Муть в сериале

Есенин: “Не расстреливал несчастных по темницам”

22 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 369

По телевидению показали сериал про великого поэта, погибшего сто лет назад.

Что бы вы сказали, если в художественном фильме Николай I вызвал бы шефа жандармов Бенкендорфа и приказал отправить Дантеса и Данзаса, агентов III отделения, на Черную речку, чтобы убить Пушкина? Нечто подобное мы увидели в отношении того, кто сравнивал себя с Александром. Агенты Троцкого убивают Сергея.


С вождями он общался. Однажды Иосиф Виссарионович пригласил к себе Маяковского, Пастернака и Есенина и попросил переводить грузинских поэтов. Ничего плохого Есенину не сделал, отыгрался на его сыне и друзьях. И Лев Давидович не причастен к случившемуся в ленинградской гостинице “Англетер”, переименованной в “Интернационал”. Все, что показали нам, — злая выдумка, клевета.

Да, будучи до января 1925 года председателем Реввоенсовета, он назвал Есенина попутчиком, что поэта нисколько не возмутило:

Теперь в советской стороне

Я самый яростный попутчик.

О литераторах — попутчиках советской власти Троцкий писал статьи. С ними “творец” Октября готов был идти к мировой революции. Закавыченное мною слово сказано самим Сталиным в первую годовщину переворота, вошедшего в историю под названием Великой Октябрьской социалистической революции. Шагать к коммунизму вождю Красной армии, автору книги “Литература и революция” рядом с поэтом, сказавшим о себе: “Мать моя — родина, я большевик!” — было комфортно. Троцкому нравились сочинения “озорника и хулигана”. Каждый может в этом убедиться, полистав помянутую книгу, выпущенную издательством “Красная Новь” в 1923 году и перепечатанную в год развала СССР “Политиздатом”, когда за такую затею не угрожала кара. Троцкистов Сталин — убивал. Мой родственник отсидел 20 лет в лагерях за то, что вышел из парикмахерской на Невский посмотреть на демонстрацию сторонников Троцкого.

Многие современные сочинители, изображая исторические фигуры, такие, как Ленин, Троцкий, Сталин, Дзержинский, грубо искажают их образы. Но зачем в 2005 году представлять подло убитого вождя “черным человеком”? Ни о ком не наворотили столько лжи, как о Троцком. И вот еще одна гадость: изверг рода человеческого ораторствует над гробом гения, которого подло убили его сторонники и подвесили к трубе.

На чем основана эта версия, решительно отвергнутая Институтом судебных экспертиз и Институтом мировой литературы? Роман о жизни Есенина, на котором основан сценарий, опирается на “частное расследование” Эдуарда Хлысталова, бывшего следователя Петровки, 38, и политработника. После отмены цензуры и научного редактирования он издал три брошюры с детективными заголовками: “Тайна убийства Сергея Есенина”, “Любовь и смерть Сергея Есенина”, “13 уголовных дел Сергея Есенина”. Все кому не лень с началом перестройки явное начали выдавать за тайное: Маяковский не стрелял в себя, Максим Горький не умер от болезней, Есенин не повесился. Всех убили чекисты. К таким авторам принадлежал Эдуард Александрович Хлысталов. Взявшись за “любовь и смерть” поэта, он проявил себя графоманом с национально-озабоченным уклоном, ярым и запоздалым обличителем вождей революции и чекистов.

“В Политбюро растерянность. “Что делают наши чекисты? За что получают пайки?” — истерично вопят вожди на руководителей ВЧК. — Опять проворонили!”. Это реакция на восстание в Кронштадте.

“С трепетным волнением смотрели пролетарские вожди, прячась в затемненных ложах Большого театра, на почти обнаженное тело великой танцовщицы. Трое наркомов тянули ее каждый в свою сторону”. Это — о жене Есенина.

“То, что Есенин ненавидел вождей большевиков, большинство из которых были евреями, не говорит о его юдофобии. Их ненавидела вся Россия”.

Посмотрим, что писал сам Есенин:

Но это пакость —

Хладная планета!

Ее и Солнцем — Лениным

Пока не растопить!

“Русь бесприютная” о беспризорниках публиковалась при советской власти в таком извращенном виде:

В них Пушкин, Лермонтов, Кольцов

И наш Некрасов в них,

В них я.

……………………….

Не потому ль моею грустью

Веет стих,

Глядя на их

Невымытые хари.

Что скрывалось за точками?

В них даже Троцкий, Ленин

И Бухарин.

