Стенограмма пресс-конференции в «МК»

Министра правительства Москвы, руководителя Департамента потребительского рынка и услуг Владимира Ивановича Малышкова

22 октября 2005 в 00:00, просмотров: 191

Ведущий пресс-конференции – Петр Маркович Спектор – первый заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец».

Спектор: Добрый день, дорогие друзья, уважаемые коллеги. Я рад вам представить министра правительства Москвы, руководителя департамента потребительского рынка и услуг Владимира Ивановича Малышкова. Владимир Иванович у нас нередкий гость. Мы считаем Вас даже своим другом. У нас сложились деловые, конструктивные отношения с Департаментом потребительского рынка и услуг, которым Владимир Иванович руководит. Мы очень рады вас здесь видеть. Вместе с Владимиром Ивановичем у нас в гостях также Владимир Анатольевич — заместитель руководителя департамента потребительского рынка и услуг. Владимир Иванович, может быть мы построим встречу традиционно — ваше вступительное слово, а дальше вопросы коллег.

Малышков: Поскольку я ничего не выдумываю мне будет легко говорить. Я еще хотел бы представить: уже сказали, что Владимир Анатольевич — заместитель, который как раз курирует вопросы рынка, алкоголь. Поскольку будут вопросы и по рынку, и по алкоголю, вот я его и пригласил. Здесь присутствует начальник юридического управления — Абрамова Елена Викторовна, Сорокина Людмила Ивановна — начальник управления по общественному питанию и школьному питанию. Митягин Евгений Андреевич - начальник отдела, занимающийся вопросами мелкой розницы и несанкционированной торговли. Мы в таком составе, потому что могут быть какие-то специфические вопросы, и чтобы они мне помогли. Я кратенько хотел бы для вступления сказать: где мы сейчас находимся. Вот если взять Москва-торговая или Москва со своей сферой услуг — это питание, торговля, бытовое обслуживание. Как мы вообще выглядим? Я буду лаконичен и постараюсь назвать несколько цифр, чтобы вам было проще. Ну, например, с 95-го, если взять за 9 лет, у нас торговая сеть выросла в 2,5 раза. Вот то, что делалось за все годы советской власти и еще досталось в наследство от царя Гороха, от этого мы выросли в 2,5 раза. Это все за 9 лет. Было у нас более 16.5 тыс. предприятий торговли общественного питания и бытового обслуживания, сейчас — около 40 тыс. Вот это одна цифра, она, наверное, говорит о чем-то. Причем, торговля выросла в 3,5 раза, общественное питание в 1,9 раза, бытовое обслуживание в 1,8 раза. Если говорить о площади, которую занимают эти предприятия, то она выросла в 4 раза, если само количество предприятий выросло в 2,5 раза. И сегодня мы имеем почти 20 млн. кв. метров площадей, которые занимаются обслуживанием населения. Ну что это такое? Это цифра наша, будем говорить, внутренняя. А много это или мало? И как мы выглядим по сравнению со столицами мира, или по сравнению с Европой? Если говорить по большому счету, то мы приближаемся к среднему показателю по Европе. Если у нас сегодня 520 кв. метров на 1000 жителей, то в Европе — 650. Как видите, мы уже близко. Но, нам успокаиваться на этом нечего. У нас впереди еще очень много дел. Вот, например, в Лондоне и Париже на 1000 жителей почти 1000 кв. м. Т.е. чуть ли не в 2 раза больше, чем у нас. А если взять США, то у них на 1000 жителей 1200 кв. м. Вот отсюда мы и будем исходить. Хотя раздаются голоса: вот понастроили, уже и ходить негде, что называется. Правда, у них нет рынков таких, как у нас еще сохранились. У них есть небольшое количество, и они каким-то образом восполняют эту нехватку. С каждым годом мы прирастаем примерно до 2 млн. кв. метров площадей. Мы планируем таким образом, что в течение ближайшего 1,5-2 лет мы сравняемся со средним европейским уровнем. И будем двигаться дальше. Я к чему называю эти цифры? Что, если говорить, то по большому счету они как раз вот то концентрированное выражение, где мы сейчас находимся. Я могу привести еще такие цифры: объем розничного товарооборота мы перевалили уже в прошлом году за 1,4 трл. рублей по Москве. Если сравнивать это с 95-м годом — в 11,3 раза он вырос. Но есть такое понятие сопоставимые цены — вообще трудно сопоставлять, когда мы жили с вами при стабильных каких-то определенных зарплатах, при совсем не рыночной экономике. Вообще сложно сравнивать эти вещи. Я просто называю то, что практически сложилось. По приросту, каким образом у нас идет рост товарооборота. Мы планируем, что в этом году мы перевалим где-то ориентировочно за 1трл. 570 млрд. рублей. Где-то на таком месте мы будем по