Львица на корте

Валентина Матвиенко — “МК”: “Теннис большой — это хорошо!”

10 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 311

—Валентина Ивановна, вас тут поджидает корреспондент “Московского комсомольца” — так президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев познакомил меня с губернатором Санкт-Петербурга госпожой Матвиенко. За два часа до финала St. Petersburg Open — непосредственно на центральном корте. Я ждала чего угодно — высокомерного взгляда, натянутой улыбки. Но вместо этого она протянула мне навстречу обе руки — ухоженные и теплые. И вышло истинно женское пожатие — от всей души.

Валентина Ивановна была в белой футболке, белых брюках и олимпийской куртке от Боско ди Чильеджи. Разминалась перед VIP-матчем. Первая леди Питера должна была играть в паре с Шамилем Тарпищевым против Вячеслава Фетисова и вице-губернатора Сергея Тарасова. Предстояла битва. Потому что обладатель Кубка Стэнли ракеткой владеет блестяще — и это доподлинно известно. Однако Матвиенко отлично подавала и вытаскивала сложнейшие мячи. А каждый неудачный удар принимала на удивление близко к сердцу: “Ой, ну надо же было так ошибиться?!” — или: “Вот обидно, зачем я только этот мяч брала — ведь аут был!” Зато знаменитые футболисты Игорь Шалимов и Николай Писарев горячо поддерживали Валентину Ивановну на трибунах. Так что напрасно все ждали дипломатической игры в поддавки. Матч изрядно помотал нервы зрителям и на три напряженных сета растянулся. Но Матвиенко и Тарпищев все же победили. “Зато хоть счет вполне приличный — 6:4, 4:6, 6:4, — заметил Фетисов. — С таким и проигрывать не стыдно”.

Похоже, Матвиенко не только не устала от игры. Она была абсолютно свежа и полна энергии. Мы устроились в маленьком кафе, открытом для всех. Там был единственный свободный столик, прямо у стойки. Но Валентину Ивановну это не смутило. Подлетела официантка с меню: “Нет, спасибо, мы ненадолго...” — губернатор Питера улыбнулась голливудской улыбкой, а в глазах все еще светилась радость победы.

— Вы прямо как львица на корте, Валентина Ивановна. Так бились за каждый мяч — признайтесь, сколько часов в день вы тренируетесь?

— Каждое воскресенье, по 2—3 часа обязательно. Летом непременно на открытом воздухе, зимой — на крытых кортах.

— Вы сами так эмоционально переживаете, когда что-то на корте не получается — прямо как профессиональные теннисистки.

— Просто я очень азартный человек. И проигрывать не люблю. Я все делаю ради победы и, конечно, переживаю, если что-то не получается. Не только в спорте, но и в жизни. И все равно я люблю играть с сильным противником. Со слабым — не интересно. Знаете, я всю жизнь, с детства, — в спорте. У нас в школе такой замечательный был учитель физкультуры! Просто фанат своего дела. Заразил всех нас спортом. Мы играли в баскетбол, в волейбол. Мы каждую перемену бегали в спортзал. И я по жизни, с первого класса, занималась акробатикой, легкой атлетикой, фехтованием…

— Как — еще и фехтованием?! Однако это агрессивный вид спорта, в особенности для женского характера — постоянно нужно целиться в соперницу острием шпаги или рапиры!

— Моя мама тоже считала, что это может испортить мой характер. И настояла, чтобы из фехтования я ушла.

— И приятнейший характер прекрасно сохранили… Но как вы, с вашей женственностью, научились не бояться, в том числе на корте, тех, кто заведомо вас опытнее и сильнее? Даже игроков-мужчин.

— Наверное, это черта характера у меня такая. Помню, когда я начинала учить английский, потом греческий, то в первое время очень боялась говорить. А ведь именно поэтому у многих не получается учить языки. Они стесняются начинать говорить — потому что ошибаются, переживают за плохое произношение. А со мной занималась преподаватель, когда я была послом на Мальте. И она сказала: “Так, все, начинай говорить!” Я отвечаю: “Мне стыдно! Я говорю плохо!” А она настаивает: “Не важно, начинай и все. Вперед!” И я ее послушалась. И начала говорить. Плохо, с ошибками, но — сама. И отказалась от всех переводчиков. Знаете, что я тогда поняла? Надо уметь переступать эту черту — когда тебе страшно и кажется, что ничего не получится. Надо просто идти вперед. Пусть сначала неуверенно — ничего. На моем опыте эта практика всегда себя оправдывает.

— Но ведь есть риск ошибиться, даже опозориться. Люди запомнят, что ты чего-то не умеешь, это же может испортить репутацию?

— Ну, знаете, уж такой он, наверное, русский характер: не рисковать нельзя. И, к примеру, когда я выхожу на корт, я абстрагируюсь от всего, что может меня отвлечь и сбить настрой. Я не просто люблю теннис. Я — болею им. Когда моему сыну было лет 5—6 — это были 70-е годы, — я начала водить его на корты по выходным. А мы с мужем на соседнем корте играли. И хотя времени вечно не хватало — столько было дел, — все равно при каждой возможности я играла. И когда была послом на Мальте — тоже.

— Похоже, теннис оправдывает свою репутацию — спорта для биг-боссов?

— Ну, конечно. Такая уж игра — дипломатическая. Располагает людей к доверительности. И прекрасную атмосферу создает для общения политиков, бизнесменов. Как-то проще все решается в такой обстановке. Звоню я, например, в субботу Фетисову, начали обсуждать важные рабочие вопросы, и вдруг я говорю: “А прилетай лучше завтра в Питер, на “Санкт-Петербург Оупен”. Как раз будет финал, закрытие. Матч сыграем и при личной встрече обо всем поговорим”. Он сказал: “О'кей!” И вот он здесь. Все так просто, открыто. Сейчас как раз и будем решать вопросы строительства крупных спортивных сооружений.

— А в строительстве велотрека, над которым Александр Кузнецов уже столько лет бьется, поможете? Это же просто чудо архитектуры какое-то, а доделать до конца все не удается — денег не хватает.

— Поможем, обязательно. И дочерью Александра Анатольевича Светочкой Кузнецовой мы очень гордимся. Здорово, что питерская теннисистка выиграла Открытый чемпионат Америки!

— Скажите, а вам как президенту питерской федерации тенниса хотелось бы, чтобы “Санкт-Петербург Оупен” конкурировал по уровню с Кубком Кремля?

— Конечно, хотелось бы! И мы думаем о том, как поднять статус турнира. Чтобы девочки тоже у нас играли. Я хочу, чтобы все в Санкт-Петербурге было лучшим.

— Вы не устаете от общения — вас же каждый день на части разрывают?

— Устаю, если честно. И порой приходится минимизировать ненужные контакты.

— Одного не пойму, как у вас сил и времени на все хватает.

— Наоборот, при таких рабочих нагрузках, которые я испытываю, только спорт меня и спасает. Устаю иногда до изнеможения. Но все равно после рабочего дня обязательно — два часа в тренажерном зале, потом — бассейн. Пришла в шесть вечера, домой ушла в десять. И что вы думаете? Усталость как рукой снимает!




Партнеры