Как умирала легенда цирка

Маргарита Назарова всю жизнь страдала от душевной болезни

1 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 136

Нижний Новгород. В субботу здесь похоронили великую дрессировщицу тигров. Потом уже и ее сын Алексей, и люди, некогда ее знавшие, рассказали мне, что при всех своих болезнях Маргарита Петровна была очень набожным человеком. Но в тот день сына рядом не было, а хоронить надо было срочно. Вот администрация города впопыхах и забыла про отпевание. Быть ей погребенной без прощения — так распорядилась судьба.


Улица Совнаркомовская, дом 26. Обычный серый дом. Четвертый этаж. Зеленая дверь квартиры №12. Жуткий запах. Квартира опечатана. Звонок не работает. Нажимаю подряд все остальные звонки. Из 14-й квартиры выглядывает пожилая дама.

— Извините, я из Москвы. Слышал, что благодаря вам узнали о ее смерти…

— Я ничего вам сказать не могу, — строго осекает дама, — нечего тут говорить. Маргарита была больным и брошенным человеком. Вот так.

— Но хоть скажите: это вы позвонили в милицию?

— Я. Она ни с кем не общалась. Никого не пускала. Иногда выходила лишь пенсию получать: как она там называется — правительственная? А так — никуда. Бывало, подойдем вместе к лифту, так она ни за что ни с кем в кабину не сядет. Дождется следующего и поедет одна...

Как оказалось, еще с давних лет, чуть ли не с начала своей цирковой карьеры, Маргарита Назарова состояла на учете у психиатра. И по всему Союзу, куда бы гастроли ни заносили, ее сопровождали врачи, передававшие из рук в руки историю болезни. А здесь, в своем доме в Нижнем, она, возбужденная, красная, часто бегала по лестничной клетке и кричала. Очевидно, ей что-то мерещилось.

— Я сколько раз ей говорила, — продолжает соседка, — давай тебе сама буду за пенсией ходить. Сначала она не соглашалась, а потом все-таки разрешила. И по два раза в месяц я звонила к ней, чтобы отдать счета за свет и принести деньги. Вот и в этот раз стучусь, а никто не отвечает…

Тогда соседка и позвонила участковому, который вызвал МЧС и психиатрическую службу, где состояла на учете бывшая знаменитость. Приехали спасатели и через соседний балкон забрались в форточку. Как впоследствии определит экспертиза, всенародно любимая дрессировщица пролежала на полу в коридоре между комнатами два дня. Нашли ее на третий. По-видимому, это был банальный сердечный приступ.

— Вот вы говорите, что она была брошенной, — продолжил я разговор с соседкой. — Я даже слышал, что сын ее видел лет десять тому назад…

— Не десять, а семь. Он приезжал сюда, но она ему не открыла.

— А почему запах такой ужасный?

— Здесь всегда так было. Она же никогда не убирала в квартире. Совсем запустила себя. Там такое творится…

Возможно, сегодня сын Алексей, приехавший буквально на неделю из Болгарии, наконец-то войдет в эту квартиру. Хотя это небезопасно: надо делать полную дезинфекцию. Я спросил у него:

— Вы видели мать перед похоронами?

— Да. Заезжал в морг. Но хоронили ее в закрытом гробу, сами понимаете — после двух дней… Она же вся “сшитая” — столько раз ее тигры рвали…

Утром в день похорон старушки-соседки устроили “митинг” у ее гроба, говоря, что, мол, как-то не так хоронят… Потом, впрочем, все улеглось, и отвезли Маргариту Петровну на Новое кладбище, где не лежат ни ее муж Константиновский, ни ее мать. Одна она жила, одна умерла, одна похоронена.

Подробности о судьбе и последних днях знаменитой дрессировщицы — в ближайших номерах “МК”.




Партнеры