Свадебный олигарх

Бизнесмен оказался не муж, не враг, а так...

15 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 607

Глядя на неугомонную девчушку, которая носится по квартире, как электровеник, уже не верится, что ее пытались убить еще в утробе матери. Киллер нанес беременной, на 7-м месяце, женщине 20 ножевых ранений! Родственники узнали посиневшую, истекающую кровью Марину только по огромному животу, в котором все еще билось сердце ребенка.

— Врачи уговаривали меня прервать беременность, мол, после пережитого шока скорее всего малышка родится с психическими отклонениями или хуже — инвалидом, — вспоминает Марина. — У меня словно выросли крылья: убийце не удалось расправиться с дочуркой, а значит, я должна найти в себе силы ее доносить.


С Мариной мы познакомились в салоне красоты. Эффектная внешность, одежда от кутюр, дорогие украшения не вписывались в образ обычной маникюрши.

— Всегда знала, что мужчины ничего не понимают в женской красоте, — вырвалось у меня. — Вам бы женой олигарха быть!

— А я и есть жена олигарха, — тяжело вздохнула Марина. — Правда, бывшая.

— Вот мы с мужем в своем особняке в Америке, на берегу искусственного озера, только что он выловил огромного осетра, — показывает она фотографии. — А вот я плаваю в бассейне в отеле “Балчуг Кемпински”, за мужем закреплен номер на одном этаже с Аллой Пугачевой. А вот мы в Атлантик-Сити, видите, какие хмурые: проиграли в казино 500 тысяч долларов...

Поклонники разбирались друг с другом по “закону гор”

Про таких, как Марина, говорят: “За ней мужики табунами ходят”. В свои 19 лет Марина была уже второй раз замужем. С первым мужем они разбежались через полгода после свадьбы. Марина не успела почувствовать себя свободной, как очередной поклонник Анатолий сделал ей предложение. Супруги жили в Ташкенте. Он — хоккеист, она — кандидат в мастера спорта по художественной гимнастике. Муж часто уезжал на сборы и соревнования, Марина работала продавцом в чековом магазине “Березка”...

— Андрей, мой будущий третий муж, приходил в магазин каждый день и не давал мне проходу, — вспоминает Марина. — Я влюбилась в него с первого взгляда, но вида не подавала. Он мне казался необыкновенным: мужчина с демонической красотой, темными волосами и пронзительно карими глазами. О нем ходили разные слухи, мол, бывший криминальный авторитет, а в начале 90-х годов стал владельцем кооперативов и заводов в Узбекистане. Он сразу перешел в наступление, мол, давай с тобой встречаться. Я была замужем, а он женат. Для меня неприемлема супружеская измена, поэтому я отшивала кавалера.

Андрей ухаживал за Мариной в лучших традициях кинематографа: то подъедет к магазину на черной “Чайке”, то перегородит дорогу белым лимузином. Полюбоваться на героя-любовника выходил весь магазин. Он скупал цветы тоннами, и квартира Марины даже зимой напоминала цветущую оранжерею. Муж ее был в постоянных разъездах и не догадывался о поклоннике жены.

— В это же самое время за мной приударил грузин Зулейко, — вспоминает Марина. — Видел меня буквально пару раз и тут же сделал предложение. Я не на шутку перепугалась, после того как темпераментный мужчина заявил, что у него на родине не требуется согласие женщины на замужество: надевают мешок на голову — и поехали в горы.

Однажды к Марине в магазин явилась целая делегация во главе с седым стариком с огромным букетом черных роз.

— От таких жутких цветов, от которых словно веяло смертью, меня аж мороз по коже пробрал, — говорит Марина. — Мужчина представился отцом Зулейко, поклонился, протянул букет, и тут же процессия удалилась.

Марина шла домой и всю дорогу думала, что же этот букет может означать. Вдруг послышался резкий скрип тормозов. Как и обещал Зулейко, ее затолкнули в машину и надели на голову мешок.

Андрей опоздал буквально на несколько минут, приехал, чтобы забрать Марину с работы. Мужчина тут же пустился в погоню, благо машина Зулейко была известна всему городу.

