Аристократ с клопами

Туристы в царской России были настоящими экстремалами

15 октября 2005 в 00:00, просмотров: 627

“Руссо туристо” — эти слова можно было услышать и два века назад. В XIX веке первой по посещаемости значилась Франция, потом — Германия, Италия и Англия.

В этих странах местные жители, как сейчас в Турции, специально для обслуживания гостей учили русский язык, а в ресторанах готовили “родные” нам блюда. “Турклуб” решил поискать корни туризма в России...


— Существовала памятка для русских туристов: что брать с собой, что запрещено к вывозу, как себя вести можно, а чего делать нельзя, — рассказывает историк Марина Шахова. — Были случаи, когда русских депортировали за то, что они набирали с собой много провизии: тогда ведь за границу ехали, как в эвакуацию, всем домом, со всеми пожитками.

— За что еще могли не пропустить за границу?

— Существовал, к примеру, элементарный фейс-контроль. Если ты чем-то вдруг не приглянулся таможеннику, могли и развернуть тебя обратно. Обычно так поступали с тем, кого считали неплатежеспособными. А вот богатого человека никогда не возвращали.


“Нам обрадовались в Травмюнде как первым ласточкам. Не любезность наша подает на это повод, а милые наши червонцы. “Любите ли вы русских? Каковыми они вам кажутся?” — спросил я у одного прислужника. “Они немножко вспыльчивы и нетерпеливы, но люди добрые. При отъезде щедро наградят за все, что от них потерпишь” (Германия. “Путевые письма из Англии, Германии и Франции Николая Греча”).


До конца XIX века существовали групповые паспорта, так как в то время учителя часто выезжали за границу со своими учениками. Это были спонсорские поездки, так как путешествие могли себе позволить только люди очень обеспеченные. К примеру, загранпаспорт в 1850 году стоил 500 рублей серебром, а это даже для дворян сумма немалая. Групповой паспорт стоил всего 200. Правда, в конце XIX века их отменили. Интересно, что в Российском туристическом обществе состоял лишь один крестьянин, потому что делать взносы было не всем по карману...

Загранпаспорт представлял собой трехстраничный документ, где были указаны статус, сословие, должность и даже доход. Вместо визы в паспорте таможенник ставил запись о том, что такой-то прибыл в страну с такой-то целью.

Каждый путешественник на таможне заполнял декларацию — сколько денег у него с собой. А вот таможенные правила в каждой стране, как и сейчас, были разные.


“Осведомившись о том, кто я и откуда, инспектор извинился своею обязанностью и приказал вскрыть мой чемодан. Досмотрщик для проформы приоткрыл крышку, пошарил и закрыл. Шкатулки, мешки и т.п. вовсе не досматривались. — Не имеете ли вы чего объявить? — спросил инспектор. — Не имею. — Мы боимся ввоза из Англии возмутительных прокламаций, но для этого не изберут русского чиновника, — добавил он с почтительной улыбкой. Только дам наших отвели в особую комнату, и там женщины обшарили их с головы до ног. Не знаю, почему употреблена была в отношении к ним такая строгость” (Н.И.Греч о таможне во Франции).

“На польской границе осмотр был не строгий. Я дал приставу копеек сорок, после чего он только заглянул в мой чемодан, веря, что у меня нет ничего” (Н.М.Карамзин. “Письма русского путешественника”).


— Какие страны были популярны у русских туристов в XIX веке?

— В начале века — Франция, в конце география сильно расширилась: Испания, Швейцария, Германия, Швеция, Финляндия, даже США. Но самым популярным местом была Италия. В основном из-за термальных источников, куда ездили лечиться. Самыми популярными курортами считались Капри, Неаполь, Венеция, Ницца, и озера Гарда и Комо. Италию в те времена можно было сравнить с Турцией сегодня. Все итальянцы отличали русских и даже знали русский язык. В 1901 году в Италии начали печь русский хлеб, а в 1903-м появились русские бани. Рядом со спагетти и лазаньей в меню значились пельмени и борщ. В Италии даже был создан туристический клуб, члены которого получали скидки. Горький писал, что итальянцы очень похожи на русских и тоже пытаются вытрясти из богатых как можно больше денег. А вот про Венецию писатель говорил: “Все венецианки очень ветрены, так что русским здесь есть что поделать. Много притонов”.

Давка на фелюге

Туризм в России появился благодаря... велосипеду. Именно изобретение этого транспортного средства повлекло за собой создание самого массового туристического клуба в царской России. Русский туринг-клуб пропагандировал внутренний туризм. Так появились первые походы, пеший туризм, экологический туризм, поездки на велосипедах, которые вызывали небывалый ажиотаж в деревнях. Иногда целые семьи выезжали в Крым или на Кавказ на дилижансах. Но туризм на Кавказе был небезопасен, так что скоро средний класс потянулся в Ялту.

— Нельзя забывать, что туризм в то время вообще считался делом опасным и малоприятным — пыльные дороги, неотапливаемые дилижансы, паровозы, пароходы. Нет воды и условий для ночлега. А уж про туризм внутренний и говорить не приходится, — рассказывает историк Наталья Сумакова. — Существовали лишь грунтовые дороги: проехало несколько возов — вот тебе и путь. Еще имелись шоссе — мелкий щебень, на котором постоянно попадались навоз, колдобины, лужи, гравий и прочий мусор. Если же “шоссе” было после ремонта, то его объезжали стороной, потому как весь ремонт заключался в настеленных сверху досках, и если они проваливались, то путник мог не только застрять надолго, но и пораниться. Один велосипедист, проехавший 1200 верст от Петербурга до Варшавы, сказал: 300 из них были хорошими и 200 удовлетворительными. И только зимой можно было нормально передвигаться по нашим дорогам.

