Брать живьем!

Губит людей не рыба, а ее отсутствие

9 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 183

Птичий грипп, сальмонеллез, коровье бешенство, ящур — какая там следующая по списку напасть собирается окончательно доконать и без того хрупкое здоровье нации? Раньше ели и “бумажную” колбасу по 2.20, и сомнительную кильку в томатном соусе — и ничего. А нынче приходится гнаться за двумя зайцами: думать, как червячка заморить и заразу в дом не принести. Выход один: переходить на рыбу, которая, как заявляют ученые, жутко пользительна для организма. Только где гарантия, что эти молчаливые создания не таят в себе опасную для человека болезнь? За ответом на этот вопрос корреспондент “МК” наведался в крупнейший в стране и единственный в Подмосковье научный центр по генетике и селекции рыб.

От Москвы до самых до окраин

Увесистая дверца люка со скрипучим вздохом откидывается на бетонный пол, и взору предстает живая вода, надежно спрятавшая свою глубину за непроницаемо-черными пластами. Живая — в буквальном смысле слова. Рыбья матрица, словно нож — масло, разрезает толщи воды вдоль и поперек. Достаточно приспустить сачок в трепещущую массу, и он тут же берет в плен с десяток пучеглазых карпов. Недовольно шлепая друг дружку хвостами по мокрым бокам, рыбины с остервенением рвутся наружу.

— В каждом бассейне по 5—7 тонн живой рыбы, — ловко выхватывает самого буйного пленника генеральный директор центра Александр Кочетов. Упитанный карп настырно гнет спину, видимо, нутром чуя, как по нему соскучилась сковородка. — Чтобы вырастить такого красавца, уходит от 5 до 7 лет. Помимо карпов выращиваем осетров, форель, африканских сомов, белых и черных амуров, толстолобиков, декоративных, или, как их еще называют, цветных японских карпов-кои.

15 лет назад центр был образован на базе Всероссийского научно-исследовательского института пресноводного рыбного хозяйства, в свое время снабжавшего племенным материалом чуть ли не весь Советский Союз. Со средней полосой России у института по-прежнему, на официальном языке дипломатии, теплые и дружеские отношения. Его партнеры — практически все рыбхозы Тульской, Воронежской, Тамбовской, Липецкой, Ростовской и других областей.

Одной жизни мало

— За последнее время у нас создана парская порода карпа, — не без самодовольства поведал руководитель лаборатории генетики и селекции рыб ВНИИПРХ и замдиректора “Селекцентра” Вячеслав Катасонов. — Самая горячая новость — вывели два внутрипородных типа: московский чешуйчатый карп и московский зеркальный карп.

— Чем они отличаются от остальных?

— Повышенной продуктивностью. Если от обычного карпа мы можем получить 200—300 центнеров продукции, то от парского — 600—700 и даже 800 центнеров. Чувствуете разницу?

— Сколько уходит времени на их получение?

— О-о-о, одной жизни мало! Генная инженерия ускорила этот процесс. И все равно без скрещивания и отбора не обойтись.

— Не проще ли завезти породистых производителей из Европы, как это сейчас принято в животноводстве?

— В отличие от животных, рыба очень зависит от эколого-климатических условий. И потом, она запросто может заболеть. Краснухой, например.

— Здрасьте, приехали. Уже и рыба болеет краснухой…

— Да, это очень страшная болезнь, настоящий бич. По всему телу рыб идут язвы, они теряют товарный вид, гибнут. Кстати, недавно наша лаборатория создала две породы (ангелинский чешуйчатый и ангелинский зеркальный карп), устойчивых к краснухе. Ведь с ней шутки плохи: передается с невероятной скоростью, но только не человеку. Это совсем не та краснуха, которую мы все знаем, а другая — чисто рыбья. Я, конечно, не Онищенко, который уверял в съедобности курицы, зараженной птичьим гриппом, но случай идентичный. В принципе опасных болезней, передающихся человеку, у рыб нет, особенно у прудовых.

Рыбку жалко

Неумолимая статистика показывает, что реализация карпа упала за последние годы в разы. При социализме только Москва потребляла около 10 тыс. тонн живой рыбы в год. Сегодня все рыбхозы Московской области производят хорошо если 3—3,5 тыс. тонн. Хотя население столицы и региона почти удвоилось. Честно говоря, как-то не верится, что народ стал меньше любить карпа. Может, причина совсем в другом?

