Плач палача

В глубине души мы его понимаем

27 октября 2005 в 00:00, просмотров: 973

Виталий Калоев вызывает восхищение своей эффективностью.

В нашей стране, где даже факс отправить мало кто сможет, нашелся человек, который решил поставленную задачу.

Прокуроры, дипломаты, адвокаты, журналисты переливали из пустого в порожнее. А спал ли авиадиспетчер компании “Скайгайд” или не спал? А если спал, то почему он спал, и не было ли у него перегрузки с работой? А если не спал, почему опоздал развести самолеты и почему его команды противоречили указаниям автопилота? И виноват ли он вообще или это трагическая случайность? И не пора ли менять правила управления полетами?

Перекатывали всю эту дребедень, как камушки во рту. Петляли в лесу законов, порядков и правил совершенно безрезультатно. А Виталий Калоев не петлял. Пошел прямо и зарезал авиадиспетчера. Отомстил за своих, и симпатии народонаселения — на его стороне.

Мы его понимаем.

Ну да, мы знаем, что так нельзя. Мы не пещерные люди, чтоб разбираться друг с другом без суда и следствия. Это что же начнется, если все пойдут с ножиками друг другу мстить? Есть закон, есть суд, специально обученные умные головы, они пусть разбираются, кто прав, кто виноват. И потом, этот авиадиспетчер, он же не нарочно погубил самолеты. Были обстоятельства, которых Виталий Калоев мог и не знать. Не видя всей картины, невозможно вынести объективное решение…

Да. Если по уму, то мы, может, и не разделяем подходов Виталия Калоева, решившего задачу самостоятельно.

Но — как бы там ни было — в глубине души мы его понимаем. Он пошел прямой дорогой, как велит сердце, наплевав на выстроенные цивилизацией преграды. А в глубине души все мы любим прямые дороги.

Идти напрямую всегда эффективнее, чем петлять. Террористы идут напрямую, а правительства атакованных стран петляют между законами, общественным мнением и резолюциями ООН. В итоге террористы оказываются эффективнее правительств.

Если бы 6 лет назад Кремль не стал делить чеченцев на хороших и плохих, а прямо сразу записал всех в плохие и действовал соответствующим образом, чеченская проблема не разлилась бы гноем по всему Кавказу. Но этого нельзя было сделать, потому что существует международное право, отвергающее геноцид. Законы цивилизованного общества — между ними пришлось петлять. Это привело к тому, что сегодня террористы эффективно захватывают наши города, а мы радуемся, когда нападение худо-бедно удается отразить.

Виталий Калоев был эффективен. Он решил свою задачу, и этот факт вызывает тихое одобрение. Тихое — потому что с точки зрения законов цивилизованного общества он решил ее неправильно. Абсолютно неправильно. Но это уже совсем другой вопрос.


Если бы все происходило в России...

Не дай бог, чужой самолет разбился бы в российском небе по вине нашего диспетчера, и иностранец, потерявший семью, приехал бы его убивать. Каковы были бы перспективы у убийцы в российском суде?

По нашему УК, убийце грозило бы наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Даже если бы убийцу признали вменяемым, как в случае с Виталием Калоевым, у него в России, в отличие от швейцарского правосудия, было бы гораздо больше шансов на осуждение за убийство в состоянии аффекта (наказание — до 3 лет лишения свободы) и даже на оправдание.

— Шансы быть оправданным в России за такое преступление гораздо выше, чем в Швейцарии, — считает адвокат Московской городской коллегии адвокатов Светлана БЕЛОВА. — У нас по желанию подсудимого дело может рассматривать суд присяжных. А симпатии народа в этой ситуации на стороне необычного подсудимого, который потерял в авиакатастрофе всю семью. В Швейцарии суды присяжных проводятся только в исключительных случаях. Профессиональные же судьи создают некую напряженность: вопросы задаются не по одному разу и даже не одним судьей. Понятно, что подсудимый может нервничать, отвечать невпопад, и это все, конечно, трактуется не в его пользу.



    Партнеры