Трудность поездок по России состояла еще и в том, что на расстоянии 100 верст негде было запастись продуктами, их просто не было. Трактиров было очень мало, в деревнях путников не принято было пускать на ночлег. Постоялых дворов в России тоже было мало, а если и были, то с клопами, которые стали настоящим бичом для туристов. Единственным спасением от них было свежее сено, но оно было не во всех ночлежках. Чаще всего путникам приходилось спать на деревянных досках или полу. Удобств и воды не было, поэтому использовали кипяченую воду. Одному постояльцу на Кавказе ванну вписали в счет как 5 самоваров...

Путешествовать по железной дороге тоже было небезопасно — грязь, нехватка мест — пассажиры занимали все место с ногами, чтобы ночью улечься спать; да еще и копоть от паровоза. Еды в поездах тоже не было, как и отопления. Как-то на просьбу пассажира поезда Москва—Петербург принести кофе уборщик вагона ответил: “Это, слава богу, поезд, а не буфет, а ближайший буфет будет в Петербурге”.


“Быстрота такая же, как у нас на царскосельской дороге, экипажи красивы и удобны, но наши ничем не уступают, мне показалось, что на этой дороге больше тряски, чем на нашей. У нас действительно катишься как с ледяной горы на масленице” (Н.И.Греч. Описание железной дороги в Лондоне).


Самым комфортабельным видом транспорта считался пароход — каюта как маленькая квартирка, дешевый буфет, да еще и прекрасный вид из окна. Правда, стоил билет дорого — 60—100 рублей (1902 год), да и продавцы билетов пытались нажиться на пассажирах — продавали мест больше, чем было на самом деле, ночью могли всунуть билет не на то судно, которое было нужно туристу, а в 3-м и 4-м классах была жуткая антисанитария.


“Пассажиры страдали от холода, счастливчики были те, кто догадался взять с собой шубы... В воскресенье небо прояснилось и качка прекратилась... Вечером одна из моих спутниц села за фортепиано (необходимая вещь на пароходе!) и восхитила всех прекрасной игрой. Другая дама пела романсы, русские и французские... Несколько слов об “Амстердаме”. Палуба его невелика, потому что большую часть занимает павильон, убранный чисто и со вкусом: здесь завтракают, обедают, здесь же ночуют те, кто не может снесть духоты, неизбежной в каютах. Каюты и постели расположены неудобно, особенно нижние кровати так низки, что в них и сесть нельзя. Лежи как в гробу. На гаврских пароходах за стол особо не платят, и он довольно плох. Даже прованское масло к салату было не свежее. Баранина — не французская, а гусь — французский” (“Путевые письма из Англии, Германии и Франции Николая Греча”).


— К примеру, по пути от Одессы до Батума пароход делал 23 остановки, из них только 7 были настоящими пристанями, — продолжает Наталья. — Желавшие сойти на берег могли воспользоваться услугами фелюги (что-то типа парома), конечно, небесплатно. Но дело в том, что с берега на этой же фелюге привозили новых пассажиров. Одни пытались залезть на борт, другие — на фелюгу. Начиналась паника, давка, брань, плач, многие падали в воду.

Французский гусь

Но если по матушке-России туристы передвигались чаще всего на лошадях, пешком или велосипеде, то за границу русские в XIX веке перемещались преимущественно по железной дороге, на омнибусах или пароходах. В то время началось бурное строительство пароходов, и, чтобы привлечь клиентов, владельцы судов уже тогда придумали рекламные акции:


“Когда я брал билеты на места в пароходе, кассир спросил у меня: Нет ли ваших родных среди тех 9 особ, для которых вы берете билеты? — Как не быть! Жена, три дочери, сестра. — В таком случае с вашего билета сбавляется треть платы. Вместо 12 талеров (30 рублей ассигнациями) вы заплатите только 8. Администрация таким образом привлекает целые семейства в пользовании пароходами. Что легко купить одному, то трудно для большого семейства. Вот умно, так умно!” (Греч).


— Кстати, современным строгим правилам при выезде за границу мы обязаны революционерам. В XIX веке многие из них, скрываясь от властей, перебирались в другие страны под прикрытием экскурсионных организаций, — продолжает моя собеседница. — Особый отдел Департамента полиции даже завел дело на Российское общество туристов. По мнению полицейских, экскурсионная комиссия РОТ отправляла за границу под вымышленной фамилией “нелегальных лиц”. В 1910 году 11 членов комиссии были арестованы, конфискован склад нелегальной литературы, гектограф, шапирограф, изъята партийная переписка. С этого момента Министерство внутренних дел решило усложнить оформление загранпоездок. Кроме того, чтобы впредь подобное не повторялось, было решено развивать внутренний туризм. Кстати, разработанные в те годы концепции использовались и в советское время.

В России все так же мало хороших дорог и гостиниц. Все так же не хватает денег на заграничные путешествия. Все так же от русских туристов ждут запредельных чаевых, а за глаза называют их “варварами”.

Только клопы на “постоялых дворах”, слава богу, исчезли...





Партнеры