Минфин спалил родную хату

Пенсионер требует компенсации за фашистов с правительства России

18 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 156

На днях Пресненский суд Москвы приступит к рассмотрению необычного иска. 77-летний московский пенсионер, бывший узник фашизма Василий Зякин предъявил иск к правительству России. За что? По мнению Зякина, именно действия руководства страны привели к тому, что он во время Великой Отечественной войны попал в плен, лишился крова и здоровья. Пенсионер хочет получить от государства в качестве материальной и моральной компенсации 1 млн. рублей.


— А у вас есть юридическое образование? — прямо в дверях спросил меня невысокий крепенький дедушка. И уже на кухне, за чашкой чая, гостеприимный Василий Иванович похлопал ладонью по стопке документов и фотографий, вынутых им из синей папки. — Вы не обижайтесь, здесь ведь столько тонкостей…

Его история похожа на тысячи других, произошедших с нашими соотечественниками в годы Великой Отечественной.

— Когда началась война, вместе с семьей — мамой, тремя сестрами и братом — я жил в деревне Маланьино Боровского района, — рассказывает Василий Иванович. — Дом наш был одним из лучших в деревне, было хозяйство, скотина…

Маланьино стоит неподалеку от Киевского шоссе, и, оккупировав стратегическую трассу, немцы стали нещадно эксплуатировать местных жителей. Сначала у них отобрали все съестные запасы. Потом, с наступлением холодов, всю теплую одежду и обувь. А зимой полураздетых, в лаптях и обмотках на ногах, колхозников заставляли ежедневно расчищать снег на дорогах. Васе Зякину в то время было 14, и ему досталось сполна.

— А когда немец в 42-м стал отступать, нас всей деревней ночью согнали на площадь и погнали колонной на фильтрационный пункт, — вспоминает Зякин. — Страху мы натерпелись — не приведи Господь! Кто замешкался — стреляли на месте. Кровь, рев, голод…

Освободили Зякиных спустя три месяца наши войска, но, вернувшись в родную деревню, они на месте избы нашли лишь черные головешки. Покидая деревню, немцы спалили 11 домов. Теперь пенсионер Зякин решил припомнить государству обиды военной поры. Но в суд он тянет не немецкие, а российские власти.

“Оккупация стала возможной в связи с нарушением законодательства, в связи с необеспечением надлежащей безопасности страны и граждан”, — гласит один из пунктов иска. Бывший несовершеннолетний узник хочет, чтобы нынешнее правительство вернуло ему 750 тыс. рублей за сгоревший дом, 150 тыс. рублей за моральный вред, связанный с оккупацией и пленом, и 100 тыс. за вред, причиненный здоровью.

— На международном Нюрнбергском процессе было вынесено решение, что Германия должна выплачивать СССР репарацию за нанесенный ущерб, — объясняет Зякин. — Но мы не смогли доказать, что наш дом сожгли немцы при оккупации, потому что в архиве сохранился документ, что в нашей деревне сгорел только один дом.

В 2000-м компенсации жертвам Второй мировой стало выплачивать правительство Германии. И, хотя к тому времени Зякин заручился официальным подтверждением, что его дом был сожжен немцами, компенсацию он снова не получил. Дом был записан на отца, и Зякину не удалось доказать свое родство с ним: документы-то все сгорели. Все, что получил бывший узник, — это 500 марок. И вот теперь старик решил вновь попытать счастья. А ответчиком назначен Минфин — как правопреемник главного финансового ведомства Советского Союза.

Это дело Пресненский суд будет рассматривать уже во второй раз. Весной этого года Зякину было отказано в удовлетворении иска. Основанием для отказа стало заявление представителя Минфина, что истец упустил сроки для возмещения компенсации, и то, что ему не удалось доказать, что хозяйство таки у его семьи было. Однако Мосгорсуд, изучив решение суда и приняв во внимание претензии истца, вернул дело на повторное рассмотрение.


КОММЕНТАРИЙ МИНФИНА.

На основании ст. 1069 Гражданского кодекса РФ ущерб гражданам в случаях повреждения имущества, произошедшего по вине госорганов, подлежит возмещению. Но распространяется на случаи, когда это произошло до 1 марта 1993 года. С точки зрения морали иск Зякина в Минфине назвали кощунственным по отношению к другим людям, оказавшимся в подобной ситуации, и чисто популистским ходом.




Партнеры