товарообороту. Много это или мало? Достаточно сказать, что почти 1/3 всего розничного товарооборота России дает Москва. И почти 40% оптового товара дает Москва по России. Это огромные нагрузки, потому что мы все этим пользуемся, не только москвичи. Москвичей у нас всего 10, 5 млн. где-то, а учитывая, что 6 млн. — область. Порядка 3 млн. ежедневно к нам в Москву приезжает. И того получается рост товарооборота сумасшедший. Порядка 20 млн. человек. Конечно, обеспечить это дело не так просто. Но тем не менее могу заверить вас, что мы уже стабильно уже несколько лет, мы вышли на стабильные запасы по продовольствию и не только по продовольствию, практически по всем видам товаров. И сегодня мы имеем запас по продовольствию, если взять всю массу, то в предприятиях розничной торговли у нас на 32 дня. Если ничего не будут завозить, ни одного грамма в течение 32 дней, у нас всего будет достаточно на том уровне, как есть. Я не говорю о стратегическом резерве, который есть в Москве. И специальном резерве, которым занимается правительство Москвы. Мы каждый год закладываем определенное количество картофеля, овощей. Мы закупаем порядка 1 млн. 200-1 млн. 300 тыс. тонн зерна, для того, чтобы муки и хлеба было в достатке. А также и другие зерновые. Я может быть даже больше не буду останавливаться на этих цифрах, но несколько слов буквально о том, как оценивают на Западе наш рост за эти 10 лет. Например, английская газета “Таймс” писала и берлинская, что в вопросах ресторанного бизнеса Москва сделала за 10 лет то, на что любой европейской столице потребовалось бы порядка 30-35. Темпы, конечно, в Москве сумасшедшие в этом плане. Вы знаете, что уровень качества торговли определяется по удельному весу сетевой торговли. Может быть кто не совсем понимает, что такое сетевая. Есть одиночки магазины, которые сами по себе. А есть сетевые, типа “Седьмой континент”, “Перекресток”, “Ашан” или “Эльдорадо”, “М-видео” — это сетевые, которые имеют десятки предприятий. Там всегда гибче ценовая политика, там шире ассортимент, там лучше организация работы. Уровень, как раз, качества определяется по этой сетевой торговле. Мы 6 лет тому назад имели всего 5,5-6% сетевой торговли. Сегодня мы вышли уже на уровень более 30%. Причем это достаточно серьезные цифры. Если говорить по их количеству, то их более 100, в продовольствии их около 50, а в непродовольственной — более 50 компаний, которые занимаются и обувью, и одеждой, бытовой техникой и другими товарами. Казалось бы, каким образом, нам удается сдвинуться с места? Конечно, есть четкая политика правительства Москвы в отношении развития этих сфер. Департамент, которым я руковожу - это, кстати, самый большой департамент. Я имею в виду по объему. В нашей системе трудится 1 млн. 300 тыс. человек. Каждый четвертый трудоспособный москвич, работает в этой системе. Мы уже 2 года подряд находимся на 1-м месте по наполнению бюджета, как по отчислениям в федеральный, так и в городской бюджет. Это немного и немало, почти 21% дает система потребительского рынка и услуг, а потом уже промышленность, транспорт, строители. Эта сфера из бюджета города на свое развитие практически ничего не получает. Задача стоит так, система торговли и сферы услуг должна давать городу деньги и решать социальные вопросы. Что практически и происходит. Из бюджета города планируется на следующий год и в этом году нам уже были выделены средства на покупку земель для новых кладбищ. Это очень серьезная проблема. Мы в следующем году покупаем еще 2 территории под кладбище. Наверное, вы обратили внимание, что с каждым годом у нас на кладбище немножко больше порядка становится. Эта работа продолжается. И немного выделяется средств на проектирование школьно-базовых предприятий. На этом заканчивается. Я, конечно, не говорю о выделении средств на питание школьников. Мы еще об этом поговорим. А так в основном наша отрасль дает возможность городу решать социальные вопросы. Теперь несколько слов или будет лучше если вы зададите свои вопросы по школе, по дню города, и другим темам. Если подвести кратенько итог, то я хотел бы сказать так: сегодня сфера потребительского рынка в Москве динамично развивается, но проблем у нас еще достаточно. Если вы захотите узнать, зададите вопросы, я вам отвечу. На эти основные проблемы правительство Москвы имеет четкую программу, по которой мы и работаем. Надеемся, в ближайшие 3-5 лет мы сумеем многие из этих вопросов решить, что позволит москвичам жить уютней, а гостям Москвы чувствовать себя здесь комфортней. На этом я закончу свое выступление.

