Пай не каравай, рот не разевай

Что показывает опыт частного инвестирования

31 октября 2005 в 00:00, просмотров: 392

“А еще спешу сообщить Вам, дорогая маменька, что жизнь моя в последний месяц решительно переменилась…” — примерно так отписывали родителям в конце девятнадцатого — начале двадцатого века отпрыски помещичьих семей из провинции, поступавшие на службу в столицах. Я, конечно, не помещик и на “службу” в “МК” поступил не месяц назад, но жизнь моя действительно переменилась. С того момента, как по заданию начальства почти два месяца назад пришлось стать инвестором в отечественную экономику.


Напоминание “МК”

В начале сентября наша редакция приняла решение на собственном опыте испытать, что такое быть инвестором в России. И донести до читателей все радости и трудности и самого процесса, и гордого статуса. На редакционные деньги ваш корреспондент приобрел паи соответствующих ПИФов в управляющих компаниях (УК) “Альфа-капитал”, “ПИОГЛОБАЛ Эссет Менеджмент” и “УРАЛСИБ”. Процесс вступления в права владельца паев был описан в номере от 12 сентября. Наступило время первого отчета о пройденном пути.


Раньше было гораздо проще: приходишь в редакцию, отлавливаешь кого-либо из коллег и садишься с ним в редакционном буфете — обсудить последние новости коллектива и городские сплетни за чашечкой кофе. Теперь же не до кофе и приятных бесед. Открываю Интернет, смотрю, что произошло на бирже за вчерашний день, как индекс РТС поменялся, какие акции в гору пошли, какие опустились. А потом сразу на веб-странички управляющих компаний (УК), чьи паи я приобрел. И не сказать, что кто-то меня об этом просит, и понимаю умом, что деньги вложены не мои, а редакционные, а все равно так и тянет узнать: как там мои паи, сколько дохода они принесли с последнего посещения странички...



Мильон терзаний

Вообще-то время для захода на фондовый рынок оказалось не самым удачным. Индекс РТС с конца июля попер вверх, поднялся (очень округленно) с 780 пунктов до рекордных 1045, потом пошел вниз и сейчас болтается вокруг 900 пунктов. Тем самым я нарушил первое правило фондового рынка: покупать на минимуме цены, а продавать на максимуме. Но против воли начальства не попрешь, и потому приобретение паев пришлось на пусть и не самый, но все же неудачный период. В конце первой декады сентября заветная циферка индекса как раз преодолела планку в 900 пунктов, и на свои вложенные 5 тысяч рублей я получил 2,4594 паев открытого паевого инвестиционного фонда акций “Альфа-капитал”. То есть стоимость одного пая составляла 2033 рубля. Копейки, я думаю, стоит опустить.

Приготовившись уже чуть ли не жить на дивиденды от инвестиций, я испытал первое потрясение всего через несколько дней. 12 сентября индекс РТС споткнулся и упал ниже 900 пунктов. Увы, это отразилось не лучшим образом на стоимости моих инвестиций — через два дня пай подешевел до 2018 рублей.

— Спокойно, Саша, — успокаивал я себя, — ты не спекулянт, ты инвестор, который пришел всерьез и надолго. Все еще образуется.

Рынок словно бы внял моим заклинаниям и попер в гору. За торговую неделю с 12 по 16 сентября он подтянулся до 923 пунктов, а за следующую — с 19-го по 23-е — еще прибавил до 965. Дорожали и мои паи. Каждый из них в эти даты соответственно стоил 2074,8 и 2232,9 рубля. К 23 сентября мои первоначальные инвестиции в 5 тысяч рублей прибавили почти 10% и стоили 5491 рубль 59 копеек. Эх, если бы я отнес в УК не 5 тысяч, а пятьдесят! А если бы пятьсот! Тысяч! Это ж какой бы был навар! Если бы они у меня вообще были!!!



