Плохо раскрытая тема

Педагогическое послесловие к суду над директором школы в городе Ярославле

14 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 219

“МК” уже рассказывал о суде в Ярославле над директором школы, который на другой день после экзаменационного сочинения дал возможность претендентам на медаль то ли дописать, то ли переписать сочинение.

Скажу сразу: это, бесспорно, грубое нарушение, хотя и не понимаю, зачем нужен был судебный процесс (первый такого рода в России)? Но есть тут и другая проблема. Как учитель, начавший 1 сентября свой пятьдесят четвертый учебный год, не могу об этом не сказать. Скажу резче: не могу об этом молчать. Уже несколько лет с выпускниками ведут нечестную, я бы даже сказал, полностью отвечая за свои слова, подлую игру.

В 2003 году были заранее опубликованы 500 тем сочинений, из которых несколько потом будут на экзаменах (в этом году их стало чуть меньше — 382). Я тогда сказал, что преподавание литературы в 11-х классах России прекращается: всех будут натаскивать на эти злосчастные 500 вариантов. Увы, я оказался прав. Но дело не только в безумном количестве тем сочинений. Формулировки многих из них были таковы, что нормальный школьник раскрыть их просто не мог. При этом сплошь и рядом нарушались документы самого Министерства образования. В этом году, к примеру, в Москве была тема “Проблема человека и власти в произведениях А.И.Солженицына” (обратите внимание на множественное число — в произведениях!). Между тем романы Солженицына в школе не изучаются. “Один день Ивана Денисовича” — только в профильных школах. Во всех остальных лишь рассказ “Матренин двор”.

В каждом из блоков было дано изречение, верность которого выпускник должен был раскрыть только на материале литературы, не обращаясь ни к своим личным наблюдениям, ни вообще к фактам реальной жизни. Вот и доказывай, что “нет более просветляющего, очищающего душу чувства, как то, которое ощущает человек при знакомстве с художественным произведением”. А если я считаю, что нет более просветляющего чувства, чем материнство, отцовство, любовь, дружба, патриотизм? Тогда навсегда попрощайся с надеждой не только на отличную, но и вообще на положительную оценку. Такая школа словоблудия и фарисейства!

Естественно, к школьникам заспешили на помощь. В одной газете главный редактор, маститый литературовед, дал консультацию, как написать тему по “Евгению Онегину”. Уже тот факт, что профессор, защитивший докторскую диссертацию по роману Пушкина “Евгений Онегин”, должен объяснить, что нужно написать в сочинении, сам по себе свидетельствует о том, куда завели школу составители тем. Но это еще не все. Консультация эта начинается с того, что профессор объясняет, что тема сформулирована неверно! И дает совет, как из этой ловушки выбраться. Я уже не говорю о народных умельцах, которые стремительно тиражом в несколько десятков тысяч экземпляров выпустили сборники шпаргалок (так и написано на обложке), где каждая тема “раскрыта”, да еще пунктиром обозначено, как ее вырезать, чтобы текст оказался на обоих сторонах листа. Об уровне этих шпаргалок не говорю.

И вот закономерный результат. По мнению комиссии города Москвы, проверявшей сочинения учеников, представленных на медаль, “подавляющее большинство работ отличает отсутствие личного начала. Сочинения претендентов на золотые и серебряные медали приводят в уныние и приводят экспертов к недоуменному вопросу: как такие разные молодые люди могут быть авторами, по сути, одного усредненного сочинения?” А разве могло быть иначе?

Нужно ли говорить о том, какой урон все это наносит самой литературе? Темы эти еще раз показали, почему ученики сплошь и рядом обращаются к наводнившим книжные магазины сборникам “золотых”, “лучших”, “отличных” и “самых лучших сочинений”: просто без них невозможно обойтись. “От таких, казалось бы, невинных историй, — писал Корней Чуковский, — начинается цепная реакция двуличности, вероломства, ханжества”. Я бы добавил и другое: так убивают любовь к литературе, больше того — порождают не только равнодушие, но и ненависть к ней.

А теперь вернемся в Ярославль. В 2005 году лототрон выдал городу и области блок сочинений под номером 23. Обратимся к нему.

1. Стихотворение М.Ю.Лермонтова “Дума” (восприятие, истолкование, оценка). Не буду говорить о нелепом слове “оценка”. Выпускники школы должны на экзамене оценивать Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Блока… Но спросите любого учителя литературы, и он скажет вам, что анализ стихотворения как экзаменационная тема доступен лишь для наиболее подготовленных выпускников.

2. “…По роковой силе своего таланта, по крови, по благородству стремлений… и масштабу своей душевной муки Горький — русский писатель” (А.Блок). Еще три года назад, когда впервые предложили эту тему, в педагогической печати было однозначно сказано о ее полной некорректности. Что может одиннадцатиклассник написать о роковой силе таланта Горького и масштабе его душевной муки после “Старухи Изергиль” и пьесы “На дне”? Что касается “крови”, то величайший русский лирик Фет вообще не был русским по крови. И даже в Пушкине, как, впрочем, и в самом Блоке, текла не только русская кровь.

3. “Тема любви в лирике Некрасова”. Я проверил все утвержденные Министерством образования документы. В трех утвержденных им программах любовная лирика Некрасова представлена одним стихотворением, в двух — ни одним. В документе, который называется “Обязательный минимум содержания образовательных программ по литературе”, названо лишь одно стихотворение Некрасова о любви. Думаю, что комментарии излишни.

4. А) “Образ Понтия Пилата и проблема совести в романе М.А.Булгакова “Мастер и Маргарита”. Б) “Сны героев и их связь с проблематикой романа М.А.Булгакова “Белая гвардия”. В “Обязательном минимуме…” рядом с темой “М.А.Булгаков” в скобках сказано: “обзорное изучение”. К этим словам дана сноска: “Обзорное изучение, в отличие от текстуального, не предполагает детального углубления в текст произведения”. Не буду говорить о том, что обе предложенные темы предполагают углубление в текст произведения. Два года назад я обратился в Министерство образования с просьбой расшифровать мне термин “обзорное изучение”. И мне было сказано, что поскольку оно не предполагает углубленного изучения текста, то эти темы... не выносятся на экзамен.

5. “...Нарушитель любви к ближнему первым из людей предает самого себя” (по одному из произведений русской литературы ХХ века). Я спросил нескольких учителей, на каком произведении и как можно раскрыть эту тему. Никто не смог ответить. Тогда я обратился к критикам и литературоведам. Они тоже мне не ответили. Ну и сам я не знаю, о чем тут надо писать.

Вот в какую ловушку попали ученики и учителя Ярославля. Повторяю: я не оправдываю директора школы. Но уверен, что должностное преступление утвердившей эти темы Федеральной службы по надзору в сфере образования куда тяжелее.

Имя директора ярославской школы известно теперь всей стране. Имена тех, кто составлял экзаменационные темы, — тайна. А страна должна знать героев непрофессионализма. Директора школы оштрафовали на 10 тысяч рублей. А сколько заработали на этих темах околопедагогические деятели? Директору школы запретили в течение трех лет занимать руководящие должности. Была бы моя воля, я бы на тридцать три года отлучил сочинителей этих одиозных тем от изготовления экзаменационных материалов.




Партнеры