Верю, надеюсь, убью...

Влюбленный милиционер пытался завоевать женское сердце с того света

27 октября 2005 в 00:00, просмотров: 300

Более чем странное уголовное дело рассматривается в эти дни в Мосгорсуде. Присяжные решают судьбу вполне заурядного на вид мужчины. Средних лет, лысоватого, в очках.

Этот человек мало похож на милиционера, еще меньше — на героя-любовника. Кажется, что его место — за кафедрой в лекционном зале. А на скамью подсудимых он попал по ошибке. Впрочем, так считает и сам обвиняемый.

И тем не менее за решеткой — майор милиции, бывший замначальника отдела миграционной инспекции ГУВД Москвы. Его обвиняют в “покушении на умышленное убийство”.

Сначала Александр Никитин влюбился. Потом красиво ухаживал. Позднее — совершал подвиги, спасал свою Дульсинею от врагов. Наконец он… умер. А когда и это не помогло завоевать сердце дамы, Никитин заплатил за ее убийство.

Словом, всему виной — безответная любовь…


Екатерину Головину трудно не влюбиться. Она сама женственность. Вылитая юная Марина Влади — стройная блондинка с огромными голубыми глазами и пухлыми губами. Хрупкая, беззащитная… Один из присяжных даже отказался участвовать в процессе, объяснив это тем, что не сможет быть объективным — уж больно симпатичная попалась потерпевшая.

…Она несмело входит в зал суда. Увидев Никитина за решеткой, вздрагивает и отворачивается. Она боится его до сих пор. Уверена, что майор хотел ее убить со злости, не добившись взаимности. Он гнет свою линию: смерти не желал, “заказ” сделал понарошку. Чтобы поняла коварная красавица, каково это — играть на чувствах влюбленного мачо.

Тайный воздыхатель

Майор Никитин более чем откровенен. Иногда даже кажется, будто он не на суд пришел — на исповедь.

— Впервые я увидел ее очень давно. Как? Через окно служебного кабинета. Шла она с мужиком, который по возрасту ей в отцы годился. Первая мысль? Ангел во плоти — вот что я подумал.

Это было в 2001 году. Офис фирмы, где работала Головина, располагался в том же дворе, где служил Никитин, — на Петровке. И майор никак не мог взять в толк, почему отец так строго блюдет взрослую дочь — они всегда появлялись вместе.

Именно тогда, по словам Никитина, в его душе зародилось острое чувство, замешенное на желании самому опекать девушку.

Наконец незнакомка стала появляться во дворе одна. У более сведущих коллег Никитин выяснил, что, оказывается, немолодой мужчина был не отцом, а мужем девушки. А совсем недавно она стала вдовой.

— Я больше года наблюдал за ней. Знал все: где живет, чем занимается, все ее телефоны. И не решался подойти… Но, увидев однажды, как ее на прощание поцеловал какой-то парень, понял: траур закончился. И решил действовать.

На следующий день Катя увидела красную розу и конверт на ветровом стекле. В письме было пылкое объяснение в любви от неизвестного воздыхателя.

— Сначала я подумала, что это шутка, — вспоминает Екатерина события трехлетней давности. — Но письма продолжали приходить, а по вечерам стал кто-то звонить и молчать в трубку. Не скрою, я была заинтригована. Когда незнакомец позвонил в очередной раз, я попросила его мне открыться. То, что он рассказал, меня обеспокоило. Оказывается, мужчина все обо мне знает! Я предложила ему встретиться.

Рандеву назначили в кафе рядом с домом Кати. Она пришла первая, и каждый раз по ее телу пробегали мурашки, когда в заведение входил очередной мужчина.

Какой он, этот воздыхатель? Конечно, Катя не ждала прекрасного принца, но, когда к столику подошел малопривлекательный человек “далеко за сорок”, она была явно разочарована.

— Дело даже не в его внешности, — рассказывает Головина. — Мне почему-то сразу стало некомфортно с ним рядом, невыносимо захотелось встать и убежать. Сердце как будто кричало: опасность!

Но из вежливости Катя осталась. А Александр тут же предложил ей руку и сердце (сам он к тому времени был в разводе).

— Он говорил так пылко, что я не смогла его отвергнуть сразу. Сказала, что мы бы могли иногда видеться, куда-нибудь ходить. А когда я спросила его, откуда он так много знает обо мне, он ответил, что работает в милиции и знать все — это его работа.