— Магазинам стало невыгодно торговать карпом, — объясняет Александр Кочетов. — Мало того что его нужно правильно перевезти, обзавестись аквариумами, поставить компрессоры. Карп худеет, пока находится в аквариуме: заложили 50 кг, а деньги выручили только за 45. Магазины не оправдывают свои затраты, им выгоднее торговать мороженой рыбой, которая без хлопот лежит месяцами. Не говоря уже о том, что живую рыбу часто воруют сами сотрудники магазинов — такой уж у нас менталитет, что рыбу считаем ничейной.

Продавцы делают все, чтобы не торговать живым карпом. Вбили себе в голову, что его надо кормить. Рыбку им жалко. Набросают хлеба, и весь товар гибнет. Я охрип объяснять, что карп в этот период живет за счет своих жировых накоплений. Так они прицепились, что он на весах трепещет, а гирькой по голове его бить негуманно. Поэтому живую рыбу на реализацию берут лишь сетевые магазины, а они диктуют нам кабальные условия, не оставляя возможностей для развития. Остальные магазины вместо 20%, как на сигареты и водку, накручивают на рыбу все 50%.

На самом деле речь надо вести даже не о развитии, а хотя бы о возвращении рыбной отрасли на уровень советского периода. Проблема — не вырастить карпа (для этого в хозяйствах еще остались основные фонды: специалисты, техника, пруды), а в минимальной рентабельности. Поддержать рыбников на плаву, уж простите за каламбур, — вот какую задачу надо ставить. Но сейчас все рыбхозы брошены на произвол судьбы, и как результат — большая часть из них развалилась. В принципе ситуация типичная для сельского хозяйства.

— Пожалуй, мы самая экзотическая отрасль сельского хозяйства, — считает Катасонов. — Погоды, прямо скажем, не делаем, как животноводы и птичники, — отсюда и поддержка государства по остаточному принципу. Например, институту выделяется 30—40 млн. рублей в год при минимальной потребности в 50—60 млн. С годами рыбоводство превратилось в богом забытую отрасль. А потом мы удивляемся, почему здоровье у людей становится все хуже. Рыба для них скоро вообще деликатесом станет. Что весьма прискорбно. Недаром во многих развитых странах карп стоит дороже мяса, а японцы за счет рыбы заслужили репутацию долгожителей. Рыба — более полезный продукт, чем мясо. У нее совершенно другой состав, включающий полезные жирные ненасыщенные кислоты, даже холестерин у нее другой, который вытесняет вредный холестерин. И, кстати, большой разницы нет, морская рыба или речная.

Атомный деликатес

Рыбные деликатесы — это еще более слабое место русского человека, чем хорошо приготовленный карп. В отдельном отсеке живорыбной базы нам показали целый бассейн с осетрами. Надо сказать, производит впечатление. Вытянутые рыбины рассекают острыми мордочками гладь воды, невольно заставляя любоваться их неповторимой грацией. Характерные молнии хребтов не дают спутать этих красавцев ни с одной другой породой рыбы. Впрочем, немного размер подкачал…

— Это так называемый порционный ленский осетр, — поясняют специалисты “Селекцентра”.

Плотно занимаются осетрами в южных регионах, поскольку это теплолюбивая рыба. Но в центре всегда мечтали освоить ее выращивание, поэтому уже несколько лет закупают посадочный материал в южных рыбхозах и отправляют мальков набирать вес на… Калининскую атомную электростанцию.

— Пруды с теплой водой находятся около АЭС круглый год, — делится Кочетов, — более благоприятной среды для них в нашем поясе не найти. А слово “атомная” пусть вас не пугает. Радиационный фон там даже ниже, чем в Подмосковье.

— Почему цены на осетров кусаются, несмотря на их искусственное разведение?

— Высокую цену осетров диктует их дорогая себестоимость. Во-первых, недешев сам посадочный материал. Мальков выращивают единичные хозяйства, вот и стоимость скачет вверх. Во-вторых, корма используются в основном импортные. Сейчас мы принимаем активное участие в испытании новых кормов — это поможет оптимизировать расходы рыбхозов. Пока они не слишком охотно берутся за это дело. Хотя технология позволяет искусственно выращивать и крупных осетров — осетрину в лучшем понимании этого слова.

— Подскажите: как выбрать на прилавке хорошую рыбу?

— Прежде всего надо обратить внимание на ее экстерьер. У породистого карпа, выращенного в хорошем хозяйстве, должны быть маленькие голова и хвост, высокоспинность, т.е. на единицу веса приходится больше мяса. Второй показатель — свежесть. Хороший карп не обязательно должен плавать в воде. В отличие от животных, рыба не издыхает, а засыпает. Но ей надо обязательно заглянуть под жабры. Если они розоватые, а не белые, с небольшим количеством слизи, — можно смело оплачивать покупку.




Партнеры