Как видим, вождей Есенин ставил в один ряд с великими поэтами и собой. Далеко не вся Россия испытывала к вождям ненависть, иначе бы победили в Гражданской войне белые. Не поэт, а бывший политработник возненавидел вождей и чекистов, когда их стало можно безнаказанно пинать ногами: “Дзержинский набирал в ВЧК бывших уголовников, психопатов, параноиков, откровенных садистов и сексуальных маньяков… Все без исключения ответственные должности в этой карательной машине захватили худшие представители своих народов — евреи, латыши, кавказцы”. Как удалось при таком составе агентов стать одной из лучших разведок и контрразведок мира?

Без трех последних слов: “евреи, латыши, кавказцы” — прозвучала эта муть в сериале. И без них, однако, озабоченное отношение к “малым народам” просвечивается на экранах. У Хлысталова не только все без исключения ответственные должности в госбезопасности не у русских. Большинство вождей — евреи. Большинство имажинистов — той же хреновой породы. Нельзя без отвращения смотреть на сцену скандала в квартире, где дама с характерным носом на глазах мужа впивается губами в Есенина, а в отместку его жена уходит с другим евреем в чужую спальню.

Примитивом, как и Троцкий, предстает Дзержинский, пригласивший Есенина на Лубянку для увещевания. Его люди с наганами ночью охотятся за поэтом, бьют в палате сумасшедшего, обыскивают квартиру дочери и внучки Льва Толстого. Чтобы доказать: сам на себя поэт рук не накладывал.

Что бы ни делал Есенин, соотносится в “частном расследовании” и сериале с ГПУ, даже когда он сжигает архив в печке. “Мы так и не знаем, что же сжег Есенин. Может, одну из гениальных поэм, может, какие-то важные документы… Можно не сомневаться, что он боялся их обнаружения сотрудниками ГПУ”. Но ведь мог сжечь не “гениальную поэму”, а ранние стихи или письма поклонниц. Нам показали: сжег пачку прокламаций “ордена русских фашистов”! Они извещали: “Дорогу русскому фашизму! Прочь малодушие и слабость. Черными лентами протянулись наши железные руки. Сообщаем о скором свержении Советской власти путем беспощадного террора. Призываем русский народ к спокойствию и сочувствию нашему великому делу освобождения Руси от жидов и коммунистов. Готовьтесь к великим событиям”. Членов “ордена” арестовали и расстреляли весной 1924 года. Зачем представлять великого поэта соучастником террористов?

После скандалов на Есенина завели 12 уголовных дел, не считая происшествия в Нью-Йорке, показанного в сериале. Второго в США не случилось, потому что Есенина с женой, как выразился Хлысталов, “выдворили из Америки”. Другая картина в советской России. 12 раз в Москве Есенин попадал, по его признанию, в “тигулевки” после драк с посетителями кафе, прохожими, дворниками и милиционерами. За такие выходки во всех странах судят, особенно когда истцами выступают полицейские. Но в случае с Есениным все иначе. За рукоприкладство по отношению к чинам рабоче-крестьянской милиции ни разу не наказали.

Однажды всю ночь слушали дело в товарищеском суде писателей, куда передал материалы следователь ГПУ. Не по поводу драки. Посетитель кафе донес, что Есенин с друзьями отзывался о советской власти “не только нелояльно, но определенно враждебно”, что они говорили: “Во всех бедствиях и страданиях “нашей России” виноваты жиды”. Все обошлось порицанием, что не помешало полковнику милиции утверждать: “В стране действовал декрет о суровой расправе над антисемитами, подписанный В.И.Лениным 25 июля 1918 года. На практике декрет применялся к расправе над любым человеком, который хотя бы словами осудит дела руководителей партии большевиков, государства, ЧК, являвшихся в значительной части евреями”.

За такие проделки приходилось сидеть в изоляторах. А он запросто уезжал из Москвы на Кавказ, ложился в клинику Ганнушкина, кремлевскую больницу, куда милиции хода не было. Ни разу грозная власть не довела дела до конца. Почему? Да потому, что покровительствовала “озорнику и хулигану”.

23 раза (!) вызывался Есенин на Лубянку. В Москве в годы Гражданской войны запретили выпускать книжки без визы Госиздата и военной цензуры. Но имажинисты сумели в 1919—1922 годах отпечатать 23 книжки, указывая на титульном листе разные города, где запрет не действовал. Когда же все московские типографии получили распоряжение не издавать проказников, Есенин нашел единственную из них, куда команда не поступала, а именно типографию МЧК. И эта выходка сошла с рук, потому что в Кремле заседали наркомы и вожди, заступавшиеся за поэта.