“Я понимал, что не Ален Делон, — рассказывает Никитин, — и что просто так, с ходу, ее благосклонности не добьюсь. Мне захотелось стать для этой женщины всем. Заботиться о ней, защищать ее. Я решил: Кате просто нужно время”.

С восьми до десяти — подвиг

По законам жанра, чтобы добиться любви женщины, мужчина должен стать для нее героем.

Никитин составил свой план подвигов — почти как барон Мюнхгаузен. И жизнь “баронессы” превратилась в настоящий кошмар.

Сначала пошли телефонные звонки — на мобильный и на домашний. В трубке зловеще молчали. За Головиной как будто начали усиленно следить — под окном квартиры стала появляться одна и та же машина. С чего вдруг?

— Я забеспокоилась, — рассказывает Катя, — мне стало казаться, что кто-то постоянно преследует меня.

Девушка прокручивала разные варианты, в том числе и связанные с работой (она занимает руководящий пост в крупном торговом доме). Но никак не предполагала, что эти напасти могут быть связаны с ее новым знакомым. И тут как раз позвонил Никитин.

Она даже обрадовалась — рассказала милиционеру о своих проблемах и попросила “пробить” звонивших. Ответ Никитина был скорым и неожиданным. Майор выяснил, будто бы ее покойный муж оставил Кате в наследство долги. И кредиторы теперь хотят получить с нее причитающееся. Но Катя может не беспокоиться — он уже договорился с ними о встрече и уверен, что сможет разрулить ситуацию.

И действительно вскоре звонки прекратились.

Это был подвиг номер один. Теперь майор все чаще стал приглашать Катю на свидание. А та каждый раз деликатно старалась придумать причину, чтобы встречу отложить.

Тогда анонимные звонки начались вновь. Но на этот раз с угрозами. И снова появился герой Никитин и утряс проблему. Но и после этого Катя не стала благосклонна к нему. А лишь иногда соглашалась на обед или ужин. Он же все эмоциональнее стал предъявлять ей претензии. Как же так? На других мужчин у прелестницы время всегда есть, а на него, отважного принца, — раз в год, по обещанию?

Дошло до скандала — Катя не выдержала и нагрубила Никитину.

Герой липовый

— Тогда я решил исчезнуть из ее жизни, — рассказывает майор. — Тем более меня как раз перевели на новое место, и мы уже не могли случайно встретиться во дворе

офиса.

Исчезнуть из жизни Кати Никитин решил не насовсем, а только на время. Это тоже был запланированный подвиг — майор сказал девушке, что уезжает в “горячую точку”. А перед отъездом познакомил Катю со своей 17-летней дочкой Верой. “Будут проблемы — звони ей”, — сказал майор напоследок.

Проблемы не заставили себя ждать. Опять звонки с угрозами, но теперь угрожали не только ей — расправиться обещали с подругами, родителями, если Катя немедленно не вернет какие-то мифические долги. Суммы назывались разные — от 10 до 50 тысяч долларов.

И снова неожиданно позвонил Никитин. Катя рассказала ему, что ее продолжают преследовать. На что майор ответил: “Они узнали, что меня нет в Москве и тебя некому защитить”. Смельчак посоветовал девушке позвонить Вере — та, мол, свяжется с его друзьями, которые помогут.

— Дочь его тут же приехала ко мне с двумя типами. Те все выслушали и, оставив нас дома, куда-то умчались. А через пару часов позвонили и отчитались, что все уже в порядке, — Головина усмехается, — проблема снова исчезла.

Только тогда у Кати возникли подозрения. Она решила проштудировать распечатки своего мобильника — кто и когда звонил. Сопоставив даты и время, барышня схватилась за сердце — все угрозы шли с мобильного телефона Никитина (во время звонка номер не определялся, но сервисные службы фиксируют входящие и исходящие номера). Даже когда майора якобы не было в Москве, звонили именно с его аппарата!

Выходит, Никитин вовсе не герой?

Катя решила порвать все отношения с этим человеком. Но у майора были совсем другие планы.

Привет с того света

Месяца через три после того, как Никитин уехал, Головиной позвонила дочь майора. Короткий всхлип, переходящий в плач: “Отца больше нет. Он погиб. В Чечне”.