— Андрей разобрался с грузином тоже по “закону гор”, — рассказывает Марина. — Слава богу, что неудавшийся ухажер остался жив.

Золушка превращается в принцессу

Освободитель пленницы Андрей, как и положено герою, получил свою награду — Марину. В этот же день женщина рассказала о своем романе мужу, собрала вещи и ушла.

— Жизнь моя напоминала сказку о Золушке, — грустно улыбается Марина. — Из хрущевки я переехала в трехэтажный особняк. Сначала Андрей подарил мне квартиру и двухэтажный дом в Ташкенте, а потом еще и дачу в Подмосковье. У меня было два водителя, три повара, прачка, горничные и охрана. Подруги говорили, что живу, как актриса: цветы, бриллианты.

Андрей не спешил жениться на Марине. Две его бывшие жены с детьми не давали голубкам ни на минуту забыть о своем существовании.

— Постоянно терроризировала его первая жена, требуя денег. А вторая однажды подогнала к моему дому аж пожарную машину: забор был очень высокий, и она перелезла по лестнице, — вспоминает Марина. — Она ворвалась в очередной раз просить Андрея вернуться к ней ради детей. Он тем временем отсиживался в подполе, в прошлый раз бывшая супруга расцарапала его до крови. Удар пришлось брать на себя: бить она меня не стала, только оскорбляла. Когда любишь человека, не замечаешь его недостатков, тогда мне и в голову не приходило, что ведет он себя как трус.

Дела Андрея шли в гору семимильными шагами. Из узбекского авторитета он превратился в соучредителя американского банка, владельца офисных зданий и предприятий в Москве.

— Когда-то я думал, что 100 тысяч долларов — это большие деньги, — хорохорился Андрей. — А теперь — тьфу, на них даже яхту приличную не купишь. Мы уезжаем в Атлантик-Сити, где у нас на два месяца забронирован президентский номер...

Андрей решился на брак лишь спустя год после рождения их общей с Мариной дочери Кристины. Супруг покорял Америку, и Марина летала на свидания за океан каждую неделю. Они звонили друг другу буквально каждый час. Марине приходили счета за переговоры не менее чем на 6 тысяч долларов в месяц.

— Я нашла свою вторую половинку, — говорит Марина. — Думала, неужели люди бывают так счастливы? Я создана для семьи и мечтала родить пятерых детей.

Однажды Андрей позвонил Марине и попросил продать всю недвижимость в Ташкенте, Москве и Подмосковье. Якобы это нужно для того, чтобы все деньги вложить в филиал его банка. Кроме того, вот-вот он получит американское гражданство, и тогда Марина с дочкой переедут в Штаты навсегда.

Бывшие жены Андрея тоже не теряли времени даром. Первая выпросила дом в Бостоне, мол, сыну нужно непременно учиться в Гарвардском университете, а вторая...

— Как-то раз я позвонила мужу, и, к моему огромному удивлению, трубку сняла его вторая жена, Наташа, — вспоминает Марина. — Андрей сказал, что пока она живет в нашем доме, потому что у ее матери огромные связи и она помогает бывшему зятю получить “грин карту”. Но у него, разумеется, с бывшей супругой нет никаких отношений.

Когда Марина в очередной раз приехала с маленькой дочкой навестить супруга, она была шокирована, что его бывшая жена расхаживает по дому как хозяйка, плавает в их бассейне и играет в теннис под окнами в их спальне.

— Она нам не мешает, — успокаивал Марину Андрей. — У нас столько комнат, а ей негде жить. Неужели тебе не жалко бедную брошенную женщину? Мой долг помогать всем своим бывшим женам и детям.

Вернувшись в Россию, Марина порхала от счастья — она ждала второго ребенка.

— Какая ты у меня молодец, — гордился Андрей. — Продай оставшиеся машины, акции заводов и немедленно приезжай. Я присмотрел тебе лучшую клинику для родов!

Марина сделала все, как велел ей муж, и позвонила его обрадовать.