Есенин с друзьями расписал стены Страстного монастыря хулиганскими богохульными призывами: “Граждане, душ меняйте белье исподнее…” — обманув милиционера, что пишутся первомайские лозунги. Рядом с Моссоветом в один прекрасный день появились улица Сергея Есенина, улица Анатолия Мариенгофа. И к этому “перформансу” отец города и вождь партии Лев Каменев отнесся снисходительно. Разрешил у консерватории открыть магазин, где Есенин торговал своими книжками. Такие были вожди, сами угодившие на Лубянку. Сборник “Звездный бык” вышел из типографии… знаменитого бронепоезда Троцкого! С ним Есенин встречался, ходил в Кремль, желая издавать журнал. Второй человек советской России с радостью принимал. А нам показали, как коварный вождь пытается подчинить поэта злой воле.

Справедливости ради скажу, автор “Тайны убийства Сергея Есенина” не обвиняет Троцкого. За него это сделали творцы, не опасаясь иска в клевете. Между тем в первом издании книжки воспоминаний Василия Наседкина, родственника поэта, есть такие позднее вымаранные строчки: “Идеальным законченным типом человека Есенин считал Троцкого”. Никто в истории России до него, будучи главой армии, не писал о русской литературе. “Есенин еще впереди”, — пророчил Троцкий, когда поэт свыше года путешествовал по Европе и Америке. Он же сочинил некролог “Памяти поэта”. На траурном заседании в Художественном театре его зачитали.

Много в те дни появилось откликов на смерть Есенина. Максим Горький скорбел: “Мы потеряли великого русского поэта”. Алексей Толстой вторил: “Погиб величайший поэт”. Александр Серафимович, запрещавший Есенина за религиозность, — признался: “…единственный в наше время поэт. Такой чудовищной способности изображения тончайших переживаний, самых нежнейших, самых интимнейших — ни у кого из современников”. В 1926 году вышло четыре сборника воспоминаний — три в Москве, один в Ростове. Но лучше всех о погибшем написал автор некролога.

“Мы потеряли Есенина — такого прекрасного поэта, такого свежего, такого настоящего. И как трагически потеряли, он ушел сам, кровью попрощавшись. Под полунапускной грубостью Есенин прикрывался от сурового времени, в какое родился, — прикрывался, но не прикрылся…”

Причины самоубийства этот марксист искал не в любви, вине, болезни, а в социальных, классовых противоречиях. Вину возлагал на суровое время, современников, самого себя. Есенин, по его словам, лиричнейший поэт и интимнейший лирик, но “Эпоха же наша — не лирическая. В этом главная причина того, почему самовольно и так рано ушел от нас и своей эпохи Есенин”. Другую причину видел в крепкой “крестьянской подоплеке”. Потому что “в этой крепости кроется подлинная причина личной некрепости Есенина: из старого его вырвало с корнем, а в новом — корень не принялся. Город не укрепил, а расшатал и изранил его”.

Революционер увидел еще одну причину самоубийства: “Есенин интимен, нежен, лиричен — революция публична, эпична, катастрофична. Оттого-то короткая жизнь поэта оборвалась катастрофой… Поэт погиб, потому что был не сроден революции. Но во имя будущего она навсегда усыновит его”. Люди в зале плакали, слушая эти слова, словно сам Троцкий вошел в зал и ввел всех в экстаз, как это делал на фронте перед строем красноармейцев.

В финале некролог звучал как реквием: “И в нашем сознании скорбь, острая и совсем еще свежая, умеряется мыслью, что этот израненный и неподражаемый поэт по-своему отразил эпоху и обогатил ее песнями, по-своему сказавшими о любви, о синем небе, упавшем в реку, о месяце, который ягненком пасется в небесах, и о цветке неповторимом — о себе самом.

Умер поэт. Да здравствует поэзия! Сорвалось в обрыв незащищенное человеческое дитя! Да здравствует творческая жизнь, в которую до последней минуты вплетал драгоценные нити поэзии Сергей Есенин”.

Никто лучше не сказал о погибшем. Некролог напечатали “Правда” и “Известия”, “Огонек”. Казалось, солнце славы взошло над могилой. Но полгода спустя Есенин попал между молотом и наковальней, Троцким и Сталиным. Низвергая “творца” Октября, опровергли все им сказанное в “Памяти Есенина”. Раздался призыв “Развенчайте хулигана!”. Главный идеолог партии Бухарин сочинил “Злые заметки”. Той злости хватило на четверть века — так долго не издавали, не изучали, не писали о Есенине.

Теперь по случаю столетия показали сериал, где все шиворот-навыворот. Затащили поэта в расстрельную темницу! И показали нам. Лучше бы фильм запретила цензура.




Партнеры