Шариков стал сукой

На репетиции пьесы Булгакова смешались люди и звери

26 октября 2005 в 00:00, просмотров: 710

“Hot dog” — так перекрестил знаменитое “Собачье сердце” Булгакова режиссер Дмитрий Петрунь в Театре на Малой Бронной. На предпремьерном прогоне зрители были немало удивлены, обнаружив на сцене вместо кобеля, из которого профессор Преображенский делал нового человека, суку.


С самого начала стало ясно, что режиссер — экстремал и подвергает артистов серьезному испытанию. А именно: на сцену в качестве их партнеров вывел живую собаку, от вида которой публика возбудилась. Псина, надо заметить, хоть и была дворянской породы, то есть дворнягой, но не имела ничего общего с бродягой из подворотни голодной Москвы 20-х годов. Даже сквозь металлические прутья клетки, в которой ее вывезли, были видны ее упитанные бока, покрытые гладкой и блестящей под софитами шерстью. Но самое удивительное, что Шарикова играла сучка, а не кобель. На сцене сучка вела себя вполне благопристойно, выдавая хорошее воспитание, содержание и уход.

Впрочем, мадам Шарикову достаточно быстро увели с подмостков, дабы не смущать господ артистов, разыгравших свою версию “Собачьего сердца”. Запрещенный роман знает несколько сценических версий (Театр Станиславского и МТЮЗ) и один блестящий киновариант (режиссер Бортко, потрясающая работа Евгения Евстигнеева). Однако в сравнении со своими предшественниками малобронновское “Собачье сердце” отличилось больше по балетной части. Во всяком случае, пластическими элементами оформлены некоторые мизансцены. Одни удачно и к месту — например, явление сразу трех Шариковых, но уже в человеческом обличье. Другие смотрелись претенциозно, как в случае живенькой групповой проходки пациентов профессора Преображенского, желавших трансплантировать себе яичники обезьяны.

Очень странная пара — профессор и его ассистент доктор Борменталь. Последний мало похож на почтенного и добросовестного ученика, а скорее разыгрывает свою партию — смесь ироничности с демоничностью, что на сцене выглядит по меньшей мере нелепо. Да и сам профессор в исполнении Ивана Шабалтаса удивляет своей немотивированной капризностью всем недовольного, усталого барина, почему-то усаженного в инвалидное кресло. Вообще распределение ролей в “Hot dog” кажется такой же условной натяжкой, как и явление живой сучки. Скажем, роль прислуги Дарьи Петровны играет актриса Кречетова, и статью, и манерами более годящаяся на роль заслуженного педагога, чем прислуги в господском доме.

Ну а что же сам Шариков — артист Голубков? Пока кроме того, что тело его отлично накачано и тяжелый подбородок в сочетании с крутым лбом сближают его с героем пролетарского происхождения, больше добавить нечего.

За неделю “Hot dog” все-таки понес потери: со сцены сошла мадам Шарикова. Режиссер Дмитрий Петрунь решил, что она слишком конкретна для его замысла, и лишил артистку роли. Может быть, лучшей в ее жизни.




    Партнеры