Спектор: Пожалуйста ваши вопросы.

Вопрос журналиста: В анонсе пресс-конференции говорилось, что вы расскажите о том какие рынки будут закрываться. Еще на правительстве Москвы говорилось о введение налога на вмененной доход. Вот что делается в этом направлении?

Малышков: Вопрос хороший. Конечно, порождение рынков, которых у нас было 240, всего лишь 3 года назад — это временное явление и мы это сознавали. Вы помните как это все начиналось: все вышли на улицу, торговали где попало. Потом мы их чуть-чуть в разные резервации, я их так называю. Потом определили места, где они стали ставить какие-то временные сооружения. Все это допустимо было, потому что рынок был пустой. Знаете, какое раньше было выражение: предложения никакого, а спрос синеет на улице. У нас в последние годы советской власти, прилавки были пустые и многое по талонам: от водки и кончая другим. Сейчас рынок перенасыщен ассортиментом и товаров достаточно. По мере строительства торговых площадей и торговых центров надобность вот этой нецивилизованной торговли, а вынужденной пока — еще есть. Мы имеем четкую программу в конечном итоге ее резкого сокращения. Я назвал 240 рынков у нас было на период 3 года тому назад, 122 на сегодняшний день, 118 рынков закрыто. Уже 122. 118 это те, которые, или вообще не соответствующие никаким санитарным нормам или у них закончился срок аренды земли, был временный. Мы дали право без конкурса, если они там уже это место облюбовали, и уже работали, чтобы они снесли свои постройки и построили там цивилизованный торговый центр. Что большинство из них и сделало. Мы, кстати, говоря каждый месяц открываем 2-3 новых торговых центра. Причем ни какие-нибудь магазинчики, а по 30-40 и 70 кв. метров. Это большие крупные торговые центры. Мне задают вопрос, а нужны рынки? Да, нужны. И мы считаем, что они будут нужны до тех пор, пока есть спрос на них. И сегодня они дают плюс небольшие рынки, ярмарки выходного дня, они дают почти 24% товарооборота. Причем, вы знаете, кто там покупает и цены там, как бы ни хотели, как бы неприятно нам было это видеть эту нецивилизованную торговлю, цены там дешевле и народ туда идет. Но это не значит, что там все хорошо. Главный бич и беда — это фальсифицированный товар. Это опасная продукция. Это бич на рынках. Потому что качества там никто не гарантирует. Мы проверяем, периодически делаем анализы. Но я не буду вас расстраивать. Но если говорить по большому счету, то сегодня более 40% всей продаваемой там продукции — это контрабанда. Теперь по рынкам дальше. Мы считаем, что в Москве надо будет сохранить специализированные рынки. К ним относятся по продаже сельхозпродукции. У нас включена в программу в процессе приватизации рынков, а он будет, он проходит уже. С обязательным обременением на 49 лет, что там сохранится продажа сельхозпродукции. Если они нарушают это дело, у них забирают сразу. Это первое. Второе — есть специализированные рынки, ну например, по продаже автомобилей, запчастей или строительные материалы. Ну чего тащить в магазин доски, бревна и т.д. Или, например, рынок “Садовод” с “Птичкой” вместе.

Вопрос журналиста: Сколько рынков будет закрыто в этом году?