— Ты знаешь, Мариночка, как-то мы поторопились со вторым ребенком, — как обухом по голове огорошил он беременную, на 6-м месяце, женщину. — Не знаю, как тебе сказать. Я вернулся к своей бывшей жене, у нас опять семья. И самое главное — общий бизнес, если мы с ней расстанемся, я потеряю все. Но ты не беспокойся, буду тебе помогать деньгами...

— Я была на грани самоубийства, — вспоминает Марина. — У меня не укладывалось в голове: мы так друг друга любили. Единственное, что у меня осталась, — малогабаритная квартира, куда я и вернулась. У меня началась такая жуткая депрессия, что даже до 5-летней дочери мне не было никакого дела. Девочкой полностью занималась няня.

Падчерица лучшей подруги навела убийцу

Прошел всего месяц после пережитого шока. Женщину не утешали разговоры с психологом, не спасали от истерик микстуры с валерьянкой.

— Однажды поздним вечером в дверь позвонили, и я пошла открывать, — вспоминает Марина. — Мне даже в голову не пришло спросить: “Кто?” — я была в состоянии прострации.

На пороге стоял 18-летний парень — муж падчерицы лучшей Марининой подруги.

— Меня очень удивил его приход, потому что мы были знакомы лишь заочно, — говорит Марина. — Я обратила внимание, что молодой человек очень нервничает. Он протянул мне сверток, мол, там подарки для будущей новорожденной девочки от моей приятельницы. Он попросил попить, я оставила его у порога и пошла на кухню.

Марина наливала чай и почувствовала, что сзади кто-то стоит. Обернулась, а за ней незваный гость с топором в руках.

— Он ударил меня по голове, — вспоминает Марина. — Если бы не огромная заколка в волосах, которая вдребезги разлетелась, но все-таки смягчила удар, он бы расколол мне череп с первого же раза. Я сама бывшая спортсменка, у меня хорошая реакция, мне удалось вырвать из его рук топор. Он упал на кафельный пол, и, к счастью, от него отлетела рукоятка.

Марина умоляла оставить ее в живых, не понимая, что ему нужно от беременной женщины.

Парень не обращал внимания на ее мольбы и схватил нож, который как раз лежал на кухонном столе. Марина подставляла под лезвие руки, пытаясь хоть чуть-чуть смягчить удары. Он с остервенением колол ее в грудь, видимо, рука не поднялась бить в живот.

— Я не чувствовала боли, — вспоминает Марина. — Думала только о том, чтобы не вернулись с прогулки старшая дочка с няней. Я ничего не видела, кровь лилась в глаза словно вода из душа. В какой-то момент я почувствовала, что пальцы онемели и болтаются на кистях, как плети. Парень не был профессиональным киллером, и я даже об этом жалела: лучше бы не мучил, а убил сразу. Вдруг он отбросил нож и надел мне на голову пакет, чтобы я задохнулась. И тут мне опять помогло спортивное прошлое: несмотря на огромный живот, я перекинула его через себя. Парень схватил полотенце и, обмотав его вокруг моей шеи, стал душить.

На крики и шум прибежала соседка.

— Марина, что у вас там происходит? — закричала она через дверь.

Соседка спугнула убийцу, и он пулей выскочил из квартиры. Приехала милиция и “скорая помощь”, но этого женщина уже не видела и не помнила. Марина очнулась спустя несколько дней в реанимации. Несмотря на жуткую боль, подтянула руки к животу. Чудо, но ребенок был с ней.

Ей сделали несколько операций. Убийца нанес ей четыре сквозных удара в легкие и повредил сердечные мышцы. От удара по голове топором в черепе было несколько пробоин. Пальцы напоминали месиво, их в буквальном смысле сшивали по кусочкам.

— Вы действительно родились в рубашке, — сказал ей врач. — Но можете и не выжить. Предлагаем попытаться спасти ребенка, вызвать роды раньше. Но это огромный риск: малышка сильно недоношенная, поэтому никто не может дать гарантию, что она выживет...

— Господи, дай мне родить ребенка, — взмолилась Марина. — Убийце не удалось лишить малыша жизни, значит, я должна его доносить.

