Свобода без майдана

Григорий Явлинский: “Москва — сытый город, но не настолько переевший, чтобы у москвичей холестерином забило все мозги”

18 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 132

На днях было опубликовано обращение с громким названием “К тем, кому дорога свобода”. Подписавшие его лидер СПС Никита Белых и лидер “Яблока” Григорий Явлинский утверждают, что выборы в Мосгордуму, которые пройдут 4 декабря, — не обычные региональные выборы, а чуть ли не референдум о выборе курса развития страны...

Не слишком ли громко сказано?

Об этом мы поговорили с одним из авторов обращения — Григорием Явлинским...


— Лозунг вашей кампании — “Без свободы нет справедливости, без справедливости нет свободы”. Вам не кажется, что слово “свобода” граждан больше не цепляет?

— Свободу, как и здоровье, большинство ценит уже тогда, когда теряет окончательно. А без свободы не может быть справедливости, которой хотят буквально все.

В 1917 году Россия боролась за справедливость, пролила много крови, но потеряла свободу. В 1991 году боролась за свободу, но потеряла справедливость. Пока до России не дойдет, что только сочетание того и другого может обеспечить устойчивое государственное устройство, — ничего хорошего ждать не приходится. Авторитарный режим, сложившийся в России в начале XXI века, бесперспективен, он лишь приведет к необратимому отставанию, окончательной потере конкурентоспособности, а возможно, и к развалу страны.

— Во Франции демократия, а вот что происходит…

— Ошибки и проблемы есть у всех и почти всегда. Разница в том, что в условиях свободы и демократии ошибки совершаются реже, а проблемы раньше или позже, хуже или лучше, но решаются, а в авторитарных системах только загоняются внутрь. Французы, конечно, справятся с хулиганами и погромщиками. И все общество будет так обсуждать причины случившегося, что президенту и правительству мало не покажется.

— 4 декабря в Москве пройдут региональные выборы, каких в России множество. При чем здесь “референдум и выбор курса страны на будущее”, как вы говорите?

— Дело не только в Мосгордуме: 35 депутатов на 10 млн. граждан при 20% явке и 10% барьере — это вообще не народное представительство. Так, декорация. Но Москва — особый город, столица, и из всех жителей России власти у нас реально считаются только с москвичами. Где-нибудь в Саранске, как бы вы ни голосовали и ни протестовали, Кремль это особо не заинтересует. А если большинство москвичей скажут своим голосованием, что им не по душе “ЕР” вкупе с коммунистами и националистами, то придется курс менять достаточно серьезно. Как еще людям высказаться, нравится ли им, как дела идут в стране — какая коррупция, как работают милиция и суды, не лгут ли им с утра до вечера, как с образованием и медициной?..

Впервые с 1990 года расстановка сил абсолютно ясна: если все нравится — голосуйте за власти, авторитарную бюрократию. Рядом — коммунисты, националисты. Им всем вместе сейчас противостоят объединенные демократы. И понятно, кто из них что предлагает. Демократы отложили на время давние споры о том, какие и как нужно проводить экономические реформы, и выступили объединенным списком. Нет, мы ничего не забыли и не прячем наши разногласия — просто сейчас не в этом дело. Вопрос в том, будет ли у нас опять власть и собственность принадлежать одной партии, будет ли эта власть контролировать граждан, или же наоборот. Будут ли суды выносить заказные приговоры, или все будут равны перед законом... Вот что решается на московских выборах.

“Придет назначенный мэр, какой-нибудь дядя Вася...”

— Предлагаете москвичам выступить полномочными представителями народа? Но Москва — не Россия, это сытый и относительно благополучный город...

— Я и не говорю, что москвичи должны представлять весь российский народ. Но себя-то они могут представить?

Москвичи никогда не выбирали себе в мэры бандитов или рецидивистов, но их лишили права выбирать мэра. Прийти на участок 4 декабря и проголосовать — единственный способ сказать, согласны вы с этим или нет. Мы, “Яблоко”, категорически не согласны, чтобы Москве мэра назначали.

