Всё по шарабану!

Путину сделали сани, как у Петра I

31 октября 2005 в 00:00, просмотров: 1127

Президент России Владимир Путин, глава Казахстана Нурсултан Назарбаев, лидер Татарстана Минтимер Шаймиев, а также Рамзан Кадыров — кто еще, кроме единственной в России столичной шорно-экипажной фабрики, может похвастаться такими заказчиками.

В среде российской бизнес-элиты стало модным иметь в гараже карету, фаэтон, шарабан, ландо и как зимний вариант повозки — сани!

О возвращении первых лиц государства и новейших аристократов к старинным русским забавам узнал репортер “МК”.

Вот они, расписные “президентские” сани. Красуются в фабричном салоне-магазине на самом видном месте. Поглаживая черные лакированные бока с диковинными красно-желтыми цветами, забираюсь на сиденье из алой кожи, все сплошь обитое-“опоясанное” золочеными гвоздиками. Разглядывая внутреннюю пурпурную шелковую обшивку, замечаю: “Царская повозка!”.

— На точно таких шестиместных санях раскатывал царь Петр Первый, — соглашается мастер-обивщик Валентина Евгеньевна, тридцать лет отработавшая в прошлом конструктором на оборонном предприятии.

Копию “петровских” саней год назад мастера сделали для Владимира Владимировича Путина. Во время народных гуляний в Коломенском президент не преминул усадить в царскую повозку своих гостей — канцлера Герхарда Шредера с супругой. Весь мир обошли кадры мчащейся на всех парах тройки с бубенцами.

— Признавайтесь, большие парадные сани для президента делали особо тщательно? — спрашиваю столяра-виртуоза Александра Сидорова.

— Это мы потом узнали на экранах телевизоров наше “детище”, а когда мастерили полозья, делали каркас, и не думали, что наши сани попадут к первому лицу государства.

На “засветившиеся” по телевизору сани валом повалили заказы: куда царь, туда и псарь.

— В наших силах расписать и отделать сани в сотнях разных вариантов, но большинство заказчиков хотят получить такие же сани, как у президента, — расписанные под “хохлому”.

Между тем смастерить старинным способом шестиместные сани ох как не просто. На полозья, как и на другие “гнутые” детали — грядки, подлокотники, козырьки, — идет только бук или ясень. Заготовки предварительно замачивают в горячей воде, распаривают в парильной камере, затем помещают в металлические шаблоны и сушат горячим воздухом в специальных камерах в течение трех недель. Стыковочные детали в это время вытачивают из хвойных пород дерева — ели, сосны.

— А дальше мастера берут в руки рубанок, стамески — начинают вручную собирать каркас, — объясняет Александр Сидоров. — После оковки полозьев металлом деревянный “скелет” отправляют на обшивку.

— По желанию заказчика используем натуральные или искусственные материалы, — говорит мастер Валентина Евгеньевна. — Можем саночки обшить внутри войлоком, а можем облицевать шелком и бархатом. В наших силах диваны и подушки соорудить из виниловой искусственной кожи, а также сделать их из тончайшего хрома. Для “президентских” саней, например, все мастерили по высшему разряду.

А вот главному Деду Морозу страны большую шестиместную повозку раскрасили под “гжель”. На белом фоне изобразили замысловатые синие узоры. Сиденья и подушки Морозу соорудили под цвет зимнего неба: серо-голубые.

Кроме традиционных расписных саней под русскую тройку приходится мастерам делать и плетеные повозки.

— Было дело, в подарок высокопоставленному генералу друзья попросили соорудить необычные одноместные саночки, — рассказывает Валентина Евгеньевна. — Корпус-люльку сплели из лозы, покрыли лаком. И сиденье смастерили затейливое — в виде лепестков из кожи цвета слоновой кости. Заказчики остались довольны, а сам генерал прислал потом нам в мастерские ящик шампанского.

Мечта мастера — сделать знаменитые “ковровые” сани, на которых раскатывала по дворцовому парку в свое время Екатерина II. Обивать чудо-повозку требуется коврами ручной работы. “Шикарное могло бы получиться изделие, — вздыхает Валентина Евгеньевна. — Но доступно оно только заказчику с тугим кошельком”.

Впрочем, иные на старейшую шорно-экипажную фабрику ныне и не заглядывают.



“Карету мне, карету!”

Кроме саней за последние десять лет фабричным рабочим пришлось сделать только для первых лиц страны и их ближайшего окружения несколько десятков разнообразных колесных повозок.

— Первым на наших экипажах стал раскатывать Виктор Черномырдин, — делятся с нами мастера. — Будучи премьером, он заказал у нас на фабрике несколько гужевых повозок — для себя и двух ближайших замов. Почин Виктора Степаныча поддержал Пал Палыч Бородин. Экс-глава кремлевской администрации приобрел на фабрике экипаж для катания в Завидове Бориса Ельцина. Следом карету приобрели супруги Лужковы. И “покатился ком”: новейшие аристократы стали активно возвращаться к старинным русским забавам.

Частенько о том, куда укатит в дальнейшем их кабриолет, двуколка, шарабан, фаэтон или бричка, мастерам остается только догадываться.

