Слуги беззакония

Белгородские начальники оставили ребенка умирать на дороге

17 октября 2005 в 00:00, просмотров: 321

Внимательно посмотрите на эту фотографию. 31 августа 2005 года Владику Селезневу исполнилось 4 года.

19 сентября он погиб в автомобильной катастрофе. Погиб, но мог бы выжить. Если бы у взрослых, по чьей вине произошла авария, была хоть капля совести.


Красная Яруга — некогда заштатный райцентр Белгородской области, — теперь настоящее приграничье. За украинским кордоном — малая родина Виктора Ющенко, Сумская область. Сам же городок тоже весьма знаменит: здесь появился на свет Евгений Савченко, нынешний “хозяин Белогорья”. Районом рулит родной брат губернатора Александр. Местный “шериф”, начальник РОВД полковник Борис Белоусов, — старинный приятель районного главы, так же как и директор сельхозпредприятия “Агропик” Александр Подгорный.

Теплым вечером VIPы районного масштаба Подгорный и Белоусов после отдыха на природе, загрузившись в шикарный по местным меркам джип, отправились домой, в райцентр.


Из постановления о возбуждении уголовного дела:

“19 сентября 2005 года около 20 часов 45 минут на перекрестке автодорог Красная Яруга — село Вязовое — село Хуторское Краснояружского района произошло столкновение автомобилей “Ауди-80” и “Мицубиси-Паджеро”, в результате чего пассажир автомобиля “Ауди-80” Зернов Андрей Александрович скончался на месте ДТП, а пассажир автомобиля “Ауди-80” Селезнев Владислав Николаевич от полученных травм скончался в Краснояружской ЦРБ”.


19 сентября младшему сержанту погранвойск Николаю Селезневу позвонил приятель, Андрей Зернов: “Я сейчас в райцентре, в больнице у матери. Будь другом, подвези до дома”. Андрей жил в Илек-Пеньковке, до Красной Яруги рукой подать. Отчего же не подвезти? У мамы Андрея — рак, она прикована к постели. С собой Николай взял своего сынишку Владика. Мальчик был рад любой возможности прокатиться с отцом на машине.

— Ехал не быстро, — рассказывает Селезнев. — Сами понимаете — с ребенком быстро не поедешь. И тут увидел, что справа приближается с огромной скоростью свет фар. Я начал тормозить, но понял, что не успеваю. Сын хотел что-то сказать, но успел произнести только: “Папа”. И вдруг удар, дальше я ничего не помню...

Несущийся джип протаранил машину Селезнева. От удара огромный вездеход отлетел на 15 метров. Можно представить, что стало с машиной Селезнева. Николай потерял сознание, а когда очнулся, то первое, что увидел, — тело друга на соседнем сиденье. Сын, сидевший сзади, был еще жив. Искалеченный Николай не мог выбраться из машины. Оставалось надеяться на чью-то помощь.

Он увидел, как из побитого “Мицубиси” вылезли двое представительного вида мужчин. Как позже выяснилось, это были начальник РОВД Белоусов и директор “Агропика” Подгорный. “Вытащите моего сына, прошу, помогите ему! — закричал Николай. — Что же вы стоите!”. Но ни начальник РОВД, ни бизнесмен на крики не отреагировали...

Прибывший на место происшествия сотрудник милиции первым делом посадил в свою машину полковника Белоусова, поскольку тот, по его словам, нуждался в срочной медицинской помощи. “Я просил милиционеров забрать ребенка, — рассказывает Николай Селезнев, — но они сказали, что в машине нет места”.

Белоусов был доставлен в больницу, а умирающий Владик и его искалеченный отец остались дожидаться прибытия “скорой помощи”. Какую же травму получил милицейский начальник?


Из донесения коменданта пункта погранконтроля полковника Попова.

“Непосредственно после столкновения Селезнев Н.В. находился в сознании и видел, что к его машине подошел начальник Краснояружского РОВД полковник милиции Белоусов Б.В..., у которого были замечены ссадины на лице”.


Полковник Попов прибыл на место аварии, как только поступило сообщение, что военнослужащий его погранотряда попал в ДТП. Позднее ему пришлось проводить собственное расследование обстоятельств трагедии.


Из донесения коменданта пункта погранконтроля полковника Попова:

“На месте происшествия медицинскими работниками у Селезнева Н.В. был взят анализ крови на предмет выявления алкоголя. У водителя джипа “Мицубиси-Паджеро-Спорт” гражданина Подгорного А.В. на месте происшествия проба крови не бралась”.


Итак, проба на алкоголь у виновника ДТП так и не была взята. Сотрудники ГИБДД, скорее всего, не могли себе позволить поинтересоваться состоянием организма человека, проводящего досуг в обществе начальника РОВД. И теперь уже вряд ли докажешь, был Подгорный пьян или нет.

Николая и Владислава Селезневых доставили в Краснояружскую районную больницу почти через полтора часа после аварии. Наутро Владик умер.

* * *

Суббота. Больничная палата. На кроватях друг напротив друга сидят Николай и его жена Татьяна, ухаживающая за мужем. Говорят как в полусне. Лица — безжизненные маски. Им тяжело задавать вопросы, и поэтому просто даем Николаю выговориться.

— Сына нашего могли бы спасти. Но дело в том, что его привезли в 10 часов вечера, а врачи из Белгорода приехали только в два часа ночи. А здесь у нас нет ни оборудования, ничего. Я просил: “Дайте сыну хоть кислородную подушку!”, но ничего не дали. А когда спрашивал насчет вертолета, мне ответили: “А кто за него платить будет?”

* * *

У дела о ДТП, повлекшем за собой гибель двух человек, в том числе четырехлетнего мальчика, — незавидная судьба. Вначале материалы передали в Белгород, в следственное управление. Но там быстро поняли, что за лица фигурируют в деле, а главное — вспомнили, кто верховодит районом. Кому охота связываться с друзьями брата “самого Савченко”. Возможно, поэтому материалы дела и вернули в Краснояружскую районную прокуратуру. Прокурор района наверняка знает главу “Агропика”, а уж начальника местного УВД тем более. И потому уверенности, что дело будет вестись беспристрастно, у пострадавших нет. Адвокаты Подгорного настроены решительно. Они доказывают, что виновник аварии — пограничник Николай Селезнев, ехавший по главной трассе. А вот их подзащитный — директор “Агропика” как раз ни при чем. Ну выехал внезапно со второстепенной дороги. Что же такому человеку путь не уступили?

Когда корреспондент “МК” обратился за разъяснениями в следственное управление Белгородской области, там от комментариев отказались.

— Я пограничник, — говорит Николай Селезнев. — Защищаю Отечество, чтобы в стране порядок был. И никому никогда не сделал ничего плохого. За что же меня так? А ведь босс этот (имеется в виду Подгорный. — Авт.), который на джипе ехал, даже соболезнование выразить не пришел. И для кого я четыре года сына растил? Для алкашей и бандитов?





Партнеры