Скотская участь

Годовалых медвежат с площадки молодняка сдавали в рестораны

25 октября 2005 в 00:00, просмотров: 440

Любой зоопарк хранит множество тайн, которые никогда не станут достоянием общественности.

О многих фактах работники этих заведений предпочитают умалчивать, дабы не разрушить добрую сказку, придуманную для наивных детей. “Зона повышенной опасности” — эту табличку-предупреждение можно увидеть в каждом российском зоопарке. Только к кому обращен призыв? Как часто погибают животные, куда отправляют престарелых зверей, почему голодают хищники? Репортеры “МК” приоткрыли завесу тайны региональных зоопарков.


Абаканский зоосад насквозь пропитан серостью. Кругом покосившиеся клетки из ржавых железных прутьев, цветочные клумбы здесь разбивают по старинке — в автомобильных шинах, в кафе торгуют затхлыми беляшами, а около кассы установлен ящик с надписью “Помогите нашим животным!”. Вот уже несколько лет сотрудники таким образом пытаются спасти сотни животных от голодной смерти.

В мутном водоеме за полинявшей сеткой замер белый лебедь Кликуш. Когда-то он пытался выбраться из казенного дома, и “в наказание” ветврач зоопарка удалил ему две трети крыла. Но в отличие от своих водоплавающих соседей — утки и гуся — ему несказанно повезло. Недавно лебедя взяла на содержание местная газета “Огни Саян”. Каждый месяц журналисты сбрасываются на своего подопечного. Другим птицам приходится довольствоваться хлебными крошками, которые подкидывают редкие посетители.

“Утка и гусь обходится в месяц в 90 рублей, сутки содержания птицы — 3 рубля” — такие унизительные таблички-прошения с расценками висят на клетке у каждого животного. Опекуны нашлись только у нескольких обезьян, попугая и белого медведя. А вот сибирской рыси, азиатскому волку и другим хищникам рассчитывать на помощь не приходится. Их содержание составляет порядка 3000 рублей в месяц, лисица — вдвое дешевле, а месячная норма тигра и подавно достигает 9000 рублей.

Прогулка по крошечному зоосаду занимает не больше пятнадцати минут. Да и смотреть здесь не на что. Животные уже давно не резвятся и не развлекают детей. Большая часть и подавно не покидает свои ветхие строения с огромными дырами...

Макака выжила на пряниках от посетителей

Зачастую городская администрация не в состоянии выделять требуемую сумму из бюджета на нужды провинциальных зверинцев. В прошлом году история Омского зоопарка потрясла всю Россию. Тогда от голода одно за другим стали умирать животные. Одна порция мяса делилась между лисами, волками и пеликанами — ее растягивали на неделю. Вместо положенных 50 тысяч рублей городские власти выделяли зоопарку семь тысяч. Вопреки правилам посетителям вынуждены были разрешить кормление зверей. Макака-резус неделю жила на принесенных для нее пряниках. А хищ ники поглощали тыкву, кабачки и капусту. Но это не спасло животных. От страшного холода заболел пневмонией и умер редкий представитель семейства енотовидных — носуха. От истощения погибла косуля. Яйца редких пород кур, которые раньше откладывались для дальнейшего разведения, работники зоопарка вынуждены были варить, чтобы прокормить других питомцев. В вольере, где обитало три десятка крыс, осталось всего несколько экземпляров, оставленных для воспроизводства. Остальные пошли на корм редким видам хищников, которые не могли питаться пряниками и хлебом.

Это не единственный зоосад в России, где животные мрут от голода на глазах у персонала. Такая же участь постигла зверей Самарского, Камчатского, Кемеровского, Казанского и многих других региональных зоопарков.

Хуже блокады?

Когда речь заходит о том, что животные в зоопарках вынуждены голодать, бывшие работники зверинцев недоуменно разводят руками: “Мы ведь животных от голода во время войны спасали, почему же в благополучное время они вымирают?”. В Санкт-Петербурге нам удалось пообщаться с женщиной, которая во время войны 15-летней девчонкой помогала выживать Ленинградскому зоопарку.

— Когда в 41-м начали бомбить наш город, часть зверей мы эвакуировали в Казань, о чем потом пожалели — ни одно животное оттуда не вернулось, все погибли, — рассказывает Галина Степановна Бездолинная. — Часть крупных хищников работникам зоопарка пришлось самим расстрелять, когда начались бомбежки. Но зато всю блокаду пережила бегемотиха Красавица. Чтобы она не умерла от голода, мы набивали ее желудок распаренными опилками. Евдокия Ивановна, работник зоопарка, каждый день приносила Красавице по сорок ведер воды, грела на печке и мыла бегемотиху, смазывая ее камфорным маслом, чтобы кожа не трескалась. Когда начинались бомбежки, бегемотиха опускалась в пустой бассейн вместе с Евдокией Ивановной, и женщина как могла успокаивала ее. Других животных мы кормили распаренным жмыхом, который зашивали в кроличьи шкурки. Ту страшную блокаду пережили черный гриф, два оленя и медведь.

