Миллион для Марьиванны

Кому достанутся президентские премии?

24 октября 2005 в 00:00, просмотров: 288

Получать награду всегда приятно. А уж от Президента РФ — вдвойне. Владимир Путин распорядился назначить 10 тысяч премий по 100 тысяч рублей лучшим отечественным учителям и 3 тысячи премий по 1 миллиону целковых — лучшим школам. Осталось только определить, кто достоин этой высокой чести... О проблеме отбора кандидатов на премию шла речь во время “круглого стола”, состоявшегося при участии известных столичных педагогов, директоров школ, родителей и чиновников от образования.


Критерии оценки достойнейших уже названы и опубликованы на сайте Минобрнауки. К кандидату предъявляются жесткие требования. Чтоб “не пил, не курил” — это само собой... Кроме того, он должен иметь не менее трех лет педстажа в школе, полную нагрузку (18 и более уроков в неделю), классное руководство и “позитивную динамику обучающихся за последние три года”, а также опыт участия в педагогических мастер-классах, семинарах, конференциях, учительских конкурсах. Приветствуется наличие авторских программ, разработок, учебных пособий, различных званий, наград, поощрений. Кандидатуру лучшего учителя выдвигает сначала школа, потом ее обсуждают на муниципальном уровне, далее рассматривают на комиссии субъекта РФ, и только потом фамилия счастливчика попадет в заветный список.

Однако даже кристально чистая биография (“не был, не привлекался, не имею”) еще не гарантирует получения денег. Педагога должна еще обсудить общественность, прежде всего — его ученики (как бывшие, так и нынешние), родители и коллеги по работе. Вот тут-то и следует ждать подвоха... Припомнит, например, какой-нибудь Вовочка “двойку”, поставленную в пятом классе, — и прощай, премия...

Но еще опаснее мнение родителей — уж они-то точно отыграются за все школьные поборы... Не стоит скидывать со счетов и обсуждение коллег. Школьные педколлективы в основном женские, интриги и зависть являются самым обычным делом... Поэтому обсуждение кандидатуры может запросто перерасти в сведение старых счетов и прилюдную стирку грязного белья... Кстати, один учитель-счастливчик придется в Москве на 150 коллег — три полных учительских коллектива. При прочих равных как объективно выбрать лучшего? Каждая школа, разумеется, будет проталкивать своего кандидата. Придется, наверное, кидать жребий или задействовать административный ресурс — методистов из управлений образования. А их мнение не всегда объективно...

Возражения педагогов вызвал и пункт о наличии у претендента правительственных орденов и медалей.

— Количество наград во многом зависит от возраста, — высказал общее мнение директор школы Ефим Рачевский, — чем старше учитель, тем их, понятно, больше. Но сейчас особенно важно поддерживать молодых, а не перекрывать им таким образом кислород...

В общем, прежде чем заполучить свои 100 тысяч, учителю придется долго доказывать, что он весь белый и пушистый... Стоят ли президентские деньги таких унижений? Конечно, для провинции, а тем более села, сумма огромная (зарплата примерно за два года), и для города тоже немаленькая... Но, как говорится, здоровье дороже. Не случайно “Учитель года Москвы-2004” Андрей Лукутин заметил, что для победы в любом состязании нужны не только талант и умение преподнести себя, но и крепкое здоровье вкупе с немалой выдержкой — чтобы вынести долгую нервотрепку.

Лукутин указал на еще одну недоработку в отборе претендентов. “За бортом” окажутся директора школ, ведь по закону им положено иметь не более 9 уроков в неделю. Да и классным руководством они, как правило, не занимаются... Вот и получается, что талантливые люди, сделавшие свои школы лучшими, не получат награды. А это по крайней мере несправедливо...

Еще большие споры вызвали критерии лучшей школы. По опубликованным правилам, учебное заведение сначала выдвигает муниципальный совет по образованию, потом его рассматривает комиссия субъекта Федерации. В среднем по стране получится одна школа из двадцати, но для каждого региона будет своя квота.

Среди предъявляемых к школе требований значатся и такие, как активная деятельность по “привлечению внебюджетных средств” и “отсутствие жалоб граждан на неправомерные действия администрации, в том числе при приеме детей”. Это значит, что подавляющее большинство сельских альма-матер и практически все престижные гимназии, лицеи, языковые и прочие “углубленные” школы выпадут из списка.

Где, скажите, деревенская школа сможет найти внебюджетные средства? Опять просить у родителей учеников? Те бы и рады дать, да, как говорится, негде взять... С другой стороны, богатые столичные альма-матер не подойдут по критерию “отсутствие жалоб”. Чем “круче” школа (больше иностранных языков, дополнительных предметов, IT-технологий), тем сложнее в нее попасть. Не секрет, что в гимназиях и лицеях давно уже существует негласный конкурс. И всегда найдутся обиженные родители, чьи дети не попали в первый класс...

Еще один, весьма спорный критерий отбора, на который обратили внимание педагоги, — отсутствие в течение двух лет зарегистрированных травм во время учебы и преступлений, совершаемых учениками. По словам участников “круглого стола”, это может привести лишь к тому, что школьные травмы и правонарушения просто перестанут регистрироваться. Кому захочется портить свою репутацию? К тому же пострадают учебные заведения с хорошей спортивной базой — чем больше в школе футбольных, хоккейных и прочих секций, тем выше вероятность травматизма.

Непонятно также, смогут ли участвовать в конкурсном отборе частные школы и их учителя. Отношение к ним со стороны местных чиновников не всегда объективное, да и оценивать их, наверное, следует по особым критериям...




    Партнеры