Сын за отца

Дима Гудков: “Ни мачо, ни Рэмбо быть не хочу!..”

19 октября 2005 в 00:00, просмотров: 240

Если мы и мечтаем лепить себя по образу и подобию своих родителей, так это по молодости лет. В МИДе вообще многозначительно замечают, что в их системе однофамильцев не бывает — только трудовые династии! Дети чуть ли не с пеленок повторяют беспокойный и тернистый путь дипломатов.

Однако не за горами в нашей стране династии уже политические. Например, я нисколько не удивился, когда узнал, что мой давнишний знакомый Дима Гудков из Коломны всерьез помышляет о политической карьере. О чем, спрашивается, ему помышлять, если он уже пять лет помощник депутата Госдумы, а депутат этот... его родной отец Геннадий Гудков?! В общем, яблоко от яблони недалеко падает.


— Дим, ты как сам считаешь, не рано ли в 25 лет строить планы о большой политике?

— Александр Розенбаум, депутат Госдумы и один из моих любимых исполнителей, как-то сказал, что возраст — это размышление о днях, проведенных за родительской спиной. Можно и в 40 лет жить на иждивении, а можно и в 20 попытаться сотворить что-нибудь самостоятельно.

Моя идея-фикс — в масштабах страны создать молодежную общественную палату и через нее влиять на исполнительную власть. У нас, молодых, много к ней претензий. Сегодня подрастающее поколение никому не нужно, предоставлено само себе. А я с группой единомышленников хочу сформировать общественный орган, куда бы вошли люди не старше 35 лет, но уже сложившиеся, с именем. И которые могут предложить что-нибудь конструктивное. Таких людей в России немало: лидеры региональных молодежных организаций, главный редактор журнала “Форбс”, шеф-продюсер программы “Максимум” на НТВ, известная шахматистка Костенюк...

Наша палата в том числе займется законодательными инициативами. В Госдуме и Совете Федерации есть молодые парламентарии, которые станут нам помогать и лоббировать наши законопроекты.

Молодежь в России должны услышать!

Осень, что же будет завтра с нами?

Одна из острейших проблем, в которой молодые могут (и должны!) сказать свое веское слово, — повышение уровня рождаемости в стране. Здесь опытные российские политики, так сказать, мастодонты, часто бывают просто бессильны что-либо предпринять. Ситуация между тем аховая.

Недавно под председательством спикера СФ Сергея Миронова по этим щекотливым проблемам состоялся круглый стол. Тревожные назывались цифры: за последние три года в стране население сократилось на 2 млн. Если ситуация в корне не изменится, то уже к 2048 году коренных жителей в России останется не больше 50 млн. человек. Такая новейшая и грустнейшая история. Чтобы сохранить нацию в молодых семьях должно быть не меньше трех детей.

У Димы, как у всякого начинающего политика, по развитию собственной семьи тоже имеется программа. Пока что — это программа-минимум: мальчик и девочка. Конечно, у него с супругой есть желание и возможность (в том числе материальная) воспитывать и троих, и больше ребятишек. Здесь, в селе Никульское Коломенского района, загородный дом с садом и огородом. Дом, конечно, не отдельный, а на всю большую семью — с мамами, папами, бабушками, дедушками и даже двумя собаками. Но детям тут полное раздолье.

— Однако я не уверен в завтрашнем дне, — честно признается Дмитрий. — Не знаю, в какой стране мы будем жить через 5 или, скажем, через 10 лет. Так совпало, что 1 сентября прошлого года, когда произошла страшная трагедия в Беслане, мы впервые повели дочку Настю в детский сад. Теракт сильно повлиял на мое сознание. В этом году Настю мы не рискнули отвести в садик 1 сентября, повели ее 5-го числа.

Добавь сюда преступность, наркотики… Нет, пока планируем еще одного ребенка — желательно мальчика.

На минуту он задумывается, что-то припоминая:

— Знаешь, еще до свадьбы мы с супругой Соней начали придумывать имена будущим детям. Мальчику так и не придумали, а девочку назвали Настей. И у нас родилась дочка! Вот придумаем имя мальчику — и у нас родится сын!

