Страсть как хочется в Cтрасбург

Председатель Европейского суда по правам человека: “Россияне стали рекордсменами по количеству исков”

3 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 654

— Вы знаете, что в этом году Россия — рекордсмен по количеству исков, поданных в Страсбургский суд? — беседу с корреспондентом “МК” председатель Европейского суда по правам человека швейцарский юрист Люциус ВИЛЬДХАБЕР начал с вопроса.

Россияне все чаще видят в европейском правосудии единственную инстанцию, которая может восстановить справедливость. Однако решения Страсбургского суда воспринимаются нашими властями в штыки, а сам суд обвиняют в “давлении на Россию”. Почему?


— Многие из наших решений называют политическими, и это нас не удивляет, — поясняет Люциус Вильдхабер. — Когда суд указывает стране на факт нарушения Конвенции по правам человека, это воспринимается как оскорбление. И это нормально — так реагируют не только в России. Мы надеемся, что со временем национальные суды адаптируются под стандарты европейского правосудия.

— Часто ли политики оказывают давление на вас и других судей?

— На отдельных судей политики обычно не выходят — иногда правительства стран высказываются против тех или иных исков публично. Что касается меня, то на протяжении моих почти 8 лет председательства в суде были попытки давления, попытки сказать мне, что я должен делать и как поступить. Но я отвергал все подобные рекомендации. Хочу подчеркнуть, что мы — независимый суд, и я не потерплю никакого давления. Кстати, иногда правительства, недовольные нашими решениями, отказываются предоставлять нам кандидатуры судей для очередного переизбрания. Мы расцениваем это как косвенную форму давления на суд.

— Неужели процесс избрания судьи от каждой страны в Страсбург так сложен?

— Обычно правительство страны предлагает нам список из трех кандидатур, предварительно оповестив общественность в своей стране об открывшейся вакансии — необходимо, чтобы все претенденты имели равные шансы. В некоторых странах кандидаты проходят собеседование — я, например, в свое время отвечал на вопросы швейцарского парламента. Затем правительство предоставляет трех кандидатов для рассмотрения на совете министров, после чего окончательный отбор производит Парламентская ассамблея Совета Европы. ПАСЕ изучает биографию каждого кандидата, а затем проводит с каждым 20-минутное собеседование и делает рекомендацию, по которой и выбирают одного из троих. Как вы видите, даже судей в Страсбургский суд назначает парламент.

— А кто представляет государство на заседаниях? Ведь истец судится напрямую с правительством…

— Обычно это представитель правительства страны, которого государство назначает по своему усмотрению. Суд не имеет здесь права вмешиваться, хотя и приветствует назначение специалистов, которые хорошо разбираются в международном праве и специфике работы Европейского суда.

— Насколько часто Россия игнорирует решения суда?

— В своих постановлениях мы обычно присуждаем истцу материальную компенсацию или возмещение морального ущерба в случае, если находим нарушение Конвенции по правам человека. Все государства выплачивают эти компенсации, хотя не все — быстро. За исполнением наших решений обычно следит глава правового отдела суда. Насколько я знаю, Россия регулярно выплачивает эти деньги. Другое дело, когда ряд исков выявляет недостатки судебной системы страны, и тогда государству необходимо задуматься над совершенствованием своего законодательства. Ваша страна неоднократно вносила изменения в следственную процедуру по нашей рекомендации. Из России мы получаем много так называемых “чеченских исков”, большинство из истцов по которым не прошли всех судебных инстанций у себя на родине, хотя исчерпанность судебных процедур и является главным условием для обращения в Страсбург. Однако большинство жителей Чечни попросту не имеют доступа к суду, а поэтому мы неоднократно рекомендовали России исправить ситуацию.

— Имеете ли вы реальную власть: например, можете ли наложить вето на решения нижестоящих судей...

— Права вето у меня нет. Ни один из судей ни в одном из международных судов не имеет таких полномочий. Я как глава суда отвечаю за организацию судебных процедур, а также председательствую на многих слушаниях, в том числе и на всех судебных исках против правительства Швейцарии. Также я принимаю многочисленные делегации из национальных судов. Периодически встречаюсь с главами стран, которые изъявляют желание переговорить со мной. В целом моя роль здесь скорее представительская. Я один из 45 судей Страсбургского суда, и мы здесь все на равных.

— Так сколько исков Россия подала в Страсбургский суд с начала года?

— Необходимо различать дела, которые находятся на рассмотрении, и иски, поданные в определенный период. По состоянию на конец сентября 2005 года Россия лидирует в списке стран, обратившихся к нам, подав 6558 исков. Следующие места занимают Польша — 3800 исков, Румыния — 3000 и Франция — 2200. Что касается дел, находящихся на рассмотрении, то больше половины из них пришли к нам из России, Польши, Турции и Румынии.

— Значит, в России судебная система имеет больше всего недостатков?

— Россия — огромная страна, и нас не удивляет тот объем исков, который приходит к нам. Во многих случаях истцы не доверяют национальным судебным инстанциям и, обращаясь в Страсбург, желают проверить справедливость правосудия в своей стране. Большинство исков из России — это жалобы на недостатки в исполнении судебных решений национальных судов. Также поступает много жалоб на длительность судебных процедур — как при рассмотрении гражданских, так и уголовных дел. Периодически из России к нам приходят иски против притеснения свободы слова, нарушения правил регистрации политических партий, права на частную жизнь, жалобы на условия содержания в тюрьмах и так далее.




Партнеры