Малышков: В соответствии с «Городской целевой программой развития потребительского рынка и услуг г. Москвы на 2004-2006 годы», утвержденной постановлением Правительства Москвы от 20.04.2004 №245-ПП, проводится комплекс мероприятий по сокращениюсети рынков, не отвечающих установленным требованиям, и преобразованию их в современные торговые предприятия.

За период реализации программы до конца 2005 года на территориих 22-х рынков осуществлено и продолжается строительство крупных торговых предприятий с поэтапным вводом завершенных строительством объектов и ликвидацией рыночной торговли на освоенных участках.

В 2004-2005 годах закрыто 4 рынка («Нижние Мневники»-САО, ярмарка «Орехово»- ЮАО, оптово-розничный рынок ОАО МПКК «Мослес»-ВАО, рынок «Краснодарский»-ЮВАО) для использования земельных участков в соответствии с градостроительными планами развития территорий.

В настоящее время в городе сохранены и функционируют 23 специализированных сельскохозяйственных рынков (Усачевский, Басманный, Рижский, Кунцевский, Даниловский, Дорогомиловский, Преображенский, Коптевский и др.), где в общей сложности организовано свыше 7000 торговых мест. Доля торговых мест, выделенных на этих рынках непосредственно сельхозпроизводителям составляет около 70%.

На территориях административных округов функционирует сеть «ярмарок выходного дня», организация которых позволяет более полно обеспечить москвичей овощами и фруктами по ценам производителей, минуя посредников.

В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 12.11.2004 №762-ПП «О дополнительных мерах по развитию сетия ярмарок выходного дня» за истекший период т.г. во всех административных округах проведено свыше 2 тыс. таких ярмарок с участием товаропроизводителей регионов РФ, в том числе предприятий промышленности г. Москвы.

Вопрос журналиста: И примерно сколько рынков должно остаться?

Малышков: Мы планируем, что в городе должно остаться где-то около 80 рынков. Где-то 70-80. Все-таки мегаполис большой.

Вопрос журналиста: Расскажите поподробнее об организации школьного питания. И особенно меня интересует вопрос об инициативе вашего департамента совместно с депутатами Мосгордумы и фракцией “Единая Россия” по выделению дополнительных средств на питание старшеклассников.

Малышков: У нас есть четкая программа. Правительство Москвы 2 раза в год рассматривает эту ситуацию. И мы всегда увеличиваем возможности: увеличивая количество питающихся и качества продукции. Что для этого делается? Ну, например, по этому учебному году, что мы подготовили? Новая форма обслуживания — шведский стол. Внедряется в большинстве школ. Мы ее ввели в порядке эксперимента на 2 года, и сейчас уже почти 989 школ будут жить по этой схеме. Что это такое? Вы знаете, что такое шведский стол и мы для школьников сделали тоже самое. Это 2 первых, 2 вторых. Это несколько салатов, выпечка и прочее, напитки. Выбирай из той суммы, которая есть для тех, кто питается бесплатно. Они выбирают из этого. А те, кто за деньги питается, а у нас таких, которые питаются за деньги родителей, порядка 23%. Это и есть шведский стол — свободный выбор. Для этого нам пришлось очень огромную провести работу по переоборудованию столовых. Это требовало значительных средств. Я хочу сказать, что в этом много помогли префектуры, департамент образования и, естественно, такая совместная работа проводилась. Я хочу сказать, что этому способствовало еще и то, что сегодня только 48% всех школьных столовых и буфетов обслуживают государственные унитарные предприятия, а 52% — частные компании, которые получили на конкурсах, на тендерах, право обслуживать питанием школьников. Сначала боялись. Нас предупреждали: да, что вы делаете, зачем, да не дай Бог будут отравления. Слава Богу, пока все в порядке — не было ни одного такого случая. И наряду с ГУП добросовестно трудятся и многие частные компании. А есть школы, их порядка 16 у нас, где дирекция сама организовывает питание в этой школе. Мы к любым формам работы готовы, главное, чтобы ребенок получал качественную пищу. И из качественного сырья в первую очередь. При департаменте есть комиссия, которая вместе с народным образованием, СЭС отбирает на конкурсной основе поставщиков для школьных столовых. Поставщиков разных товаров, их у нас более 100: молочной продукции, хлебо-булочной и т. д. Мы начали этот эксперимент несколько лет назад. Это так называемый по типу самолетного варианта — бортовое питание. Ну, вы знаете: формируется подносик, на нем скомплектованный завтрак или обед и всем это дают. С 1 сентября у нас таких 60 школ. И еще в дополнение, мы планируем, что мы доведем в этом году охват горячим питанием примерно 80-85% всех школьников: из них 23% — оплачивают родители. С 1-го сентября все начальные классы у нас получают бесплатный завтрак за счет города стоимостью в 18 рублей, это 169600 детей. 273900 — детей из семей социально слабо защищенных, они получают 2-разовое питание. Это и старшеклассники, и не старшеклассники. Схема такая: родительские комитеты и советы школ решают кому и сколько давать. Вы же знаете, что есть и богатые и не обеспеченные, разные категории семей. А не обеспеченным мы даем не просто питание, а 2-разовое. Т. е. 18 рублей у нас идет на завтраки и 38 рублей идет на горячий обед. Вот это количество детей у нас, которое будет в школах получать питание. Мы еще дополнительно устанавливаем в большинстве школ автоматы. Ну, кому если мало чего-то — пошел в автомат. Там кондитерские изделия, там соки. Торговые автоматы. Еще забыл одно очень интересное: у нас в этом году идет еще один эксперимент - это карта учащегося. Мы ребенка уже с детства будем приучать иметь свой счет, свою карточку. На ней будет сумма, которая ему определена городом, допустим ученику 4-го класса - 18 рублей в день. Вот у него вся эта сумма есть. Но родители, они добавляют кто 10, кто 20 рублей на эту же карточку. И ребенок уже приучается: у него карта, ему интересно. Он идет в этот терминал и т. д. Один момент: тот, кто пользуется карточкой за счет сэкономленных сумм имеет один дополнительный день — возможность позавтракать. Почему? Там есть округление. Допустим, 10 руб. и 7 коп. или 34 коп. Эти копейки никуда не деваются, а за месяц набирается приличная сумма.

