Банды исчезают в полночь

Боевики не хотят выглядеть чудовищами, пожирающими детей

20 октября 2005 в 00:00, просмотров: 143

И недели не прошло, как боевики кровавым рейдом прогулялись по Нальчику, и вот — новое нападение. В ночь на среду около 30 вооруженных людей обстреляли дома сотрудников правоохранительных органов в ингушском селе Яндар. Слава богу, никто не погиб, но страху натерпелись порядком. Боевики в лучших традициях последних лет беспрепятственно ушли в лес.


— Самое интересное в событиях в Нальчике и Яндаре — это объект нападения, — с нескрываемой досадой в голосе сказал “МК” подполковник ФСБ, имеющий за плечами около двух десятков командировок на Северный Кавказ. — Сам по себе тот факт, что боевики выбрали для атаки сотрудников правоохранительных органов, не вызывает удивления. Но это делалось настолько демонстративно, как будто бандиты хотели сказать: “Мы — не террористы, которые воюют с детьми. Мы — регулярные повстанческие формирования”.

Первая стрельба раздалась в Яндаре в полночь. Около трех десятков людей, вооруженных автоматами, пулеметами и бутылками с зажигательной смесью, обстреляли шесть частных домовладений. Все дома принадлежали ингушским милиционерам и сотрудникам ФСБ. Хорошо, что нет погибших — ранен только брат одного из командиров ингушского ОМОНа Рашида Ганижева, 35-летний Тимур.

По идее, эта спецоперация должна была быть проведена за два дня до нападения: 17 октября недалеко от села были взорваны вышки двух крупнейших в регионе сотовых операторов. Но тогда, судя по всему, никто даже пальцем не пошевелил.

Можно было предотвратить этот рейд и еще раньше. В августе в результате спецоперации федералы уничтожили Башира Плиева — помощника Басаева, который был внедрен в структуры собственной безопасности МВД Ингушетии, при этом участвовал в нападении на Назрань и вскоре после разоблачения скрылся. После ликвидации Плиева у него дома наряду с оружием и боеприпасами нашли список сотрудников спецслужб Ингушетии. По словам ингушских милиционеров, все обстрелянные в Яндаре предыдущей ночью находились в этом списке.

Все тот же подполковник ФСБ, знающий регион не понаслышке, уверен: “В республиках Северного Кавказа сейчас действуют подпольные силы, которым очень не хочется выглядеть в глазах соплеменников бесланскими чудовищами, пожирающими детей. Наверняка они активно поддерживаются Басаевым, но все-таки это относительно самостоятельные местные силы, которые будут воевать не с мирными жителями, а с представителями власти, создавая в регионе революционную обстановку”.

Проблема Нальчика — в продаже шерсти

Вчера с утра пораньше депутаты Госдумы уединились с Генпрокурором, главой МВД, первым замом главы ФСБ, вице-премьером Жуковым и полпредом президента в Южном округе Козаком. В очень закрытом режиме обсуждалась ситуация на Северном Кавказе вообще и события в Нальчике в частности.

Как обычно, выходя из зала, очень многие народные избранники разочарованно тянули: “Ну-ну-у, ничего нового я не услышал, все уже известно из газет”. Но спикер Борис Грызлов заявил, что депутатам все-таки были сообщены сведения с грифом “секретно”. И Алексей Митрофанов (ЛДПР) признал, что “кое-какие цифры и фамилии”, озвученные в зале, были ему раньше не известны.

Опять возник вопрос о том, почему боевики оказались так хорошо вооружены. Глава парламентской комиссии по Беслану сенатор Александр Торшин (он тоже присутствовал) вспомнил, что этот вопрос поднимали и год назад, но силовики заявили, что для проведения инвентаризации всего оружия в России им придется потратить половину бюджета Минобороны.

Говорили о бедности населения Кабардино-Балкарии и о коррумпированности власти. Геннадий Зюганов рассказывал о проблемах тружеников региона — о том, как трудно продать шерсть, например. Бабуринцы предложили учредить пост вице-премьера по Северному Кавказу… Сами представители исполнительной власти отказались общаться с журналистами после заседания.




Партнеры