Первый год — он трудный самый

У Николая Караченцова теперь два дня рождения

27 октября 2005 в 00:00, просмотров: 600

Сегодня у Николая Караченцова день рождения. Но отметит он не 61 год, как значится по паспорту, а всего лишь один год. Первый год своей новой жизни. Потому что с той страшной мартовской ночи, когда артист попал в автокатастрофу, его часы идут иначе. И теперь он вряд ли скажет: “Мои года — мое богатство”. Сегодня Николай Петрович отметит день своего второго рождения.


За этот год он пережил:

10 часов сложнейших трех операций на головном мозге.

Одну остановку работы легких.

28 дней комы.

Полную неподвижность.

Полное безмолвие.

За этот год Николай Караченцов узнал о себе, о людях и о жизни больше, чем за 60 лет. И понял истинную цену одного, с трудом произнесенного отяжелевшим языком слова, одного движения бесчувственной руки и радость первого шага. Точно ребенок. Только очень большой, зрелый, всеми любимый.

— Неужели они меня так любят? Это правда? — спрашивает он жену, когда та читает ему выдержки из писем из Интернета с пометкой “для Караченцова”. Удивляется, что так много людей и так сильно, нет, мощно, болеют за него. А его жена Людмила, поражающая неимоверной силой духа, — спрашивает себя: “Если бы Коля не выжил, чем бы для меня стал этот день рождения?”

— Он для меня заново родился. Я обязана Господу Богу, врачам и людям. Когда Коля был не Колей, а тенью, врачи... низкий им поклон, спасали его. Нейрохирург Владимир Крылов (он оперировал) — ангел-хранитель, дал Коле шанс продолжать жить. Виктор Шкловский — в его Центре на Таганке Коля восстанавливался. Сначала 20 минут не мог высидеть с логопедом, психовал, убегал. На физкультуре, когда не сгибались руки и ноги, тоже не выдерживал, а теперь работает. Доктор Михаил Малкиель из Юрмалы столько сделал для нас...

Год назад, когда “Ленком” отмечал юбилей Николая Караченцова, в ресторане “Прага” столы накрыли на 600 человек. Гости стояли плотно, как в хоре Пятницкого: ели, пили и пели здоровье большого артиста — всенародного любимца, жизнь которого ровно через четыре месяца в мгновение круто переменилась. Сегодня за столом будут только самые близкие — жена, сын с женой, двое внуков. Придет вся гримерка Караченцова, артисты, может, и с не очень громкими именами, но не потерявшие надежду, не списавшие друга со счетов. Так же, как и Клара Новикова, Макс Дунаевский, Лора Квинт и еще, еще друзья.

Семья подарила ему то, что ему никогда не было нужно, — длинную, в пол, теплую дубленку, чтобы не мерз на прогулках. Прежде-то у него лишь куртки или короткие дубленки для машины были, в которых он влетал в свое авто и мчался, мчался... Теперь он мчится, только очень тихо, медленно, подробно изучая жизнь, людей, себя...




Партнеры