Необходимое пояснение

На самом деле, если бы я погасил паи в этот момент, то получил бы на руки гораздо меньшую сумму. ПИФы все-таки инструменты для инвестирования, а не для спекуляций. И потому практически каждый из них устанавливает так называемый скидочный период. На практике это означает, что, если вы хотите превратить свой пай в деньги, УК выплатит вам его стоимость со скидкой. Размер скидок и продолжительность такого периода у каждой компании свои. В моем случае это 1% и 1 год. Так что для меня стоимость пая была бы не 2232,9, а 2210,5 рубля. И общий доход от инвестирования составил бы 5436 рублей 67 копеек. Не стоит забывать, что 13% от 436 рублей 67 копеек ушло бы государству в виде подоходного налога. Таким образом, я наварил бы за две недели с 5 вложенных тысяч 379 рублей и 90 копеек чистой прибыли. В общем-то тоже неплохо.

Дальше было еще круче. Пай рос как на дрожжах. 27 сентября он стоил уже 2279,9 рубля, на следующий день перепрыгнул, как заправский легкоатлет, отметку в 2300 рублей, а последний день сентября встретил новым рекордом — 2318 рублей 34 копейки. В эти же дни индекс РТС поднапрягся и преодолел психологическую планку в 1000 пунктов.



Поехали, поехали — в город

за орехами

Октябрь тоже начался с волны повышения. 4 октября был установлен новый рекорд индекса РТС в 1045 пунктов. И стоимость каждого из 2,4594 моих паев подтянулась до 2389,79 рубля. Мои инвестиции выросли до 5877 рублей. Но это уже не радовало. Как и все мы, приученные жизнью к тому, что много хорошо не бывает, я еще в сентябре начал ждать подвоха. Тем более что по всем канонам рынка после бурного роста обязательно должна пройти некая коррекция.

“Эх, — думал я чуть не каждый час в последние три сентябрьских дня, — сейчас бы акции сбросить, прибыль зафиксировать. Ведь покатимся вниз с горочки как на саночках”.

Но тут же одергивал себя, вспомнив, как поиграл на рынке FOREX (безналичная торговля мировыми валютами) в день выборов президента США. Когда решил, что здравый смысл может заменить логику профессионала. И все вроде делал правильно, и рынок вел себя так же, как и я. Вот только происходило это спустя некоторое время после моих решений. Из-за несовпадения “по фазе” я и остался тогда без 500 “зелененьких” уев.

История повторилась. Я-то рассчитывал, что рынок начнет корректироваться с самого начала октября, а он еще почти недельку тянулся вверх. Но уже 7 октября пай подсох до 2209,38 рубля, а потом, хоть иногда и подпрыгивал, все равно больше худел, чем увеличивался. 12-го — 2285,94, 17-го — 2154,38, 21-го — 2112,27, 26-го — 2179,27. Рубли таяли, как снег весной.

На 15 часов московского времени пятницы 28 октября, когда я пишу эти строки, индекс РТС по сравнению с четвергом упал еще на 0,04%, доведя значение до 898 пунктов. Это означает, что мои инвестиции еще немножко похудели. Насколько, узнаю в понедельник, когда вы будете читать “МК”. Фондовый рынок не то чтобы ненадежен, он просто очень динамичный. И не исключено, что в понедельник он рванет как бешеный. Хотя и маловероятно.

Скорее всего нынешнее снижение котировок в ближайшие дни не закончится. И рынок просядет еще глубже. Нет больших и хороших новостей, которые смогли бы переломить тенденцию.

Ожидающаяся либерализация рынка акций “Газпрома” уже, наверное, трижды отыграна биржевиками. Переход “Сибнефти” в госсобственность тоже не прибавляет оптимизма, как и оживление среди миноритариев ЮКОСа. Пожалуй, только конкретные сроки приватизации “Связьинвеста” развернули бы биржу в другую сторону. Но постановление об этом мероприятии опять направлено в правительство на доработку.

Впрочем, глубоко ошибутся те, кто думает, что эта ситуация ввергает меня в уныние. Во-первых, даже сейчас, на спаде, мои инвестиции все же имеют знак “плюс”, а не “минус”. Во-вторых, я уже постепенно приучил себя к мысли, что я не спекулянт и не халявщик, а партнер-инвестор. Пусть сейчас и получается как в детской считалке: “Поехали, поехали — в город за орехами. В ямку — бух! Раздавили сорок мух”. Ориентироваться надо на длительный срок, а не вытаскивать деньги по каждому звоночку. В конце концов принцип “все или ничего” должен быть чужд разумному инвестору. И по тем же рыночным канонам после каждого спада начинается подъем.