— Ну, уж вы давайте с этим делом не затягивайте...

— Мы постараемся!

— Скажи, а для проблем беспризорников и брошенных детей в вашей молодежной палате место найдется?

— Сошлюсь на опыт своего отца. Он часто выезжает в Чечню, в другие регионы Северного Кавказа. Что интересно — уровень жизни в тех местах намного ниже, чем в Москве. Но там нет бродяжек. Сирот по своим семьям сразу разбирают родственники. Хотя живут они намного беднее, чем, допустим, в Центральной России. Как говорил профессор Преображенский в “Собачьем сердце”, разруха не в стране, а в головах.

Нужны воспитание, просветительская работа в массах, и у нас исчезнут беспризорные! Над этим мы тоже будем работать в нашей палате.

Мечты сбываются и не сбываются

Наверное, такие благие порывы — цивилизованно обустроить общество, чтобы в нем процветали равенство и братство, — могут родиться только в подмосковной деревне. Где нет городской суеты, много озона и за окнами дома шумит сад, который дружная семья Гудковых высаживала своими собственными руками. Тут я насчитал 45 деревьев: яблони, вишни, сливы, есть даже куст ореха. И еще одна достопримечательность гудковского сада: большое дерево райских яблочек. С него стабильно снимают по 6—8 мешков плодов. Все при деле: или бизнесмены, или депутаты, или их помощники!

Спрашиваю бабушку Валентину Васильевну: всегда ли ее любимый внучок был таким сознательным, идейным? В детстве так “у него вообще ветер в голове гулял”.

— Дима был невероятно подвижным ребенком, — вспоминает Валентина Васильевна, бабушка по маминой линии. — И однажды, когда бесился на лестнице в коломенской “хрущобе”, упал и сильно разбил нос. Мама с папой решили направить его неукротимую энергию в спортивное, так сказать, русло. Методом проб и ошибок (после футбола, большого тенниса, карате и даже шахмат) он выбрал баскетбол.

Профессионально играл за сборную команду Москвы, участвовал в чемпионатах России. Все переживал, что в команде он самый низкорослый игрок. “Да не бери ты это в голову, — советовали ему родные, — 193 сантиметра тоже очень недурно!”

Может, и не было бы сегодня увлечения политикой, если б не тяжелая травма колена. Но спорт по-прежнему не забывает. При росте 195 см (уже), весе 90 кг выжимает 120 кг, на перекладине подтягивается 17 раз, а от пола отжимается 70 раз.

— Кто твой любимый литературный герой?

— Сразу и не отвечу, нужно подумать...

— Давай подскажу: Павка Корчагин, Штирлиц, Рэмбо?..

— Вчера вечером ходил на концерт Розенбаума. Он прочитал хорошее свое стихотворение о новом и модном нынче слове “мачо”. Жаль, полностью я его не запомнил, но звучит примерно так:

Кредит доверия у женщины истрачен…

Как много развелось в России мачо,

Но нет у нас нормальных мужиков!

Нет, ни мачо, ни Рэмбо я быть не хочу.

— Но ты же не всегда мечтал стать политиком! В школе кем хотел быть?

— Тогда я играл в баскетбол за сборную Москвы, и мы были трехкратными победителями чемпионата России. Конечно, я спал и видел себя в НБА.

— С твоим ростом это было бы реально?

— Теперь я понимаю, что у меня не самый маленький рост. В НБА играли баскетболисты по 165 см, например Макси Богс. А у меня — 195! Самое оно для разыгрывающего. Один мой товарищ по сборной Москвы, Андрей Кириленко, сегодня выступает в НБА, звезда, живет в Америке. А трое других из нашей пятерки до сих пор сражаются за сборную России. В баскетболе у меня неплохо получалось, мяч не выпускал из рук по нескольку часов. В 13 лет решил поставить slamdunk — это когда забрасываешь мяч в кольцо сверху. Полтора года отрабатывал — но получилось!

