Лимит №2

Премьер–лига опять ограничила россиян

3 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 216

Знаменитый немецкий форвард Герд Мюллер, отмечающий сегодня 60-летие, загрустил за праздничным столом. В качестве новостного подарка кто-то из гостей рассказал Герду о новом русском лимите.

“Восемь иностранцев на поле? За хорошие деньги? Эх, опоздал…” — сокрушался форвард, считающий матч без своего гола пустой тратой времени.

Понять Мюллера можно. В ближайшие времена “лимитировать” у нас будут, пожалуй, не иностранцев, а россиян.

Теперь, по решению Совета РФПЛ, на поле в законном порядке могут появиться сразу восемь футболистов с иностранным паспортом в кармане оставленного в раздевалке пиджака и лишь три российских товарища, паспорта которых жены хранят в бельевом шкафу под кипой свежевыглаженных носков.

Очень просто станет и тренеру. Причем любой национальности. Накануне он отсчитает восемь иностранцев и добавит к ним тех трех русских, которые особенно постарались на тренировке. Например, легко перенесли учебные ворота с одного края поля на другой.

Когда у нас принимался лимит №1, было сложнее. Там надо было помнить, сколько матчей сыграл за свою сборную Бабу Адаму. За какую, кстати? Надо было доподлинно знать, когда появился в России Элвер Рахимич. А он ведь и сам уже плохо помнит — когда. Настолько свой, цээсковский…

Словом, прежде чем отсчитать заветных легионеров и записать их в заявку, требовалось немало умственных упражнений. Совет лиги справедливо отказался от этих, мешающих футболу препон. На совете, можно предположить, рассуждали так: играл он за сборную, не играл, прибыл к нам семь лет назад или там только позавчера — все одно он иностранец, и баста! Ну ее, арифметику…

Характерно, что недавние соотечественники из бывших дружественных республик — такие же басурмане, как и упомянутый выше баварец Мюллер. Ашветия — иностранец, и Горак — иностранец, и Перес тоже иностранец, и Зване, и Гутьеррес, и Крушчич, и Весли, и Баги, и даже Кампамба — вот сколько иностранцев в одном только Ростове-на–Дону! А вытащил команду на спасительное место один невысокий россиянин, Бузникин его фамилия…

…Ровно год назад я предложил Лиге свой вариант лимита. Вариант состоял из двух пунктов. С первым, спустя год, в совете согласились — объявили иностранцами всех, кто по паспорту иностранец. По второму, увы, разногласия сохранились. Я предлагал: пять иностранцев на поле, восемь в заявке. Все же лимит для иностранцев, не для россиян, полагал я. Все же чемпионат России, а не без России. Все же лимит — это когда ограничивают, сужают, сдерживают…

В ответ таким, как я, намекнули, что еще через два-три года иностранцев останется только семь, а потом только шесть, а еще потом только пять, когда наконец в честной конкурентной борьбе вырастут достойные футболисты-россияне.

Что ж, им виднее. У меня голос — совещательный… Спасибо, хоть не перешли на систему “осень-весна”. Вот этого Герд Мюллер, поклонник баварского пива и здравого смысла, не оценил бы ни в коем случае. А Рихард Зорге — тем более.






Партнеры