Фокусы на аренде цирка

Власти подпортили Цирку на Цветном 125-летие

20 октября 2005 в 00:00, просмотров: 191

Вечером 20 октября 1880 года в центре Москвы случился настоящий затор. Длинная вереница карет и пролеток запрудила Цветной бульвар: весь город устремился на открытие нового цирка.

“Г-н Альберт Саламонский намерен возвести в Москве каменный стационар”, — сообщал майский номер “Русского курьера”. “Нет, цирк никак не будет готов в этом году”, — утверждали журналы еще в сентябре. Но контора Никиты Данилова, с которой был подписан договор, работала споро — здание возвели качественно и в срок. Когда в 1985 году его сносили, с каменной кладкой XIX века едва справились за неделю.

Цирк вмещал до 4 тысяч зрителей. Места были на любой карман — от роскошных лож до стоячей галерки. “Цирк уподобился бочонкам с сельдями”, — написал об открытии репортер. Всех артистов зрители встречали прекрасно, но особой овации удостоился сам Саламонский (“Выход его с 14 дрессированными жеребцами действительно являл большой эффект”).

Впрочем, к овациям Альберт привык давно. Сын австрийского наездника, партерный прыгун и бесстрашный сальтоморталист на неоседланной лошади, в 32 года основывает цирк в Берлине. А в 40 вдруг оставляет прибыльное дело и перебирается в Москву. Где построенный им цирк становится культовым местом для всей веселящейся публики. Буфет, где собираются завсегдатаи — поиграть в карты и домино, выпить и угостить любимых артистов, — торгует с 12 дня до глубокой ночи. Но Саламонский нашел и другой путь привлечения публики — именно он придумал дневные представления специально для детей...

Последнее представление цирк Саламонского дал 13 августа 1985-го. Впрочем, тогда москвичи его уже называли Старым: имя Саламонского исчезло еще в 1919-м, когда на афишах написали “Госцирк №1”. Благо сам хозяин до этого не дожил.

Цирк, отстроенный заново, носит имя своего второго строителя — Юрия Никулина. Мы с сыном великого клоуна и одновременно директором Максимом Никулиным заходим в его кабинет. И хозяин вдруг огорошивает:

— Это диван самого Саламонского! И этот шкаф, и вот это кресло. Когда цирк рушили, отец сказал: соберу все раритеты в свой кабинет. Но финны сдали его уже со встроенной мебелью — не ломать же! А когда отца не стало, мы решили воплотить его мечту.

“Черт возьми! — мелькает в голове. — Наверняка на этом диване сидел Чехов, не пропускавший ни одной премьеры, он особенно любил клоунов и эксцентриков. Было на кого посмотреть: братья Дуровы, Козлов, Бабушкин, Танти, Сергей Альперов...”

— Максим Юрьевич, каким в день 125-летия видите будущее Цирка на Цветном?

— Просто боюсь сказать: год назад я был большим оптимистом, а сегодня... К юбилею мы уже получили “подарок”: с нас сняли льготы по оплате аренды, практически приравняли к супермаркету. Что это значит? Да то, что именно на эту сумму меньше увидит зритель. Мы сошьем меньше костюмов, выпустим номеров, купим животных. Мы же не можем поднять цены на билеты... Вот мне прислали бумаги: не заплатите — расторгнем договор аренды. И что будет вместо цирка? Казино? Для кого-то цирк — это дети, праздник, искусство. А для кого-то — 20 тысяч кв. м...




    Партнеры