Вопрос журналиста: Чем объяснить ваше активное участие в работе городского совета ветеранов? Почему вы министр, у которого огромное количество забот, решили посвятить себя и работе с людьми, которые, нуждаются в конкретной социальной поддержке? Какие программы у вашего департамента? И второй — может ли ваш департамент как-то влиять или регулировать политику ценообразования в столичных магазинах?

Малышков: Хочу начать со 2-го вопроса. Мы не имеем права вмешиваться в политику цен. Такого права нет у нас. Если мы будем вмешиваться, то по закону, будем нести ответственность за это. Это раз. Ну тем не менее, правительство Москвы и наш департамент в частности, многое делает для того, чтобы стабилизировать цены или кому-то подбивать, извините меня, клин. Как это происходит? Если вы внимательно слушали, я сказал. Что мы имеем государственный резерв. Ну, например, мы имеем запас правительства Москвы: специально на складах мясо, жиры животные и растительные, сахар, муку, крупы. Т. е. основные товары потребительской корзины. В том числе картофель и часть овощей. Если взять 98-й год, дефолт, как сразу хотели взвинтить цены некоторые торговые деятели, не получилось сильно взвинтить. Мы выпустили с наших складовых баз по ценам, они хоть были чуть повыше, чем до дефолта, но не так как это делали в 2-3 раза другие предприниматели. Это их сразу осекло. А идти напрямую, как например было в некоторых регионах, где заставили торговать по определенной цене. Можно заставить но это на день-два, а потом отвечали, по судам ходили. Любой предприниматель подаст на тебя в суд. Еще и другие методы. Вот, вы задали, вопрос о ветеранах. Я считаю, что этот вопрос, почему я как министр этому уделяю большое внимание? Это наш святой долг. Я даже не знаю, надо ли вообще это объяснять. Тем более, что я родился в год начала войны и помню многие вещи и после войны, и сколько я потерял родственников. Но дело не в этом. Можно спорить в разных итогах, кто больше сделал во время войны, кто меньше. Погибло огромное количество людей и те подвиги, которые были, они несоизмеримы с теми издержками, которые война принесла. Эти подвиги будут помнить на века. Я думаю, что вы все знаете, что правительство Москвы, выделяет 40 с лишним процентов из бюджета на социальные нужды. Мы постоянно индексируем эти цифры, дополняем, даем свою пенсию. 347 магазинов аккредитованы по всем округам. К ним прикреплены все ветераны войны по специальной карточке, которая предоставляет 10% скидку на товары потребительской корзины. Кроме того, применение социальной карты осуществляют около 290 магазинов и 400 предприятий бытового обслуживания в рамках собственных дисконтных программ. К их числу относятся универсамы «Спар», «Магнолия», «Мой магазин», «Сортс», предприятия торговой сети «Остров», «Самохвал», прачечные-химчистки «Диана» и «Лисичка», предприятия по ремонту бытовой техники, например, такие как «А-Айсберг» и др. В любом из этих предприятий держатели социальной карты могут приобрести товары или услуги со скидкой в размере от 3 до 15%. Обслуживание осуществляется исключительно за счет средств компаний без возмещения затрат из бюджета города.