Выборы в Мосгордуму являются единственным на сегодняшний день легитимным и реальным способом выразить свое отношение к проводимой в стране политике: к тому, что происходит на Кавказе, в армии, в здравоохранении, в образовании... И к тому, что в случае сокрушительной победы на этих выборах одной партии придет откуда-то назначенный мэр, какой-нибудь дядя Вася, который может отобрать те социальные возможности, которые давали москвичам все эти годы…

Да, Москва относительно сытый и благополучный город, но не настолько же переевший, чтобы у москвичей холестерином забило все мозги. А то, что кусок мяса можно съесть каждый день, а не раз в две недели, так это только должно помогать думать!

— Почему вы говорите: “После этих выборов придет дядя Вася”? Ведь срок полномочий Лужкова заканчивается только в декабре 2007 года...

— Если будет единопартийная послушная Мосгордума, то мэра можно поменять в любой момент. И я не удивлюсь, если вскоре окажется, что Юрия Михайловича в последний раз хотят использовать как паровоз для “Единой России”… Так что пусть москвичи знают: когда они голосуют за “Единую Россию”, они голосуют не за Лужкова, а совсем наоборот. На выборах мы с Юрием Михайловичем почти всегда были на разных позициях, но я знаю его давно и работал с ним вместе в очень сложных обстоятельствах. И надо отдать ему должное — человек он для Москвы совершенно особый, и любовь к нему многих москвичей вполне заслуженная.

Кто будет взамен? Команду его разогнали — значит, заменят на человека, который при однопартийной Мосгордуме будет бесконтрольно проводить совсем другую политику...

— То есть вы считаете, что популярному Лужкову не дадут досидеть до конца срока даже ради обеспечения стабильной ситуации в Москве в 2007—2008 годах?

— Могут побояться, что в критически важной ситуации он вдруг поведет себя независимо.

— А вы думаете — он может?

— Лужков, несмотря на все давление, самостоятельный политик. А таких сейчас очень боятся. Посмотрите телевизор — часто возникает ощущение паранойи по всем пунктам. У многих в Кремле панический страх хоть каких-то серьезных перемен в стране. Отсюда страх перед каждым сколько-нибудь независимым человеком, выдвижение застойных кадров. При этом передел собственности осуществлять — не боятся.

— Что простому москвичу от того, что будет передел собственности? Ведь ему-то это все не принадлежит...

— Каждому из нас важны безопасность, зарплата, социальные гарантии. А для этого надо, чтобы из города не ушли компании вместе с рабочими местами, чтобы не пошел передел бюджета и налогов, чтобы не уменьшили средства, идущие на социальную сферу города. А еще, помните, как в начале 90-х крепкие парни в черных шапочках пуляли в кого попало?

Лужков всегда работал так, чтобы его выбирали. Он кепки носил, в коллекторы лазил, учителям и пенсионерам первый стал платить надбавки и даже закон о монетизации льгот умудрился провести по-своему. Он хотел, чтобы его любили.

Новый мэр по новому закону без выборов придет — ему совершенно наплевать, любят его москвичи или нет. Ему главное отчитаться не перед москвичами, а перед тем, кто назначил.

“Вам лучше из брюнетки стать блондинкой”

— Неужели вы думаете, что у москвичей решатся отобрать “лужковские” социальные гарантии? Сами говорите, что власть дорожит спокойствием в Москве...

— Вряд ли кто-то станет нарочно дразнить москвичей: стабильность в Москве — это слишком серьезно, но защищать их и их интересы при мэре-назначенце будет уже некому.

— Получается, сейчас в городе все неплохо, мало проблем?

— Нет. Проблем много. Бюрократизм, коррупция, крайне искаженная многоступенчатая система управления. Мы об этом всегда говорили. Вопрос в том — мы на этом настаиваем, — что со всем этим можно разбираться только путем повышения открытости при принятии решений, а не наоборот. Даже на небольшой фабрике руководитель ни с чем не справится, если он пришел неизвестно откуда и не пользуется доверием рабочих. А Москва — не фабрика, а огромное сообщество разных людей.

