Место встречного изменить нельзя

Ногинские трамваи расходятся строго без расписания

26 октября 2005 в 00:00, просмотров: 220

Самая старинная трамвайная линия-одноколейка, построенная при советской власти, в 1924 году, находится в подмосковном Ногинске — бывшем Богородске, описанном у Ильфа и Петрова в “12 стульях” как Старгород. Как ни странно, эта линия до сих пор функционирует, причем в первоначальном виде. Проект, приписанный литературному герою инженеру Треухову, а на самом деле пробитый всесоюзным старостой Калининым, по-прежнему является исторической гордостью горожан. Вскоре ногинский трамвай может кардинально измениться — здесь планируется постройка современной линии. Нашему корреспонденту удалось прокатиться еще в старом трамвае.


“Никто в точности не знал, когда начали строить старгородский трамвай... Трамвайная станция, постройка которой замерла на фундаменте, была задумана Треуховым уже давно, еще в 1912 году, но городская управа проект отвергла. Через два года Треухов возобновил штурм городской управы, но помешала война. После войны помешала революция. Теперь помешали нэп, хозрасчет, самоокупаемость. Фундамент на лето зарастал цветами, а зимой дети устраивали там ледяные горки” (Ильф и Петров. “Двенадцать стульев”).

— Деточка, если ты до города, то лучше садись на маршрутку, на ней за десять минут доедешь, — посоветовали заботливые старушки на конечной остановке “Поселок Октябрь”.

Но вот подъехал громыхающий и позвякивающий вагончик. Сажусь, оглядываюсь — в трамвае практически пусто. Кстати, проезд оплачивать буду только я: хотя помимо пенсионеров в конце салона сидят две девушки, но у них тоже льготные удостоверения. Кондуктора в вагоне нет, его заменяет сам вагоновожатый: сначала он всех запускает в трамвай, а потом самостоятельно проходит по вагону, собирая оплату за проезд.

Через остановку входит много людей с сумками и тележками: рядом продуктовый рынок, на котором отовариваются многие горожане. Вагоновожатый лишь выглядывает в салон: на этот раз “обилечивать” вообще некого — сплошные льготники...

— А вот в Самарканде никакого трамвая не надо. Там все на ешаках ездят. Ешак три рубля стоит — дешевка. А подымает пудов десять!.. Маленький такой ешачок, даже удивительно!

— Вот это есть Азия! — сердито сказал Треухов. — Ишак три рубля стоит, а скормить ему нужно тридцать рублей в год.

— А на трамвае вашем вы много на тридцать рублей наездите? Триста раз. Даже не каждый день в году (Ильф и Петров. “Двенадцать стульев”).

Еще один тип пассажиров ногинского трамвая — молодые мамы с колясками. Дело в том, что трамвай в городе — единственный транспорт, в который можно завезти коляску, а ездить мамашам приходится нередко: на окраинах города детских врачей-специалистов нет, поэтому малышей возят через весь Ногинск в центральную поликлинику.

Тем временем мы уже проехали почти половину намеченного пути, и теперь пассажиров в вагоне много, всем даже мест не хватает. За все время продан лишь один билет. Вдруг трамвай останавливается, крякает пару раз и испускает последний дух. Водитель берет ломик и выходит из вагона.

— Сейчас починит, — успокаивают соседей бабушки. — Они иногда так выходят с ломиком: постучат что-то, и дальше едем.

К сожалению, на этот раз чуда не произошло: водитель объявил, что дальше мы не тронемся и, покинув вагон, пошел искать автомат, чтобы позвонить диспетчеру. Кто-то был раздосадован, что не доехал-то всего остановку, кто-то возмущался: “Как решишь на трамвае доехать, так что-нибудь случится!” На что другие отвечали, что вагоны старые и что водитель не волшебник. Так, ворча и похрамывая, вся толпа двинулась к ближайшей остановке автобуса, повторяющего маршрут трамвая. Проезд в автобусах для льготников тоже бесплатный.

А я решила пройти оставшийся путь пешком, вдоль рельсов: хотелось узнать, догонит ли меня трамвай. Взглянула на часы — проезд половины дороги занял 25 минут, значит, до города все 50 выйдут — против 10 на маршрутке.

Трамвай так и не догнал. Зато встретила ждущего на разъезде “встречного” — именно так ногинчане называют трамвай, двигающийся навстречу, водителю которого — очень милой девушке — я сообщила о неприятности. На что она не сильно огорчилась: сломался — починят, хуже, если кто-то припарковался прямо на путях — иногда беспечных владельцев авто по полдня ждут.

Дело в том, что трамвай в Ногинске особенный: сейчас он единственный в России с однолинейными путями. В городе всего один маршрут, и длина его 13,7 км. Он проходит от одного конца города до другого, и, чтобы вагоны могли идти навстречу друг другу, на некоторых остановках предусмотрены разъезды: приехавший первым чинно ждет “встречного”. Иногда такое ожидание длится часами, потому что в пути может случиться всякое, а радиосвязи между трамваями нет. А главная фишка ногинских трамваев в том, что на некоторых участках пути сохранились деревянные опоры контактной сети с красными консолями 1924 года установки!

В общем, из всего моего путешествия можно сделать вывод, что трамвай в Ногинске нынче не конкурент. Хотя и жаль, что вскоре этого милого и патриархального явления в городе не станет. Ногинский трамвай превратят в суперсовременный скоростной транспорт. Уже подписано соглашение главы Ногинского района Лаптева с генеральным директором французской трамвайной компании, согласно которому подвижной состав заменят вагонами нового поколения.

Переделают и схему движения, цель которой — заменить городской “колесный” транспорт рельсовым. Чтобы получалось так: доехал до черты города, оставил машину на стоянке, сел на трамвай — и с ветерком до дома. Тогда благодаря отсутствию выхлопных газов Ногинск сможет претендовать на звание самого экологически чистого города нашей страны. Осуществить всю эту грандиозную задумку планируется до 2007 года.

Однако не все жители видят перспективу городского транспорта в столь радужных красках. Одни обеспокоены проблемой сбоев электроэнергии: выходит, если город обесточится, то транспорт встанет и никто уже никуда не сможет доехать, да и не каждый согласен оставлять свой автомобиль за чертой города. Интересно, куда же в таком случае денутся горячие горные парни на “Газелях”? По-видимому, власти города решили заодно еще и проблему иностранных нелегалов, оставив их без работы.

“Проект трамвая, снова поданный на рассмотрение, барахтался в высших губернских инстанциях, одобрялся, не одобрялся, переходил на рассмотрение в центр, но независимо от одобрения или неодобрения покрывался пылью, потому что ни в том, ни в другом случае денег нe давали (Ильф и Петров. “Двенадцать стульев”).

…Вечером я увидела “свой” трамвай, курсирующий по городу, — значит, снова “в строю”.




Партнеры