Вопрос журналиста: Какие принимаются меры по защите прав потредителей от некачественных товаров?

Малышков: Вы меня извините, может некорректно критиковать российское правительство. Вы понимаете, что происходит. Вот была госторгинспекция, она занималась вопросами потребительского рынка: качеством товаров и т. д. Взяли, ликвидировали ее. Произошла у них там реструктуризация управленческих дел и ликвидировали, объединили ее вместе с СЭС и со всеми инстанциями. Вся беда в том, что они количество людей, наоборот - сократили. Раньше в Москве занимались этим порядка 5 тыс. с лишним человек, сейчас — 1600 или 1700 на такую огромную территорию. Конечно, они не в силах справиться. И тем не менее, заниматься этим вопросом нужно. Я могу сказать больше, мы написали с начальником в контрольного управление Веселовским Сергеем Ивановичем и мэр нас поддержал, мы будем создавать свою московскую госинспекцию при правительстве Москвы. Я вам могу сказать то, что касается косметики. Я вам никогда не советую, покупать на рынке. Лучше купить немножко и в хорошем магазине, чем большой пузырек на рынке. И это не только касается косметики. Лейблы ставят известных фирм, компаний, а шьют вьетнамцы у нас в подпольных цехах. Всем этим торгинспекция раньше занималась. А сейчас вот ее нет, а нам придется все равно этим заниматься. Теперь, что касается птичьего мяса? Ну, во-первых, мы из тех регионов мясо птицы не получаем. Москва имеет вокруг себя 22 птицефабрики, в Московской области, в Калужской области и прилегающих к нам районах центрального федерального округа, откуда мы получаем мясо птицы. И плюс то, что к нам приходят эти «ножки», их там по-разному называют, из — Бразилии, Штатов и еще. А из тех регионов, где это все произошло, мы не получаем. Мы поставили дополнительный кордон, всех предупредили, соответствующие указания есть. У нас схемы категорически запрещающие ввоз, несмотря ни на что. Пока ешьте, не бойтесь.

Вопрос журналиста: Какие планы у правительства Москвы в отношении «блошиных» рынков?

Малышков: Вот такие рынки сохраним,как их у нас в народе называют, блошиные. Почему? Во всем мире продажа вторичная, и даже третичная продажа товара, она востребована. Почему? Даже в самых развитых и богатых странах есть определенный процент людей, которые не могут покупать в магазине. Которых устраивает даже вторичный-третичный используемый товар. Обуви или одежды.

Кроме того, в рамках решения социальных вопросов на рынках организованы торговые зоны для реализации гражданами бывших в употреблении вещей. Под указанные цели в выходные дни на 35 рынках выделяется свыше 1800 бесплатных торговых мест. В соответствии с установленным порядком субъектами торговли товарами, бывшими в употреблении, являются лица пенсионного возраста и малоимущие граждане. Реализация товаров осуществляется при наличии документа, подтверждающего из дезобработку.

Вопрос журналиста: Планируется закрыть Черкизовский рынок?