А вскоре друг Александра привез его последнее письмо и видеокассету. На видео был снят любительский фильм — рассказ о геройском сражении Никитина с боевиками. В конце майор в камуфляже медленно уходил вдаль, а голос за кадром рассказывал, как боевые товарищи потеряли “командира с большой буквы”, который “погиб, прикрывая грудью своих бойцов”.

Красиво. По-голливудски. В кинотеатрах на таких сценах зрители обычно плачут. Но Катя не заплакала. Она уже ничему не верила.

— Да, у меня были сомнения, — резко говорит Головина. — И я просто старалась быть осторожной. В том числе и с его дочерью, которая ко мне приходила. Конечно, не стоило ее принимать, но не выгонишь ведь сироту…

Однажды Головина забыла об осторожности. В квартире случайно встретились новый Катин бойфренд и дочь Никитина. Вера припозднилась в гостях и осталась ночевать у Головиной. Тут как раз и ухажер нагрянул… Потерявшая отца девушка даже не пыталась скрыть своего презрения. Как же так, мой папа, самый лучший, самый храбрый, погиб совсем недавно, а эта уже с другим крутит! Позже, на суде, Никитин по этому поводу скажет: “Когда дочка приехала от Кати домой, я ее валерьянкой отпаивал!”

А через несколько дней Александр… воскрес. Сделать это ему было куда проще, чем Иисусу, — ведь наш герой и не собирался умирать.

Поездка в “горячую точку” была абсолютной липой. Как и красивая агитка про “командира с большой буквы”. Никогда Никитин не был в Чечне. Честно говоря, он и из Москвы-то выезжал нечасто. А слезливое кино “о доблести, о подвигах, о славе” было снято на “Мосфильме”. Благо у общительного Никитина имелись друзья и там.

Чудесное воскрешение Александр планировал с самого начала. План и впрямь беспроигрышный: герой чеченской войны, которого считали погибшим, возвращается домой на белом коне. Какая женщина тут устоит? Дальше — хеппи-энд, свадьба, медовый месяц, “они жили счастливо и умерли в один день”. Правда, майор никак не мог выбрать подходящий день для второго пришествия в этот бренный мир. Но после того, как Вера столкнулась с новым Катиным ухажером, герой решил не медлить.

Вскоре Головиной позвонил друг Никитина и радостно поведал, что майор не погиб, а его просто взяли в плен и сейчас требуют выкуп в миллион долларов. А еще через пару дней материализовался и сам герой. Он… лежал в госпитале в Питере в тяжелом состоянии.

— Тогда я сказала ему: “Я сегодня же беру билет и приезжаю”, — рассказывает Катя. — Я хотела уличить его. И у меня почти получилось. Он очень испугался. Тут же ответил, что уже завтра его выписывают и он вылетает в Москву.

В ресторане, куда Никитин пригласил дочь и Катю по такому случаю, он долго и красочно рассказывал, как воевал, как попал в плен, как его выкупали у боевиков. Время от времени офицер постанывал и хватался за сердце. Для убедительности даже демонстрировал дамам шрам на груди. Но Катя по-прежнему была с ним холодна. Может, чувствовала, что все это липа? А шрам на самом деле был искусно сделан мастером в тату-салоне.

Детский сад? Глупое донкихотство? Подростковый максимализм? Бесспорно. Особенно если учесть, что консультантом и помощницей в сердечных делах Никитина была его юная дочь.

Заказано — сделано

Понятно, что никаких перспектив у майора с Катей не было. Самое время сыграть отступного. Но не таков был наш герой. “Или грудь в крестах, или голова в кустах” — вот его кредо. Только чья голова?

— Я вышла с работы и уже садилась в машину, — рассказывает Головина, — как вдруг ко мне подошли двое мужчин. Сказали, что нужно серьезно поговорить.

Разговор был все о тех же несуществующих долгах. На этот раз Кате вручили реквизиты, куда нужно перечислить деньги — 400 тысяч долларов.

— Потом они предложили поехать ко мне домой, чтобы я отдала пока первый взнос — пять тысяч. Я наотрез отказалась.

Мужчины отобрали у Кати техпаспорт, ключи и уехали на ее машине. А Головина пошла в милицию, где тут же возбудили уголовное дело. Головина выдала Никитина с головой. Рассказала и о проблемах, которые начались с его появлением, и о его навязчивом ухаживании, и о подвигах на чеченской войне...

