешь быть и актрисой, и певицей, и моделью… Когда остановишься на чем-либо?

— Пока идет все по плану, и выбирать я ничего не собираюсь. Но вот моделью я не сильно хочу быть. Во-первых, надо себя изнурять диетами и гробить здоровье. Во-вторых, портятся волосы: у тебя их дерут, чешут постоянно. Портится кожа, потому что все время мажут. Да, если серьезный уровень — это большие деньги. Но если это в ущерб своему здоровью… Нет, я лучше буду как-то по-другому зарабатывать.

— Какие книжки читаешь, в какие театры ходишь?

— Ничего я не читаю, в театры не хожу. У меня на это нет времени. Я учусь. Я выступаю на подиумах. Кроме того — в модельном агентстве веду занятия по дефиле, работаю также стилистом-визажистом. А ведь надо еще заниматься собой, чтобы выглядеть хорошо.

— Это то, чего ты хотела в жизни?

— Да, мне это очень нравится. Сейчас вот сижу и до сих пор не могу поверить, что добилась всего, чего хотела. На этом этапе мне очень важно было стать первой красавицей России, потому что с этим титулом намного легче будет шагать по жизни.

— Ну а как же простые девичьи радости: ну там на дискотеку сходить, в кино на последний сеанс, в шумной компании посидеть?

— Я предпочитаю компанию Саши. Мы смотрим кино в кинотеатре, который принадлежит ему, обедаем в его ресторанах. Кстати, и у меня есть маленький ресторанчик — так что еще и им занимаюсь.

— Тебе его Саша подарил?

— Да, он сильно помог мне. Я ему очень за это благодарна.

— В общем, ты — бизнесвумен?

— У-гу. Но дискотеки тоже обожаю. Иногда очень хочется пойти в какой-нибудь клуб, наплясаться вволю. Вообще, я люблю всякие тусовки, мероприятия. Жаль, времени мало.

— Ты куришь, пьешь, ругаешься матом?

(Отрицательно качает головой.)

— Ну что в тебе плохого? Не может ведь быть человек идеальным.

— Плохого? Разве “Краса России” может быть не идеальной?!




Партнеры