На удивление медицинской комиссии, медленно, но Марина поправлялась. Через два месяца она родила Мишель (иностранное имя супруги выбрали ей еще в Америке): здоровую и доношенную девочку. Разумеется, 20 ножевых ранений давали о себе знать. После родов Марине пришлось делать новую операцию: грудь налилась молоком, и разошлись все старые швы.

Спустя год состоялся суд над неудавшимся убийцей. На суде он полностью признал свою вину и получил 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Падчерица Марининой подруги подослала своего возлюбленного убить женщину, чтобы потом им никто не помешал забрать из квартиры деньги, которые, как они думали, остались от продажи недвижимости.

Папа — американский олигарх — не прислал малышке и матери ни цента. Зато пришла телеграмма, которая заканчивалась словами: “Я же тебе говорил, что с ребенком мы поспешили!”.

“Я позвала дочерей и сказала, что теперь у них будет брат...”

— После случившегося я полностью изменилась сама и изменила свои принципы воспитания детей, — говорит Марина. — Я отдала старшую дочь на дзюдо и карате, чтобы она всегда могла постоять за себя. Ей было всего 7 лет, а она уже научилась готовить и убирать, как взрослая. Знакомые осуждали меня за излишнюю жесткость, но я не обращала внимания: если меня не станет, мои дочки должны все уметь делать сами.

— Немного оклемавшись после многочисленных операций, я купила у приятелей старенький “Жигуленок” и вечерами “таксовала”, — рассказывает Марина. — Новорожденная дочка спала тут же, в корзинке, на заднем сиденье. Мне сочувствовал весь Ташкент, все знали мою историю любви и трагедии, и очень скоро совершенно посторонние люди устроили меня на работу в кондитерский магазин.

Через несколько лет Марина стала заведующей магазином, и ее дочери уже ни в чем не нуждались. Несколько лет назад они перебрались в Москву, чтобы девочки получили российское образование. Марине не впервой начинать все заново. В столице она окончила курсы маникюра и устроилась работать в салон красоты.

Пока мы разговаривали с Мариной и смотрели фотографии, домой вернулись с прогулки дети. И в комнату как ураган ворвался белокурый малыш с криками: “Мама! Мамочка!”

— А это еще кто? — удивилась я, от неожиданности опрокидывая стакан с чаем.

— А это мой 4-летний сын! — гордо сказала Марина. — Приемный. Я его обожаю, все говорят, что он похож на меня как две капли воды.

Марина всегда мечтала, что у нее будет пятеро детей. И, видимо, этой мечте суждено сбыться.

— У этого мальчика мать посадили в тюрьму за разбойное нападение, когда ему не исполнилось еще и двух лет, — рассказывает Марина. — Малыш рос на моих глазах, лепил куличики из песка перед моими окнами. Разве я могла допустить, чтобы такого славного мальчугана отдали в детский дом? Сейчас я обеспечена, пусть нет былого богатства, но я могу дать ребенку нормальную семью, водить его в хороший детский сад. Я позвала своих девочек и сказала, что теперь у них будет брат. И вот уже полтора года он живет с нами, мы все в нем души не чаем!

С сыном Марине тоже пришлось помучиться. Малыш попал к ней истощенным и сильно ослабленным. Уже в тюрьме у его матери обнаружили туберкулез.

— Сына я полностью обследовала, — говорит Марина. — Он здоров. Даже если бы он, не дай бог, оказался болен туберкулезом, я бы все равно от него не отказалась. Если уж его полюбила — значит, на всю жизнь.

Муж-олигарх впервые за 9 лет приехал в этом году в Россию и наконец-то увидел свою дочь Мишель.

— Моя копия, — с гордостью заметил Андрей. — Хорошо, что она родилась. А то я тогда погорячился, ты уж, Марина, прости. Я смотрю, и ты не хило устроилась: в Америке, между прочим, маникюрши прилично зарабатывают. Я, как всегда, весь в бизнесе...

Андрей за эти годы нисколько не изменился, все такой же импозантный. В свои 49 лет он выглядит на 30 — чудеса американской пластической хирургии. Марина по-прежнему эффектная и шикарная — в отличие от супруга без искусственных вмешательств. Ведь красота — это на всю жизнь. И годы испытаний, лишений, обид и разочарований над ней не властны.




Партнеры