Дороги, которые мы выбираем

За воротами садового участка в селе Никульское неожиданно скрипнули тормоза машины, и из нее вышел глава семейства, депутат Госдумы Геннадий Гудков. Лично я к такому повороту готов не был. О встрече сына с журналистом “МК” Геннадий Владимирович ничего не знал и приезжать на фазенду под Коломной не собирался. Наверное, сработала его шпионская интуиция: в прошлой жизни он кадровый офицер 1-го Главка КГБ — внешняя разведка.

На какое-то мгновение диалог с Димой о жизни и баскетболе смолкает. Мало ли чего можно лишнего в такой компании сказануть?

Но очень скоро маститый политик становится душой нашей беседы, и я начинаю понимать, что все мы (депутаты и простые налогоплательщики) одним миром мазаны. Например, так же любим полихачить на дорогах и так же пытаемся избежать сурового наказания гаишников за нарушение ПДД. Правда, тут наши пути-дороги расходятся. При всем конституционном равенстве граждан депутату Госдумы избежать сурового наказания ГАИ почему-то намного проще, чем нашему брату — простому налогоплательщику.

В конечном итоге Гудков-старший так расположил меня к себе, что я потерял всякую журналистскую бдительность и напрямик спросил, как он относится к политическому выбору своего сына и помощника одновременно.

— Выбор этот состоялся давно, когда Диме было 19 лет, — отвечает Геннадий Владимирович. — Именно тогда он стал работать в моем избирательном штабе. В те годы у меня не было знакомств в журналистских кругах, а Дима учился на журфаке МГУ, и я его запряг. С тех пор много воды утекло, он помудрел и повзрослел.

— Но у вас крупный охранный и прочий бизнес. Кто-то должен принять дело!..

— Бизнесом управляют моя жена и младший сын Володя. А политика... В нашей стране, если ты сам не занимаешься политикой, значит, она займется тобой. Пускай дерзает, молодежи это свойственно.

Геннадий Гудков уверен, что Дима — весь в него и будет таким же трудоголиком, как он сам. Ну а трудовые подвиги “старшего” — тема отдельного разговора. В студенческие годы кроме причитающейся за успешную учебу стипендии он умудрялся зарабатывать еще около 300 рублей в месяц. То подрабатывая музыкантом на свадьбах (в то время комсомольско-молодежные свадьбы в Коломне играли под баян), то участвуя в хоре, то работая грузчиком — и не было во всем городе бригады, которая не мечтала бы заполучить крепкого студента на разгрузку!

Дима занимался спортом — что уже само по себе тяжкий труд, на сборах у баскетболистов по 2—3 тренировки в день. А уже на первом курсе журфака пошел репортером в криминальный отдел одной из московских газет. Словом, знает, как зарабатывать на кусок хлеба.

— Однако все рекорды по зарабатыванию денег в семье побила моя внучка Настя, дочь Димы, — смеется депутат-дедушка. — Недавно она снялась в каком-то рекламном ролике и заработала 50 “дорвалов”. Нам всем до нее далеко!

...А вообще из семьи Гудковых мог бы получиться весьма приличный джаз-бэнд. Мария Петровна, Димина мама, пианистка. Но не та “пианистка”, что в разведке передает шифрованные донесения по рации (учитывая героическое прошлое ее мужа, это легко предположить, ведь в советские времена семейные пары часто работали в спецслужбах), а самая настоящая пианистка. Она заканчивала музыкальное училище и даже в нем преподавала...

Но музыка у Гудковых — для души. Жизнь подсказывает, что политика сегодня важнее. Ведь если не ты, то она обязательно займется тобой...


ДЕТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ “ГРЯДКИ”

Марина Рогачева — дочь орловского губернатора Егора Строева — сенатор в Совете Федерации (соответственно от Орловской области).

Игорь Лебедев — сын “сына юриста” Владимира Жириновского — лидер думской фракции ЛДПР.

Жанна Немцова — дочь советника президента Украины — претендент на депутатское кресло Мосгордумы.

Маша Гайдар — дочь Егора, внучка Тимура, правнучка Аркадия Гайдаров — тоже видит себя в кресле Мосгордумы.




Партнеры