Боец, защитник и учитель

“Он понимал, что изменения сметут его самого. Но был готов к этому”

22 октября 2005 в 00:00, просмотров: 209

Вчера в здании Российской академии наук прошла церемония прощания с Александром Яковлевым.


В зале можно было заметить массу знакомых лиц: как-то незаметно в толпе вдруг оказалась Наина Ельцина с букетом белых роз, а за ней — с алыми цветами в руках — губернатор Орловской области Егор Строев. Среди пришедших были и представители медиасообщества — Константин Эрнст и Евгений Киселев, и чиновники — например, Михаил Швыдкой.

Со словами прощания выступили два представителя президентской администрации. Так, по словам начальника Управления президента по работе с обращениями граждан Михаила Миронова, Александр Яковлев в жизни всегда был бойцом: “В годы войны командиром взвода первым поднимал в атаку солдат... Вернулся — и снова в бой, за знаниями...” Но, как считает Миронов, самая яркая строка биографии покойного — его деятельность по организации реабилитации жертв политических репрессий. А советник президента Андрей Илларионов нашел для Яковлева другое определение: “Он защищал во время войны от германского фашизма, позже — от отечественной реакции, мракобесия и отечественного фашизма”. В последние же годы, по словам Илларионова, Александр Николаевич сделал многое для того, чтобы защитить всех нас от равнодушия.

Посол Канады в России зачитал текст письма вдове покойного от премьер-министра Канады Пола Мартина: “В течение 10 лет, что он служил в качестве посла в Канаде, г-н Яковлев пользовался огромным уважением во всей стране. И именно в Канаде состоялась встреча Яковлева с Горбачевым, с которым он впоследствии работал, чтобы изменить мир, принести свободу и демократию в Россию”.

Лагерь демократов олицетворяли Ирина Хакамада и Григорий Явлинский. Первая сожалела о том, что для таких, как она, ушел “один из самых больших учителей, который умел слушать, давать советы, терпеливо смотреть на учеников, которые совершают ошибки”. А лидер “Яблока” назвал покойного человеком, “который точно понимал самые сложные механизмы в политике”. “Он понимал, что изменения сметут его самого. Он был готов к этому. Таких политиков очень мало, если они вообще встречаются”, — грустно закончил Явлинский.





Партнеры