Русалка из соседнего двора

Мария Яина: “С меня срывали купальники, мне разбивали лицо, меня топили — а мне это нравилось!”

17 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 622

В синей бейсболке, презентованной лично Фернандо Алонсо, она напоминала свою суперзнаменитую теннисную тезку Марию Шарапову. На таких спортсменок неизменно вешают ярлык: “секс-символ”. Им даже выигрывать что-то необязательно. Они могут ничего не говорить, ничего не делать. Просто сидеть, улыбаться и радовать собой мир. Но представить такую красоту в разорванном купальнике, с разбитым глазом и расцарапанным лицом — дикость! Однако моя героиня Мария Яина — ведущий бомбардир сборной России по женскому водному поло — заявила, что для ее вида спорта это обычное явление. И улыбнулась так, что Мадонна бы заплакала!


У нас в редакции невероятное количество красивых девушек. И каждый гость, впервые переступив порог “МК”, неизменно открывает рот от эстетического шока. А потом долго не может его закрыть. Правда, наши собственные мужчины давно избаловались и считают всю эту красоту чем-то само собой разумеющимся. Заелись! Зато стоит им увидеть свежее лицо какой-нибудь новой красавицы — и почти неделю они будут говорить только о нем.

По Марии Яиной томятся до сих пор, хотя прошло куда больше недели: “А кто это тогда с тобой был? Такая спина прямая, и глаза — синие…”

— Правда, что женское водное поло напоминает аквариум с пираньями, — первым делом спросила Машу, — и что там все девицы хищные, разорвать друг друга готовы, лишь бы выхватить мяч?

— Так в этом особый драйв! Просто со стороны смотрится диковато…

— Но как же вы решились прочувствовать это на себе?

— Все так неожиданно обернулось. Как говорится, было б счастье, и несчастье помогло… Вообще я уже 13 лет занимаюсь. Начала в 11. У меня в детстве был компрессионный перелом позвоночника со смещением. Месяц лежала в больнице, а потом 2 месяца в санатории. Сидеть нельзя было вообще. Исключительно ходить или лежать на спине. Причем совершено неподвижно. Только пальчиками шевелить.

— Все тело было в гипсе?

— Нет, не в гипсе. В санатории мне сделали корсет. А на руки надевали кольца с гирьками. Растяжка называется.

— Но ребенок же с ума от всего этого может сойти: как его заставить все время лежать?

— В том-то и дело! А я мало что понимала в 10 лет. Все время вставала ночью. Была ребенком подвижным и непослушным. Врачи все время кричали: “В инвалидном кресле ездить будешь!” А корсет у меня до сих пор дома стоит. Помню, как доктор предостерег: “Вы его не выкидывайте. Лучше в чулан запихните. А то примета такая есть. Если избавиться от такой вещи, она снова обязательно понадобится”. Потом я еще 2 года лечилась. Ходила на массаж. И в какой-то момент мне сказали, что было бы неплохо записаться в бассейн. Тогда мама отвела меня в бассейн при МГУ — потому что он был ближе всего к нашему дому. И в первый же раз меня увидела тренер по водному поло. Почему-то сочла, что у меня способности, и позвала в свою группу. Я пришла на тренировку, а там... ой, там можно было делать все что угодно. Отнимать любыми способами мяч, друг друга топить. И мне стало ужасно весело и интересно!

— Даже когда вас топили?

— Зато это было азартно и так захватывало! А потом я пошла к врачу на осмотр, и он поинтересовался: “Вы плаваете?” — мама ответила: “Ой, да! Конечно! Водным поло занимаемся!” Врач так и выпал в осадок. Как закричит: “Что?! Какое еще водное поло! Да вам только тихонечко на спинке или брассом плавать можно!” Мама взяла под козырек: мол, поняли — уходим! Но я сразу заявила: “А вот и нет, мамочка! Уже никто никуда не идет”.

— И что же — спина от таких подводных игр совсем не болела?

— Практически нет. Напрягало только, что после каждой тренировки надо было надевать корсет. А перед тренировкой расшнуровываться, все это снимать. Впрочем, ерунда. Я же никуда не торопилась.

— А не страшно было снова на больничной койке оказаться: потопили бы как-нибудь неудачно или за руку дернули?

— Да я даже не думала об этом. Убеждала себя, что плавать — это хорошо. А главное, мне по-прежнему было весело.

— Знаете, с виду вы в крайнем случае на представительницу синхронного плавания тянете — и то лишь из-за развитых плеч. А где же мощный торс, накачанная спина? В водном поло ведь нагрузки сумасшедшие: у девушек фигуры как у мужиков становятся!

