Африканские страсти

Жанну Фриске на проекте довели до слез

14 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 518

На Первом канале продолжается реалити-шоу “Сердце Африки”. Игроки, разделившиеся на два племени — Реки и Песка, — начинают по-тихому ненавидеть друг друга. Есть первые “жертвы” — двоих участников программы зулусы уже “съели”. Остальные “сердечные африканцы” продолжают охотиться за крабами и просят у Дерева Желания вина и жвачки. Но зулусы готовят “варягов” к настоящей охоте на дичь покрупнее. Последние события на проекте для читателей “МК” комментируют певица Жанна Фриске, которая вошла в звездный экспертный совет, и проводник племени Реки — зулус Комба.


Жанна Фриске:

— У меня была своя веская причина сделать выбор в пользу Племени Реки. С детства помню название Лимпопо, а от стоянки “речников” до этой легендарной реки рукой подать. Высадилась уже в сумерках, и пробираться через заросли пришлось практически ночью. Джунгли живые, здесь все время слышишь чье-то дыхание, какие-то шорохи, голоса разных животных. Но они меня не пугали. После двух “Последних героев” меня сложно чем-либо напугать.

Когда я пришла на место, участники проекта как раз готовили ужин. Сразу стало понятно — они тут совсем не голодают. И по-моему, от этого совершенно расслабились. Когда в конце первого дня моего пребывания одна из девушек, Оля Сидорова, если не ошибаюсь, пошла к Дереву Желания и попросила сливового вина и жвачку — я чуть в обморок не упала. “Герои” о такой роскоши и мечтать не могли.

Но более всего странно и неприятно было, когда перед схваткой племена даже не поздоровались друг с другом. У них были такие лица, как будто они пришли на войну. Я, кажется, даже крикнула тогда: “Ребята, почему вы не улыбаетесь, в чем дело, что случилось?!” После этого испытания Ира Тонева из группы “Фабрика” (она в Племени Песка) пригласила меня в гости. Мне очень хотелось понять этих людей, наших соперников. Но с их стороны я не почувствовала ничего, кроме какой-то страшной агрессии, как будто мы и правда враги. Видимо, от этих эмоций и переживаний я, прощаясь со своим племенем, расплакалась как дура. Но абсолютно искренне. Даже показалось, что эти мои слезы ребят немного напугали. А тут и погода испортилась, начался шторм. И Совет, на который должно было идти наше племя, отложили.

Вообще же, если говорить об игроках, то все они на самом деле большие молодцы. Никто не ленится: все работают, стараются быть занятыми делом и принести племени пользу. Вот это ощущение тепла у меня сохранялось все те два дня, что я прожила с ребятами. Еще и поэтому расплакалась, прощаясь с ними. Ведь каждый из игроков оставил след в моем сердце. Лена Пинчук, хоть и маленькая, и наивная, с большими детскими хлопающими глазами, но очень сильный ребенок — готова и к холоду, и к голоду. Хотя по-детски все-таки тянется к Шакире. Оля такая заботливая, как мама-курица. Для нее важно всех накормить, чтобы всем было тепло. Немножко огорчил лишь Конан. Мне будет очень грустно, если он не проявит себя как мужчина. Быть просто хорошим парнем в этой игре мало. К нему прислушиваются, его уважают. Конану осталось лишь это понять и научиться правильно пользоваться. Иначе будет очень сложно, и его быстро отправят домой. А свой голос я бы отдала Шакире — ей нужно дойти до конца. Но Оля в опасности из-за своего прямолинейного характера. Она не сомневается: как сказала, так и должно быть. Но ей не хватает чисто человеческой поддержки. Вот пусть мой голос ее и поддержит.

Зулусы постепенно привыкают к странным гостям из далекой России. Участники проекта уже не кажутся туземцам чужаками. Хотя некоторым вещам аборигены все еще не устают удивляться.

Зулус Комба:

— Прошли еще три заката со дня, когда мы встретили русских. Их жизнь становится все тяжелее, нам тоже приходится несладко, но мы сильные, мы здесь родились.

Начались дожди, гремит гром и сверкают молнии. Старики говорят, что это боги разговаривают с людьми. И что во время грома надо замолчать, прекратить работу и сидеть не шелохнувшись. Русские этого пока не понимают, но рано или поздно им придется подчиниться законам Африки, если они хотят здесь выжить. По-моему, русским пока здесь холодно. Обычно ранней весной погода у нас быстро меняется, и жаркие дни чередуются с холодными. Перед самым приездом русских погода резко испортилась. Мы пробуем им объяснить, что это ненадолго, но они еще плохо понимают наш язык.

Наблюдать за русскими очень интересно, они не похожи на нас и иногда поступают довольно странно. Например, вместо того, чтобы просто постирать свою одежду, как это делают наши женщины, они зачем-то стали ее закапывать на берегу океана, кажется, это придумала пожилая женщина (Люба. — Ред.). Когда мы рассказали об этом в деревне, наши сильно удивились и спросили: а как они потом находят свою одежду? На самом деле русские сначала отмечали место, где зарывали одежду, — камнями или палками. Но на днях, после большого прилива, океан стер все эти следы. И они долго ходили с лопатой по берегу, пытаясь найти место, где накануне закопали свои вещи.

А еще русские на глазах превращаются в зулусов — каждый день шьют себе одежду, похожую на нашу. Мы уже сделали свой выбор и выгнали двоих русских как самых неумелых и неготовых жить нашей жизнью. Они, конечно, плакали, но надо было раньше думать. Остальных мы учим делать палки для охоты. Рано или поздно им придется перестать ловить этих почти несъедобных крабов и принести в дом антилопу или дикую свинью. Потом мы научим их метко бросать палку, и тогда можно будет идти в буш за добычей…




Партнеры