— Неужели ни одно животное тогда не съели? — удивляюсь я.

— С тех времен осталось много загадок. Вполне возможно, что кого-то и съели. Ведь ни один из сотрудников зоопарка не погиб тогда от голода. Но, например, когда во время бомбежки ранило оленя, его не пустили на убой, а стали лечить. Когда у обезьяны родился детеныш, ему с молочной кухни даже носили молоко. А в 42-м году зоопарку пожертвовали целую тонну хлебной крошки.

Медведи на съедение

Продолжительность жизни зверей в питомниках, как правило, сокращается вдвое. Тяжелее всего приходится медведям. Именно их чаще других “эксплуатирует” человек.

— По весне в нашем городе появляются толпы медвежат. Это обычное явление. Найти в конце зимы медвежонка — раз плюнуть, — вспоминает бывший директор Ленинградского зоопарка Иван Корнеев. — Убиваешь самку — и детеныш твой. Но эти звери годятся в дело только до двух лет. Мишке-переростку одна дорога — либо расстрел, либо его просто выбрасывают на улицу. Иногда их запирают в темном подвале, где они умирают от голода. Например, в Купчине — спальном районе Питера — один мужик медведей партиями в гараже разводил. Потом продавал за 100—300 долларов. Тех, кого не успевал реализовать, съедал.

На протяжении многих лет в каждом советском зоопарке существовала площадка молодняка. Два десятка трехмесячных медвежат кувыркались, резвились, визжали на травяном ковре. Умилительная картина вызывала бурный восторг у детворы. С наступлением холодов аттракцион закрывали.

— Осенью эти животные становились никому не нужны. В цирк медвежат-подростков не брали, так как они уже не поддавались дрессировке, поэтому их отправляли в ленинградский ресторан “Охотничий домик”, — откровенничает Корнеев. — В 90-х годах мы категорически отказались от этого жестокого шоу.

В каждом зоопарке существуют свои белые страницы, которые сотрудники заведения предпочитают молча пролистнуть.

— Для меня стало большим потрясением, когда в один из первых дней своей работы в зоопарке — двадцать лет назад, я подрабатывал там обыкновенным рабочим, — мне приказали скормить тиграм и львам две тысячи живых цыплят. Это производилось в отсутствие посетителей. Картина была ужасающей — цыплята орали на весь зоопарк, потому что наши хищники, не приученные к самостоятельной добыче пищи, долго не могли справиться с жертвой. Вскоре мы отказались от подобных экспериментов, — рассказывает Иван Корнеев. — Но недавно я узнал, что подобное практикуется и по сей день. У нас живут маленькие американские свинки-пекари, они активно размножаются, и это многочисленное потомство никому не нужно. За ненадобностью пекари стали скармливать все тем же тиграм. А недавно в прессе прошла информация, что сотрудник Ленинградского зоопарка скармливает белым медведям дворовых котов. Кидает бедолаг в бассейн к медведям, и те рвут их на части. Естественно, сотрудники зоопарка опровергают эту информацию...

Как “спасли олешков”

Часть животных даже в благополучных зверинцах умирает от непрофессионального обращения с ними.

— В сентябре прошлого года в Ленинградском зоопарке погиб жираф, — продолжает Корнеев. — Для содержания таких экзотических зверей необходимо положить специальное наземное покрытие, чтобы они не поскальзывались. Но как раз на этом покрытии решили сэкономить. Прошлая осень выдалась промозглой. Пока меняли полы, жирафов держали на улице. У пожилого жирафа Гамлета после недельного пребывания на холоде разболелись ноги. К концу своего “рабочего” дня он еле держался на ногах, стоял, опершись на изгородь, чтобы не упасть, — это заметили все посетители. А когда этих животных первый раз выгнали на новый пол, Гамлет сразу же поскользнулся и сел на шпагат. Ветврачи на протяжении четырех часов пытались поднять животное. Жираф сопротивлялся. В итоге разбил всю голову и умер.