Нужно было проверить, имеет ли майор отношение к последнему инциденту. Катя по просьбе оперативников позвонила Никитину и рассказала об угоне. Попросила помочь (ее машина к тому времени уже была найдена и стояла на площадке в милиции).

Никитин был холоден и резок. Сказал, что машину свою Катя больше не увидит. Мол, он знает людей, угнавших ее, но помогать на этот раз не будет. И тут майор неожиданно спросил: “Тебя били? На техпаспорте была кровь”.

“Ты что, видел мой техпаспорт?” — удивилась Катя.

Никитин прикусил язык. Но слово не воробей: стало ясно: он причастен к нападению. Майора взяли в разработку. Отслеживали его передвижения, внедрили агента в его окружение.

Новая информация не заставила себя долго ждать. Устав добиваться любви, Никитин последовал старому правилу “так не доставайся же ты никому”. И занялся поисками киллера. Ему решили помочь.

За убийство майор заплатил подставному убийце шесть тысяч долларов. Вернее, это была даже группа людей, которые должны были не только выследить и убить “объект”, но и зафиксировать процесс на видеокамеру и фото, а пленку принести в качестве доказательства сделанной работы. Только после этого киллеры могли получить деньги — такова договоренность.

Головину тем временем предупредили о планах майора.

— Когда я узнала об этом, просто оторопела, — ежится Катя. — Я и так боялась Никитина, считала его совершенно ненормальным, но чтобы такое…

Женщине предложили инсценировать ее же собственное убийство — все должно быть снято на видеокамеру, как того желал заказчик. Катя согласилась.

В назначенный день (в январе 2005 г.) ее очень натурально “похитили”, “избили” и “перерезали горло”. Грим “под труп” профессионально наложили в морге: получился порез на шее, синяки на лице. Потом Катю привезли в лес и бросили на снег. Это был финальный кадр. Последняя сцена триллера с элементами мелодрамы.

…Никитин посмотрел на фото “трупа”, кивнул киллерам: можете забрать деньги. После этого на его запястьях щелкнули наручники.

* * *

В суде майор не отказался от первоначальных показаний. Он лишь упирал на то, что никакого заказа на убийство не было. Была просто игра. Просто Никитин хотел попугать Головину: дескать, вот до чего ты можешь меня довести, играя на чувствах! А заодно… обезвредить группу киллеров, на которую вышел совершенно случайно. “Я решил самостоятельно разрабатывать их и поэтому рапорт о происходившем не писал”, — объяснял он на суде.

Более того, Никитин уверял присяжных, что распознал обман, посмотрев на фотографию убитой Головиной. “Гример уж больно перестарался. Сразу было видно, что крови слишком много. Но я виду не подал — подумал, значит, так тому и быть”.

— Как вы думаете, — спросила меня в перерыве заседания Головина, — они ему поверят?

В ее глазах страх, в руках дрожит сигарета.

— Если его отпустят, я просто не знаю, что мне делать. Бежать из города? Менять место работы? Он же все-все про меня знает…

Адвокат Александра Никитина, Любовь Благушина, уверяет, что он действительно не собирался убивать Головину.

— Он так сильно любил ее. Поэтому и делал из-за нее такие глупости. А какие стихи он ей посвящал! Хотите почитать?

И адвокат открывает свою папку.

А я опять не сплю ночами,

Надежда тает, брезжит свет.

Шепчу озябшими губами,

Что день пришел, а счастья нет.

Я целый день, как прежде, буду

На вас смотреть, мою звезду,

И с неба ждать любви и чуда,

Но к вам опять не подойду.

И мимо вы опять пройдете,

Мне улыбнетесь ни о чем.

Меня не ждут. И вы не ждете,

И снова ночь, холодный дом

И безнадежность — вот что страшно!

Но Бог все видит, все простит.

Мне трудно жить без Вас, Катюша,

И сердце по ночам болит.

Стихотворение подписано WOBULIMANS, что справа налево читается “с нами любовь”.

Во вторник коллегия присяжных Мосгорсуда признала Никитина виновным. Приговор будет вынесен в пятницу.


P.S. Все имена и фамилии изменены.



Партнеры