Опер общего доступа

Московские милиционеры исповедуются через Интернет

10 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 166

Пожалуй, наши милиционеры — лучшие рассказчики. По крайней мере, у них всегда есть темы для баек, анекдотов и просто невероятных историй, которые подкинула сама жизнь. Неудивительно, что, как выяснил “МК”, именно сотрудник московской милиции будет представлять Россию на весьма необычном состязании.

Международный конкурс на лучший веблог года — свой личный дневник, который каждый пользователь Сети может выложить на всеобщее обозрение, вступает в свою последнюю и решающую фазу. На участие в конкурсе блоггеры со всего мира предложили более 2500 кандидатов, которые зафиксировали свои жизненные наблюдения на 9 конкурсных языках. В число номинантов попал интернет-дневник милиционера, работающего в московском метро. Называется он “Байки из подземелья”. Сегодня, в День милиции, мы предлагаем выдержки из этого интернет-дневника.


Сижу я в обеденный перерыв в комнате милиции. Тут в комнату входят дедок с сумкой на плече и проверяющий из управления по гражданке. Проверяющий — сразу замечание мне: так и так, находился в комнате милиции без служебной необходимости, а в это время в переходе ведется несанкционированная торговля яблоками.

Показывает на дедка, тот трясется, держит сумку, она открыта, и оттуда торчат мелкие яблоки. Спрашиваю у деда:

— Торговали?

— Торговал, с дачи ехали, я тут рядом живу, думаю: хоть немного заработать.

Проверяющий:

— Сейчас милиционер вас оформит, и вас отвезут в отдел, там заплатите штраф. Понятно?

— Понятно. Но у меня денег нет.

— Найдете.

Проверяющий уезжает с чувством выполненного долга. Дед показывает свои документы: воевал, ветеран труда, инвалид, прописан в двух шагах. Жалко деда. Что делать, не знаю. Если его отпущу, не оформив торговлю, то мне влетит очень хорошо. Вплоть до крышевания местной торговли. Дед сидит молчит, так сказать, отдался в суровые руки закона. Хоть бы повозникал, что не торговал, что мы фашисты, его затащили и хотим яблоки отнять. Нет, молчит, согласен, что торговал.

Тут стучатся в дверь, тихо-тихо. В проеме появляется бабушка, его супруга:

— Я по поводу мужа, чего теперь будет?

— Повезут в отдел, назначат штраф.

— И много?

— Обычно 1000—2000. Не от меня зависит.

— Ой, ой, ой. Что же делать...

Ну не смог я на это смотреть, и возникла у меня идейка. Звоню командиру, рассказываю. Через 15 минут командир приехал.Сидим, сочиняем рапорт, поправдоподобнее, а “бизнесмены” в это время на нас смотрят и ждут, что милиционеры надумают. Короче, сочинили примерно следующее (в вольном изложении, конечно, в рапортах все красиво, языком закона написано): шел дедок домой, слез с электрички, нес сумку с яблоками. С дачи вез (прилагается бесплатный железнодорожный билет, у деда случайно оказался) домой на варенье. Сумка старая, перегруженная яблоками, народу много, задели случайные прохожие сумочку, она упала, и молния разъехалась. (Командир написал отдельный рапорт, что была осмотрена сумка, молния разъехалась, сумка старая, яблоки в нее еле влезают.) Дед поставил сумку на землю и пытался закрыть молнию, тут подошел молодой человек и спросил, по сколько яблоки продает. Дед ответил, что везет для себя, но может продать, если останутся. А молодой человек достал удостоверение и привел дедка в комнату милиции, утверждая, что он торговал яблоками в переходе.

Командир пишет второй рапорт: в сумке приспособлений для торговли (весы, пакеты, разменные деньги) не обнаружено.

Я даю бланки объяснительных бабке и дедке и прошу написать то же самое только своими словами. Они с грехом пополам написали.

— Всё, можете идти.

— А штраф куда платить? Сейчас у нас нет, но с пенсии заплатим куда надо.

— ДА, БЛИН! Вы разве торговали?

— Торговали, — обреченно говорит бабка.

— Спрашиваю еще раз: ВЫ РАЗВЕ ТОРГОВАЛИ?

— Торговали, — говорит бабка.

Тут дед, глядя на меня, понял, о чем я говорю, и толкает ее в бок: “Молчи!”

— Так вы торговали или нет?

— Нет. Не торговали, яблоки с дачи домой несли на варенье.