— Достаточно нелепая история произошла с северными оленями, которых доставили в Ленинград из Мурманска, — говорит мой собеседник. — Тогда в питерской прессе появились высокопарные статьи: “Ленинградский зоопарк спас от смерти четырех олешков”. Этих ослабленных животных забрали прямо от ворот мясокомбината. Но какое же это спасение?! Всем известно, что северных оленей разводят на мясо, как коров и свиней. Они понадобились зоопарку, чтобы зимой катать в упряжках детей и таким образом зарабатывать дополнительные деньги. Летом оленей поместили в центре зоопарка в бывшую детскую песочницу, огороженную сеткой. Через 15 дней один из них умер от легочного заболевания. Мало того, весь его организм был забит глистами.

В августе прошлого года в Ленинградском зоопарке произошел крупный пожар в террариуме. Сгорели более двухсот змей. Эту ценную коллекцию собирали на протяжении десяти лет. Той же зимой не стало десятка попугаев. Птицы умерли от холода.

Крюк в ушах

Проблемами зоопарков давно интересуются центры защиты животных. Мы встретились с представителями одной из таких организаций. Вот уже больше десяти лет Ирина Новожилова и Константин Сабинин борются против существования зоопарков в России. Перед тем как начать беседу, собеседники демонстрируют мне фильм, отснятый немецкими защитниками животных, который никогда не покажут по центральному телевидению. Жуткие кадры из ЮАР — именно оттуда доставляют в российские цирки и зоопарки слонов — потрясают воображение. Любителям цирковых представлений лучше никогда не знать о том, как эти животные попадают на арену.

— Чтобы приручить этих зверей, их совсем еще малышами загоняют на слоновьи фермы и каждый день жестоко избивают палками и плетью, — звучит низкий закадровый голос. — Ссадины на теле слонов не заживают. Ровно четыреста часов длятся побои, и только после этого ада животное становится абсолютно ручным.

На экране изображен огромный хлев, где “выращивают” полуфабрикат для цирков и зоопарков. Слоны, точно коровы, стоят, опустив головы, в крошечных узких загонах. У каждого из них в ушах огромные петли, в которых торчит железный крюк с веревкой. Таким образом слонов выводят из загона. Вначале зверь дико кричит от боли, сопротивляется. Со временем смиряется с безысходностью своего положения и послушно следует за хозяином. После трех месяцев пытки молодых слонят можно смело отправлять в зоопарки. В неволе слоны редко доживают до 15 лет. Зато на воле их век равен семидесяти годам.

— Когда животных отлавливают в природе, на защиту детеныша встает все стадо. Таким образом, чтобы выловить двух крошечных шимпанзе, надо истребить всех остальных. То же самое происходит со слонами и дельфинами. В Японии дельфинов загоняют в специальный отсек и отстреливают взрослых, чтобы забрать детеныша, — рассказывает Ирина Новожилова. — Большинство животных в замкнутом пространстве сходят с ума. Наверняка вы не раз наблюдали, как волк или лисица мечется по клетке и трясет головой. Таких зверей называют “зооходцы”. Это явление говорит об очень серьезном нервном срыве у животного.

По словам моих собеседников, одни из самых негуманных зоопарков — передвижные. Там “трудятся” старые, искалеченные дрессурой животные. В декабре прошлого года в центре Мурома на глазах горожан на протяжении недели погибали животные из передвижного зоопарка от голода и холода.

— Мы не успели спасти верблюда, тигра, рысь, пантеру и волка, — рассказывает Константин Сабинин. — Дрессировщик после выступления удрал с деньгами, а животных оставил замерзать на улице. Верблюда съели азербайджанцы, которые работали в том же цирке. Остальные звери передохли.

А вот отзыв москвички, опубликованный в интернете, о передвижном зооцирке, работавшем прошлой зимой на окраине столицы. “В Люблино находится “выездной зоопарк”. Животные сидят в маленьких клетках на улице, без подстилки. Волков в одной клетке насчитывается аж семь штук — им даже лечь негде. Обезьяна в неотапливаемой клетке еле передвигается. Маленькие дети пребывают в ужасе от такого зрелища”.

На днях обнаружен еще один “спонтанный” зоопарк в четырех километрах от станции Домодедово. В холодной пещере круглогодично живут в клетках списанные цирковые животные. Среди них лошадь Пржевальского, занесенная в Красную книгу, редкие виды обезьян и рысь. Таким образом хозяин кафе привлекает посетителей...

По всей России зоопарков насчитывается порядка тысячи. В среднем провинциальный зверинец содержит не меньше ста представителей разных видов живности. С каждым годом количество государственных и частных зоопарков растет. Соответственно, увеличивается и цифра погибших диких животных...



    Партнеры