— Это просто под кофточкой мышц не видно. А так у меня бицепсы — о-го-го! И когда открытые маечки надеваю, знакомые сразу комплимент делают: какая же ты большая!

— Хорошенький комплимент!

— Главное, меня саму все устраивает. Я привыкла.

— Так, может, у народа просто мнение ошибочное и у вас в сборной все такие стройные?

— Девушки у нас интересные — просто фактура у всех разная: кто-то крупнее, кто-то худее. Но занятие действительно тяжелое, и на каждую свой отпечаток накладывает. Однако в личном счастье это не мешает. Рано или поздно у многих появляются семьи, и вполне счастливые.

— А помните свой первый турнир?

— Еще бы! Я тогда занималась в младшей группе при МГУ, и однажды, когда одна студенческая команда по каким-то причинам на соревнования не приехала, нас, малявок, включили вместо нее — во взрослый турнир! Как сейчас помню, в городе Саратове. Конечно, мы проиграли там все на свете, но счастью все равно не было предела. Мы почувствовали себя такими крутыми!

— Родители у вас тоже спортсмены?

— Отнюдь. Разве что папа в юности занимался боксом, но карьеры на ринге так и не сделал. Стал в итоге успешным юристом. Но, может, в глубине души, как и все родители, хотел, чтобы его несбывшаяся мечта воплотилась в детях. Тем более брат у меня к спорту отношения не имеет. Любит разве что смотреть. Так что вся надежда была на меня.

— Отец гордится вашим “серебром” в мировой лиге нынешнего сезона?

— Гордился бы... В этом году мы его потеряли.

— Простите... Но для вас это, наверное, самая любимая медаль за всю карьеру?

— Самая значимая. А любимая — другая. “Золото” первенства Европы по молодежке в 2000 году. Команда у нас тогда просто удивительная подобралась, и мы вообще ни одной игры не проиграли.

— А Олимпиаду в Афинах выиграть могли?

— Могли. Но нам досталась тяжелая подгруппа: канадки, американки, венгерки. На гречанках мы сломались. А чемпионками в результате стали итальянки.

— В спорте часто встречается выражение “заклятые подруги”, как насчет вашей команды?

— Мы дружим по-настоящему и доверяем друг другу. В конце концов мы из одной тарелки ели, огонь и воду вместе прошли.

— И в то же время вы конкурентки, когда состав сборной определяется. Не может быть, чтобы все перманентно любили друг друга.

— Если кто-то сломает руку или ногу накануне ответственного матча, никто радоваться не будет — уверяю вас. А что касается “работы локтями”, так это в порядке вещей — лишь бы судья не видел. Потому что даже за попытку удара игрок удаляется.

— Значит, если судья не увидит, так хоть до крови соперницу кусай — никто не накажет?

— У нас вид спорта такой — бои без правил. Иногда за игру по нескольку купальников меняешь, потому что их с тебя срывают!

— А есть отработанные “скрытые приемы” — чтобы соперниц “обезвреживать”? Знаете, как в греко-римской или вольной борьбе некоторые атлеты детским маслом “Джонсон беби” обмазываются, чтобы противник ухватить их для броска не мог.

— Я лично никогда не щиплюсь и никого специально не бью. А вообще, конечно, есть.

— Вы мстите друг за друга, если кого-то из вашей команды ударят исподтишка?

— Еще бы! Если кто-то заденет тебя под водой кулаком или локтем, якобы случайно, ты просто говоришь напарницам номер этого игрока, и уж будьте уверены: обидчица живой с поля не уйдет. Через всех наших по рукам пройдет.

— Вы сами тоже деретесь и кусаетесь?

— Я — нет. По-моему, это делают те, кто больше ничего не умеет.

— Но от других вам доставалось?

— Уж конечно, за двенадцать-то лет тренировок! И в нос попадали, и в глаз. Помню, один раз так подбили — на улицу стыдно было выйти. Люди же бог знает что подумать могут, когда у девушки по всему лицу какие-то странные царапины.

— А защитные аксессуары в женском водном поло не предусмотрены?

— Нет, для защиты у нас совсем ничего нет.

— И не жалко вам себя, свою коммерческую внешность?

— Да я даже не задумывалась никогда об этом.

— А случалось из-за мальчиков с подругами по команде ссориться?

— И возможности такой никогда не представлялось. У нас просто времени не бывает с кем-то знакомиться.

— Даже когда соревнования в каком-то красивом курортном месте проходят? Неужели никто ухаживать за такими девушками не пытается?

— А когда? У нас же времени свободного почти не бывает. А за то, что бывает, ничего серьезного не заведешь.

— Что же, и молодого человека у вас нет?