И получается, что сейчас наступил очень хороший период для вхождения на фондовый рынок. Помните — покупать на минимуме! Тем более что этот год в отличие от прошлого обещает быть для фондового рынка весьма неплохим. Возможно, не прямо сейчас. Вы же помните, что мой здравый смысл немного расходится с логикой профессионалов по времени — на недельку, на полторы. Но за последние пару месяцев дней через 10 должен быть самый удачный сезон для “пифовой” охоты. Ни у кого нет лишних 500 тысяч? Можно рублей.


Из матрасов — в ПИФы

По данным Русского экономического общества, в конце 2003 года свои накопления паевым инвестиционным фондам (ПИФам) доверили около 28,5 тысячи россиян. Несмотря на то что прошлый год трудно назвать успешным для фондового рынка, многие УК сработали неплохо и сумели обеспечить своим клиентам больший доход, чем банки по стандартным условиям своих вкладов. Сейчас же в ПИФы принесли свои накопления уже свыше 80 тыс. человек. В настоящее время в России функционирует около 350 ПИФов, но эксперты предрекают их бурный рост уже в ближайшее время. Ожидается, что к концу 2006 года их будет уже не меньше 650. Неплохие финансовые результаты, по мнению аналитиков, должны помочь россиянам преодолеть недоверие к относительно новым способам получения дохода.


При чем тут РТС?

В инвестиционном портфеле моего ПИФа, который называется “ОПИФ акций”, находятся акции крупнейших российских компаний самых разных отраслей: электроэнергетика, металлургия, нефтегазовый сектор, пищепром, телекоммуникации, химпром, потребительский сектор и так далее. Акции всех этих компаний торгуются на бирже. Если акции дорожают, то растет и индекс самой биржи, если наоборот, то индекс биржи падает. “Голубые фишки”, самые ликвидные ценные бумаги российских компаний, торгуются и на РТС и на ММВБ, но тенденции на обеих биржах в принципе одинаковые. И потому, глядя на изменение индекса биржи (а данные по РТС как-то привычней), можно понять, что происходит в это время со стоимостью пая фонда акций.


Справка "МК"

ПЯТЬ КРИТЕРИЕВ ПРИ ВЫБОРЕ УК

1. Происхождение. Одно дело, если компания является “дочкой” из “хорошего рода”, где мама — крупный банк, а папа — какой-нибудь металлургический комбинат или нефтехимический холдинг. Совсем другое — если она появилась недавно и из ниоткуда и не может похвастать родословной. Может быть, во втором случае в компании работают даже более высокопрофессиональные специалисты (что, впрочем, маловероятно, поскольку их просто перекупят за большие деньги), но разным весовым категориям ресурсы достаются по разной цене. И запас прочности у них неодинаков.

2. Команда. Не стоит идти в успешную УК, где недавно поменялись чуть не все топ-менеджеры. Помимо того что сам по себе уход целой команды — признак настораживающий, компания может работать еще на тех сливках, которые оставили старые специалисты. С другой стороны, УК, которая не блистала до сих пор, вполне может резко нарастить качество своей работы, если в нее пришла сильная команда.

3. Количество клиентов, а не только денег в управлении. Все прекрасно, компания ворочает миллиардами, показывает хорошие результаты. Но 90% активов принадлежит одному крупному клиенту. А остальные 10% — нескольким тысячам инвесторов. Вопрос: что будет, если этот один “крупняк” уйдет? Ответ очевиден.

4. Наличие большого количества активов в управлении. Их должно быть много, и они все же должны быть разные. Чтобы по аналогии с советами банковских аналитиков, рекомендующих не складывать все яйца в одну корзину, УК не рухнула вслед за ценами, к примеру, на нефть. А еще активы должны быть такими, чтобы в максимально короткие сроки их можно было перевести в деньги.

5. Эффективность по конкретному направлению. Здесь тоже могут быть нюансы. Одни компании более успешно работают с облигациями, другие — наоборот: на рынке облигаций плетутся в хвосте, зато в тройке призеров по акциям. Кто-то не дотягивает до среднего уровня в обеих предыдущих номинациях, но бесподобен в работе с фондами смешанного инвестирования. После того как вы определите свои цели и выберете стратегию, если выбрали конкретные ценные бумаги, нелишне будет поинтересоваться, кто более успешен именно на вашем участке.






    Партнеры