— Стояла у нас под Новый год готовая белая карета с позолотой, — рассказывает начальник отдела сбыта. — Повозка, надо сказать, была шикарная: с фонарями, с выдвигающейся подножкой, суперсовременной аудиосистемой, кондиционером, телевизором, оснащенная системой видеонаблюдения. Карету должны были вот-вот отгрузить в Магнитогорск. 30 декабря прикатили на “Мерседесах” представительные мужчины в черном. Один из мастеров опознал среди гостей знакомого из Управления делами президента. Увидели они белоснежную чудо-карету, говорят беспрекословно: “Покупаем!” А заказ-то уже оплачен. Ну разве таким людям возразишь? Увезли… Кому она в подарок досталась — так и осталось тайной. Пришлось мастерам в первые дни после Нового года работать допоздна, мастерить новую повозку взамен увезенной.

— Приходилось делать срочные заказы? — интересуемся у Валентины Евгеньевны.

— В спешном порядке пришлось однажды отгружать двуколку для Алексия II. Патриарх должен был отправиться освящать монастырь на Соловецкие острова. На фабрику приехала монашка, выбрала в салоне-магазине уже готовую двуколку и в срочном порядке попросила сшить к ней тент: на Соловках лили дожди. Заказ поступил в пять часов вечера. Утром тент должен был быть готов. Я кинулась на склад. Сиденья у повозки были обиты зеленой виниловой кожей. Тент надлежало сделать точно в тон. А материала на складе — один кусок. Но кто-то свыше нам помогал с помощником Димой. Сидели всю ночь, кроили, сшивали. Кожи хватило — сантиметр в сантиметр. Подбивали мы тент шелком салатового цвета. В шесть утра заказ был готов.

Самую шикарную отделку пришлось мастеру делать для свадебной кареты, на которой отправилась под венец дочь президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

— Использовала для внутренней отделки только натуральные, дорогие материалы: бархат, шелк, изумительной выделки хром. В качестве скрепляющих деталей брала латунные трехгранные гвоздики — тексы. Скобы, стиплеры, металлолента были с дорогим напылением. С неожиданными трудностями нам пришлось столкнуться при отделке кареты для главы Татарстана Минтимера Шаймиева. Экипаж художники расписали в национальном стиле, для обшивки требовалась кожа темно-зеленого цвета. В России найти ее мы не смогли, пришлось заказать из Испании.

Вспоминает Валентина Евгеньевна и о самых необычных заказах:

— Приехал как-то на фабрику один новый армянин, показал журнал и попросил сделать коляску-двуколку точно такую же, как у Чака Норриса на картинке. А еще, помнится, делали необычный экипаж — десятиместный омнибус. На нем сейчас в Ярославле катают иностранных туристов.



“Портной —

майор,шорник —полковник”

К саням, каретам, экипажам, шарабанам требуется конная тяга, а значит — и лошадиные атрибуты: уздечки, поводья, недоуздки, капсули, попоны, потники, путлища, корды, вальтрапы... Мастеров-шорников, способных изготовить эти уникальные вещи, можно ныне сосчитать по пальцам.

— До сих пор учимся по книге, изданной в XIX веке, — показывает мастер Михаил Аверьянов на засаленный талмуд “Ученiе об упряжи”. — За полтора века материалы и технологии совершенно не изменились. Например, вкладыш в хомут, называемый хомутиной, можно плести только из ржаной, льняной, пшеничной соломы. Все другие материалы, в том числе синтетика, приводят к тому, что лошадь натирает себе шею и грудь.

На стеллажах у мастеров обрезки кожи, диковинные инструменты: некли в виде двух сложенных досок, которые одновременно являются и линейкой, и тисками; округлая деревяшка — дорожник, которой уплотняют края; пробойники, шилья, ножи.

— Заставку — тройку бегущую — на Российском канале видели? На лошадках — наша упряжь! — говорят с гордостью мастера.

Но, как бы ни ценились на фабрике пошивальщики, высшим пилотажем считается изготовление седла: “Портной — майор, шорник — полковник”.

Беру с низкой табуретки необыкновенной красоты подарочное седло: ярко-красное, с блестящей металлической окантовкой. В нем бы красоваться генералу на белом коне.

— Уедет в Туркмению, “на самый верх”, — коротко говорят шорники. Тут же, не сдержавшись, добавляют: — Ты бы видела, какие эксклюзивные седло и упряжь мы сделали недавно для чеченского лидера Рамзана Кадырова! “Сердечник” в седло вмонтировали — не фабричную штамповку, а сделали, как в старину, — кованный вручную. На крылья седла из черной кожи нанесли изображение ни много ни мало, а… короны с инициалами хозяина — РК. Вся оковка на упряжке: нагрудник, уздечка — сплошь из серебра.

Ныне на шорно-экипажной фабрике, которой насчитывается более 150 лет, остались фанатично преданные делу мастера. Делая уникальные ковбойские, пастушьи, казачьи, цирковые седла, эксклюзивные сани, кареты и экипажи, на которых раскатывают первые лица государства, за свой труд фабричные рабочие получают сущие копейки. О премиях за спецзаказы им остается только мечтать.






Партнеры