Малышков: “Чайка”, как он там назывался? Его уже закрыли. Хочу вам сказать так, не знаю обрадуетесь вы или нет. Но там будет построено, сейчас идет серьезная предпроектная разработка, огромный торговый комплекс. Закрытый, все как положено, с автостоянками, подъездами, бюро услуг и т. д. А все что было до этого будет закрыто в обязательном порядке. За исключением Вернисажа. Вы знаете, там, где продают сувениры, его сейчас восстановили после пожара. Его надо оставить — это уникальное явление, очень привлекательное. Я там с огромным удовольствием хожу, ну просто интересно. Там есть такие интересные вещи. Они останутся. А в перспективе таких рынков, какие сегодня они есть, их не будет вообще в Москве.

Вопрос журналиста: Это скажется на цене продукции и ассортименте?

Малышков: Конечно, скажется. Если я бы вас обманул и сказал: да, нет, все будет дешевле, не будет дешевле. Я уже вам сказал, что мы не закрываем все сразу, а по мере постепенного накопления и возможностей покупателя. Мы же понимаем, что у нас 5 лет назад была одна покупательская способность, а сейчас — другая. Мы в нашем департаменте как никто видим всю картину. Хотите вы, можете критиковать меня, но у нас улучшается жизненный уровень, потому что мы это видим ни по каким-то там словам, а по конкретным покупкам. По конкретным тратам денег, конкретным суммам положенным в банки. У нас это все проходит как в зеркале. Если вас что-то интересует, то я могу вам до мелочей разложить, как мы живем от месяца к месяцу.

Вопрос журналиста: Скажите а сколько сейчас стоит собрать ребенка в школу, у Вас есть такие цифры?

Малышков: Да не просто известно, у меня эти цифры, сводки каждое утро на столе: где, чего, как поднимается с каждым днем. Вот карандаш, то, что 10 дней назад он стоил дешевле, а сейчас становится дороже. Чем ближе, я думаю к 1 сентябрю, ну незначительно конечно. Но я хочу сказать, что на канцелярские товары и школьно-письменные принадлежности цена, практически, по сравнению с прошлым годом, не повысилась. А вот на обувь, одежду, школьную форму цена повысилась на отечественные товары в пределах от 10 до 15%, по импорту еще больше. Сегодня, я кстати говоря, у меня перед собой сегодняшнее “МК”, я пока еду из дома на работу я всю ее штудирую. Вот в “МК” сегодня дали эти цифры. Но, я вам хочу сказать, что не пишут какая минимальная цена сегодня, а пишут, допустим, в магазине комплект школьной формы: рубашка, брюки, жилетка, пиджак от 2900 рублей, а на рынке 1800. Почему-то не хотят написать, что у нас разные есть цены, в разных магазинах. Причем, во многих магазинах они вообще друг на друга непохожи. И у нас, я могу вам назвать, сегодня есть стоимость и гораздо большая. Если я вам назову, вот вы написали от 2900 рублей в магазинах, есть и по 6000 и по 8 тыс. и по 10 тыс. рублей, но у нас есть и по 1700, и по 1800 руб. Причем, таких немало. И обувь тоже самое с обувью. Есть, детские ботиночки по 300 долларов. И в то же время есть наши, которые стоят 250 рублей! Поэтому, тут надо все, знаете как..... все от карандаша, извините меня, до пиджака. Теперь и цены разные абсолютно. Поэтому, есть Рио, я был сам там на открытии, там по сравнению с нашими отечественными на 40% дешевле стоят комплекты и для девочек, и для мальчиков. Причем разных возрастов. Количество сегодня достаточно для всех. Еще особо радует, с каждым годом наши товаропроизводители вытесняют импорт все больше и больше. Мы это оцениваем по системе цена-качество. Так вот и цена и качество, ну например, фабрика “Парижская коммуна”. Там обувь, делается по импортным технологиям вся. Аналогичные такие же сандалики, туфельки, если привезены из Италии то стоят почти в 4-5 раз дороже. А тут тоже самое тот же материал, та же колодка, та же технология. Поэтому мы постепенно начинаем вытеснять импорт. Я могу сказать, что по ряду видов и одежды, и обуви и других товаров уже до 70% — это наши отечественные товары.

Спектор: Дорогие друзья, я бы предложил, поздравить Владимира Ивановича с высокой правительственной наградой — указом президента России, Владимир Иванович награжден орденом “Почета”. Давайте поздравим Владимира Ивановича! На этой мажорной ноте мы заканчиваем нашу пресс-конференцию.




Партнеры