“Паромщика” нанял Леонтьев,

а каталась с ним Пугачева

15 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 191

Еще несколько лет назад за его песни готовы были драться. Знаменитого “Паромщика” Николая Зиновьева в свое время делили Пугачева и Леонтьев. Мало кто знает, что именно Леонтьев был первым исполнителем этой песни. Однако Алла Борисовна подсуетилась и первая сделала запись на ТВ, тем самым закрепив за собой все права. Позднее она уверяла коллегу, будто понятия не имела, что песня уже занята. Впрочем, автор музыки Игорь Николаев признавался в узком кругу, что Алла просто потребовала у него эту композицию в самых решительных выражениях.

13 ноября сего года на юбилее Зиновьева в Кремле “Паромщика” со сцены тянул уже Николай Басков. Леонтьев зажигал “Казанову”, а Пугачева и вовсе не пришла.


— У меня никогда не было соперниц, я их просто не замечала, — рассуждала за кулисами Лайма Вайкуле. — Даже если бы они были, то я подставила бы им подножку. Главное — это полное физическое устранение.

Басков вел дискуссию на тему женской красоты, заявляя, что он чемпион по женскому вниманию к себе. А Софию Ротару на концерте сопровождала верная невестка. Жена сына не отходила от свекрови ни на шаг.

Из последних сил пиаря себя, Маша Распутина втюхивала журналистам, что она не только хорошая певица, но и трепетная мать. По случаю отсутствия рядом ее дочери информацию проверить не удалось.

Александр Малинин к концу вечера сперва потерял ориентацию: метался между репортерами и стражами правопорядка, а затем у него пропал голос — певец захрипел в микрофон, смутился и убежал.

— Депардье собрался уходить из кино? Ну что ж, может, ему негде сниматься. А я не собираюсь покидать сцену. Зачем? Если у меня есть силы и голос? — заявлял Иосиф Кобзон, готовясь к выходу на сцену.

Валерий Леонтьев, который, заканчивая свой триумфальный гастрольный тур, разогрел до точки кипения традиционно замороженных прибалтов, а затем сорвал три аншлага в Питере, пребывал в “каникулярном” настроении: ему предстоял гастрольный путь на Восток, в Землю обетованную, где, по словам артиста, “потеплее, повеселее, в общем — весна”.

— Валера, в последнее время вы побили все рекорды по количеству муссирующихся в прессе слухов...

— Я сам себе реклама и сам себе СМИ. Если ты отработал как следует город, не филоня, не левой ногой, значит, вправе ожидать, что следующий раз люди к тебе снова придут. А если кое-как сработал, то и не жди больше публику. Правда, я не пробовал. Вернее, пробовал, но не получается. А слухи... ну, ходили, ну, будут ходить, меня это не трогает.

— Значит, можно написать, что вы не только покидаете большую сцену, но и уезжаете в Израиль на ПМЖ?

(Пожимает плечами.)

— Ну, напиши. Мне одной сплетней больше, одной меньше — без разницы.

— Давайте назовем это не сплетней, а шуткой. А то, что вы весь гастрольный тур — на таблетках, тоже неправда?

— Да чего только у меня там не было! Целый кошелек такой здоровый имелся всевозможных средств. Сначала употреблял все подряд — кто чего посоветует. Доупотреблялся до того, что в Таллине температура у меня была уже не повышенная, а 35,5. Тогда только вызвали врача, которая взяла всю эту охапку и высыпала в мусорку. И назначила нормальное лечение.

— Вас так любовь зрителей подкосила: все вызывали на бис, вызывали и добили?

— Что ты! Совсем наоборот! У них такая радость детская, когда они слышат “Исчезли солнечные дни”, или “Казанову”, или “Ярмарку”, у них аж крик идет. Это мой любимый блок. Когда видишь такую отдачу публики, делаешься здоровым. Нет, зрители ни при чем. Это мой обычный весенне-осенний бронхит, протекающий на фоне застарелого курения. Я зато понял: привычка курить — пагубна.

— Зато милая сердцу: такую любимую не бросишь...

— Ну, я чуть меньше стал смолить последнее время. Раньше успевал перекурить на концерте во время последнего переодевания, теперь хоть этот эпизод исключил — и то маленькая победа. А вообще я курить бросал. Однажды. И каждую ночь мне снилось, что я с сигаретой, особенно после каких-нибудь застолий. Наутро я спрашивал у своих близких: “Вы не видели, я не вставал ночью, не курил?..” Это продолжалось ровно год. А потом я, совершенно измученный этими снами, снова начал злоупотреблять.

— Как сегодня ваше здоровье?

— Колени мои оставили меня в покое. Но это временно. Бронхит сходит на нет. Сегодня проснулся, откашлял положенные свои 20—30 минут, и видишь — здоров. А грипп еще не подошел. Вот Израиль у меня вместо весны. В Москве-то самое дрянное время наступает...

— Да, погода депрессивная. На вас действует?

— У меня же окна дома наглухо закрыты — ставни опущены, и я не знаю, что на улице, даже видеть не хочу. Но в машине-то едешь, видишь и думаешь: “Это все аж до мая!”

Концерт Зиновьева закончился поздним вечером и плавно перетек в банкет. Правда, дошел до него из звезд только Александр Песков, который толкал тосты до самой полуночи.





Партнеры