— Почему, есть. Он тоже водным поло раньше занимался.

— У вас в жизни все так удачно складывается. Случалось, что близкие люди вам завидовали, предавали?

— Случалось, что я ошибалась в людях. Говорят же, что умные учатся на чужих ошибках, а глупые на своих. Только по жизни все время получается, что учишься на своих, хотя вроде не дурак. Просто пока сам во что-то не вляпаешься, ни родители, ни друзья тебе не докажут, что ты не прав. А вообще мне много раз приходилось бороться за место под солнцем. И слезы были. Просто я по натуре — оптимист.

— Кто вы по амплуа?

— В сборной — нападающая, а в клубе — полузащитник. Главное, и в том и в другом качестве можно забивать.

— И сколько голов забили за карьеру?

— Не считала. Я вообще никогда на этой почве не зацикливалась. Вот в прошлом году за один только матч с итальянками в мировой лиге 9 мячей заколотила. И, конечно, очень приятно было, все поздравляли. Только в итоге-то мы все равно проиграли.

— Как?! С таким количеством голов?

— Да. Со счетом 13:14. Вообще-то ничья была. Мы по пенальти уступили.

— Вот досада!

— Еще бы, обидно до слез: лишились “бронзы” — четвертыми стали.

— У тренеров всегда, как бы они это ни скрывали, есть любимчики. Вы из их числа?

— Не скажу, что я прямо любимица, но относится он ко мне хорошо. На самом деле никого не выделяет, чтобы в команде ревность не возникала. И такого, чтобы кого-то взяли на турнир из-за личной симпатии, никогда не было.

— Вам приходилось быть капитаном клубной команды или сборной?

— Нет, никогда. Это тяжелая работа. Надо быть очень опытным игроком и лидером по натуре. Не то чтобы я этими качествами не обладаю, просто, наверное, эта роль не моя.

— Вы не лидер по натуре?

— Смотря в каком смысле. Когда мне надо, я ставлю перед собой цель и добиваюсь ее. Вот решила попасть на Олимпиаду — и попала. Хотя конкуренция была жесткая. Из 20 игроков взяли только 13.

— А за границей вам играть никогда не хотелось?

— Нет.

— Но ведь наверняка условия там намного лучше?

— Не намного. Максимально возможный контракт в женском водном поло — тысяча долларов в месяц, плюс, конечно, тебе снимают квартиру. Но все равно — это не те возможности, ради которых стоит уезжать.

— Тогда ради чего вообще убиваться в таком жестком спорте? Вы ведь даже в пределах России ни разу клуба не меняли — только за московский “Скиф” играли. Хотя другие команды и условия лучше и денег больше предлагали!

— Предлагали, но мне не хотелось ничего менять. Наверное, есть вещи важнее денег. Чисто человеческая привязанность, например.

— Неужели за столько лет не надоело в одном и том же соку вариться?

— Есть немного. Потому и собираюсь заканчивать со спортом.

— И что же дальше?

— Вообще-то хочу получить второе образование — языковое. Но сейчас у меня все так удачно складывается. Прохожу пробы на телеканале “Спорт”. Заранее загадывать не хочется, но, если все получится — с удовольствием останусь в тележурналистике.

— А первое образование какое?

— Соцфак МГУ.

— Ого! И что, реально успевали учиться?

— В школе учителя говорили: “Вашей Маши вечно нету…” Хотя я училась хорошо. Но все равно потом закончила вечернюю школу-экстернат и поступила в университет. Правда, сессии иной раз через месяц после официального окончания закрывала. Мне декан разрешил. У меня был свободный график посещения и сдачи экзаменов. И педагоги всегда шли мне навстречу.

— А любимые предметы какие были?

— Психология, философия.

— Философ с внешностью русалки — это любопытно. И что же запомнилось из лекций?

— Про религию было особенно интересно. Разные традиции, восприятие мира.

— А вам никогда не хотелось чем-то радикально другим в жизни заниматься? Модельным бизнесом, например? Или, скажем, податься в актрисы?

— В модельный бизнес — однозначно нет. Ходить по подиуму туда-сюда — это не для меня. Вообще-то есть знакомые, которые этим занимаются. Они рассказывали, как их вертят перед камерами: встань так, посмотри туда — и так целый день. Это же с ума сойти можно! А вот в качестве актрисы себя попробовать было бы интересно.

— Кого хотелось бы сыграть?

— Кого-то похожего на меня саму — такую же жизнерадостную и веселую барышню. А насчет конкретного персонажа никогда не задумывалась. Всю жизнь в спорте — игры, тренировки, перелеты — не до этого было.




Партнеры