— А на нет и ничего нет. Все свободны. Вот если бы торговали, тогда бы взяли штраф. Понятно? До свидания.

“Бизнесмены” ушли, а мы сдали рапорта в дежурку. Последствий не было.

* * *

Позавчера ехал на метро. Сделал переход с “Менделеевской” на “Новослободскую”. На платформе — двое молодых людей на велосипедах. Причем один сидит на лавочке, а второй наматывает круги. Как раз между стеной и краем платформы. Потом друг сел на свой велосипед, и они оба подъехали к краю платформы. Тут из туннеля выехал поезд. Один из пацанов, встав с седла, выставил за край платформы переднее колесо. И почти сразу под одобрительный смех друга убрал его. До поезда было метров 10. Поезд подъехал. Двери раскрылись, и пацаны, не вставая с седла, начали заезжать внутрь вагона. Тут я останавливаю их и прошу проследовать за мной. Они так же на велосипедах едут следом. В 10 метрах стоит наряд ВВ. 3 человека. Подхожу.

— Мужики, а ничего, что за спиной вот эти люди катаются по платформе на велосипедах?

— А мы не видели.

Теперь обращаюсь к велобайкерам:

— А вы в курсе, что в метро с велосипедами нельзя, не то что кататься, а вообще?

— Знаем. Переднее колесо снимаешь и оплачиваешь как багаж. Но сегодня нас на “Петровско-Разумовской” пропустили.

— И, значит, теперь правило не действует?

— А мы не катались.

— Это меня, значит, глючит?

— Ладно, катались.

— Короче — на рассмотрение сержанта.

Тут подъехал мой поезд, и я уехал на нем.

* * *

Февраль, станция “Краснопресненская”, там ночью много бомжей приходится вытаскивать из вагона. Так вот, с последним поездом вытащили из вагона бомжа, босиком.

— Где ботинки?

— Не знаю, когда засыпал, были.

— Наверно, менты украли?!

— Нет, зачем они вам нужны.

— Значит, твои братья по несчастью. Что делать будем? На улице минус 20.

— Ну дайте мне что-нибудь.

— Короче, возьмешь 2 пакета и газет в мусорке на входе. Замотаешь ноги в газету, наденешь на каждую ногу по пакету — и тепло, и сухо. До утра сойдет, а там на метро и на свалку... или где вы там одежду берете.

Бомж под лавочками нашел пакеты, в мусорке — газеты, сделал обувь, ушел на улицу.

Сразу уточню для защитников бомжей: оставить я его не мог, обуви у меня нет. Тряпок тоже. Утром открываю станцию и вижу этого бывшего босоногого бомжа в хороших полуботинках на меху. Как говорится, взяли у тебя, и ты возьми у другого.

* * *

Вспоминается станция метро, где ночью мирные и законные, но слегка пьяные люди начинают выяснять, кто на свете всех милее, и происходит месилово с использованием битых бутылок. И приходится влетать в толпу, рассекая ее на 2 половины. И, глядя в пьяные глаза, объяснять, что так делать плохо.

А через полчаса, когда адреналин проходит, начинаешь осознавать, что ты один на станции, и пока подъедет подмога, это будет уже не подмога, а похоронная команда. А дома жена и ребенок маленький. И получишь в конце месяца свои жалкие 10 000 р., а в течение всей смены будешь слышать, что ты взятки пачками берешь. Мол, вам только деньги давай. И вообще вы все козлы и нам не нужны, и давить вас надо. И всегда найдется парочка неполноценных, которая получает оргазм от того, что они насрали на милиционера, пусть в Интернете, виртуально, но насрали. И снова будут проклинать за спиной, обвиняя во всех грехах. А уволишься, работодатели будут воротить нос: фу, в ментовке работал, нам такие не нужны.

И РАДИ ЭТОГО Я ДАВАЛ ПРИСЯГУ? И ради этого в меру сил и возможностей защищаю всех вас? Нет, это просто трудности, которые надо преодолеть. В надежде на лучшее. Наплевать на все условности и заниматься любимым и полезным делом — ОХРАНОЙ ПОРЯДКА И БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН. В любой профессии есть свои менты и есть свои мусора.

* * *

Сначала мы хотели разыскать автора этого дневника, но потом решили: пусть он останется собирательным образом столичного милиционера. Ведь именно такими хотелось бы нам всем видеть стражей порядка.

С профессиональным праздником вас, граждане менты!




Партнеры