Есть проблема миграции — важная как для страны, так и для Москвы, она требует решения. Сейчас ее не решают, а лишь неумелым регулированием открывают ворота для коррупции. Но это очень опасная тема, и ее категорически нельзя использовать, чтобы раскрутиться. Череп и длину носа потом будут измерять в том числе и самим инициаторам легко воспламенимых настроений. Разве непонятно, что если сейчас Москва выскажется за националистов, то вам лично, чтобы вы могли ходить по городу, лучше из брюнетки стать блондинкой и купить контактные линзы голубого цвета?

— Вы говорите о важности успеха объединенных демократов. Но коммунисты регулярно набирают по 20—30% по стране — и что, с ними считаются?

— Еще как считаются! Красные флаги и гимны сохраняют, военные парады проводят, про великие подвиги говорят, любимой оппозицией кличут, “маленьким” вокруг России обещают показать кузькину мать, национализацию проводят, большие компании отбирают. Ленина никак из Мавзолея вынести не могут, боятся... Много чего для коммунистов делается. Конечно, если власть невменяемая, она может ни с кем не считаться, полагаясь на танки и бронетранспортеры, но это пока, надеюсь, не наш случай.

— А если едва наберете 10%? Или не преодолеете этот барьер?

— Ничего это не изменит. Чтобы повлиять на власть, надо набрать больше.

— Но не все москвичи пойдут голосовать, исходя из глобальных соображений, которые вы предлагаете...

— Что ж нам теперь, пообещать, что если победят объединенные демократы, то в Москве декретный отпуск будет 15 лет? Я такого пообещать не могу. Может, и зря... Но еще раз говорю — 4 декабря решаются не менее серьезные вопросы.

“Избирателям не нужно идти на баррикады”

— В обращении за подписью вашей и Никиты Белых говорится, что “Яблоко” и СПС сделают все возможное для контроля за выборами. Что?

— Много наблюдателей выставим. Но дело не только и не столько в наблюдателях. Максимальная честность выборов будет достигнута при максимальной явке. Скажем, если на участки придет 60% избирателей, а не 20, тогда можете не сомневаться: как минимум половина из них проголосует за демократов. И даже если посчитают по-другому, то вся Москва будет знать, что ее опять обманули.

— Многие из тех, кто традиционно голосовал за “Яблоко” или СПС, не хотят идти на эти выборы не потому, что лень. Они говорят: “Опять те же лица, за каждым — тяжелый шлейф прошлых ошибок и поступков...”

— Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Сначала настаивают: объединяйтесь! Разъясняем суть серьезных экономических и политических разногласий. Нет, продолжают настаивать.

Сейчас ситуация обострилась и выходит за рамки даже самых острых межпартийных дискуссий — мы на пороге однопартийной системы, авторитаризм расцвел пышным цветом, по Москве маршируют колонны фашистов. Фашисты убивают иностранцев, представителей этнических меньшинств и раз за разом — своих политических противников. Они претендуют на политический контроль над всеми нами.

В противостоянии этому нет разногласий — объединились. Когда объединились, пожимают плечами — зачем объединились, они совсем разные?!

И в том и в другом случае нет ничего сложного — нужно только немного серьезно подумать о собственной жизни, о будущем своей страны. Но нет, даже это не всем по силам.

Тем, кто не собирается идти голосовать, надо знать: на самом деле они проголосуют за Путина и его политику. Если они приняли такое решение — это их выбор. Наше дело предложить альтернативу, и мы это делаем. А что касается лиц и политиков, и избирателей — я тоже не против, чтобы они у всех обновлялись, но — не всегда обновляются. Что поделаешь...

Помните, “лишь тот достоин правды и свободы, кто каждый день идет за них на бой”? Вам, уважаемые избиратели, пока не нужно идти ни на какой бой, ни на баррикады, ни на какой майдан, ни мерзнуть, ни проявлять отвагу!.. Нужно просто прийти в воскресенье на избирательный участок и спокойно проголосовать.




Партнеры