Люди из тени

Есть такая профессия — тело защищать

23 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 284

Бодигардом, как теперь модно называют телохранителей, по идее, может стать каждый. Ну если только ростом выше Губина. Что тут особенного? Стильные черные очки, “пушка” под мышкой, накачанное плечо — рядом с оберегаемой персоной: вот внешний облик бодигарда. Но настоящим профессионалом своего дела, который действительно сумеет отразить нападение на клиента, закроет его своим телом и при этом сам останется в живых, способен стать далеко не всякий. Например, в подмосковном учебном центре в Балашихе подготовить “личника” на достойном уровне опытные инструкторы могут буквально за 10—15 дней. Тем не менее, как удалось выяснить корреспонденту “МК” на своем теле, настоящих специалистов безопасности в России можно пересчитать по пальцам…


В советские времена личная охрана была положена исключительно первым лицам государства — генсеку и членам ЦК. Их подготовкой занималась легендарная “девятка” — девятое управление КГБ. Профессионализм секьюрити был тогда на высшем уровне. Кстати, многие “личники” после распада СССР попали в самые элитные спецподразделения России — “Альфу”, “Вымпел”...

В начале 90-х годов в стране на личных телохранителей начался настоящий бум. “Личников” набирали все подряд, кто только мог себе позволить: банкиры, артисты, предприниматели, бандиты... Это было время криминальных войн и кровавых бандитских разборок. Но, по большому счету, телохранитель был элементом “пафоса”, точно таким же, как малиновый пиджак, мобильный телефон и подружка из топ-моделей. Человек с бычьей шеей мог отпугнуть своим внешним видом, но не спасти от пули киллера. Впрочем, это устраивало хозяина — крутой чувак за спиной лишний раз добавлял понтовости. Ветераны профессии телохранителя вспоминают, что в то время клиенты даже устраивали бои между своими секьюрити — стравливая их, как бойцовских псов, пытались выяснить, у кого охрана “круче”. Для некоторых такие соревнования оканчивались смертью…

— Мы, бывало, с парнями, с которыми предстояло драться, попросту договаривались, чтобы не бить в полную силу. Ведь ни ему, ни мне это не нужно. Так, просто обозначали удары и расходились, — вспоминает один из них.

Тогда заказчики платили охраннику “черным налом”, и для любого крепкого парня из российской глубинки 500—800 долларов, которые он получал ежемесячно, казались огромной суммой, за которую можно было терпеть любое отношение со стороны клиента.

Теперь все не так. Есть ФСО — Федеральная служба охраны — государственная структура, сотрудники которой охраняют первых лиц страны и госчиновников различного уровня. А также есть ЧОП — частные охранные предприятия, сотрудники которых охраняют частных лиц: звезд эстрады, кино, шоу-бизнеса, банкиров, предпринимателей и просто богатых людей. Но и те и другие в обязательном порядке заключают с клиентом договор, где четко прописаны все права и обязанности работника. Сейчас профессия телохранителя в России по-прежнему востребована, а уровень заработной платы достаточно высок. В среднем “личник” получает от 1000 у.е. и выше. Но эти деньги нужно отрабатывать не только крепким лбом и увесистыми кулаками.


КОГО КРУГЛОСУТОЧНО ОХРАНЯЮТ СОТРУДНИКИ ФСО?

Согласно закону о федеральной охране к объектам государственной охраны относятся:

— Президент России (пожизненно);

— премьер-министр;

— главы верхней и нижней палат парламента;

— председатель Конституционного суда;

— председатель Верховного суда;

— председатель Высшего арбитражного суда;

— генеральный прокурор;

— главы иностранных государств и правительств и иные лица иностранных государств во время пребывания на территории Российской Федерации.

При необходимости по решению президента охрана может быть предоставлена и иным лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации. Кроме того, федеральная охрана прикреплена к экс-президенту СССР Михаилу Горбачеву и первому Президенту России Борису Ельцину.

Ноль с перспективой

Не так давно в России появились школы и специальные центры, где готовят телохранителей. Корреспондент “МК” решил на себе проверить: каково это — быть профессиональным бодигардом? Я позвонила в учебный центр в подмосковной Балашихе, где телохранителей готовят по уникальной методике и используют богатый опыт краповых беретов.

— Приходите. С собой иметь спортивную форму и сменную обувь. Да, девушка, если у вас длинные ногти — придется укоротить, а то обломятся под корень, — сказали мне по телефону.

Я оказалась первой ученицей — представительницей слабого пола — все-таки считается, что это мужская работа. Тем не менее мне предстояло пройти базовый десятидневный курс. Единственное, что по собственной инициативе я исключила из курса, это рукопашный бой и экстремальное вождение автомобиля (не с мужиками же на кулаках рубиться!). Все остальные пункты решила осваивать без скидок: огневая подготовка, физическая выносливость, сопровождение клиента при утренней пробежке, в лифте, офисе, автомобиле...

В первый день обучения, когда новички прибывают в центр, им устраивают тестирование, чтобы инструкторы сумели оценить уровень их подготовленности и выбрать индивидуальную систему подготовки. Ведь среди обучаемых и “нулевой уровень”, и уже работающие по специальности люди.

— Честно говоря, я иногда поражаюсь профессиональному уровню подготовки сотрудников некоторых служб безопасности, — рассказывал мне инструктор Роман. — Казалось бы, серьезные клиенты, а у телохранителей больше показухи, чем реальных навыков.

Несмотря на все старания на тесте, мне поставили “ноль”. Но “ноль с перспективой”, то есть работать с таким учеником можно.

Первое занятие началось с моделирования ситуации, при которой телохранитель должен “сработать”. В моем случае это было сопровождение “випа” до автомобиля и посадка его в машину. Схема “вип + 1” — то есть клиент и один телохранитель, то есть я. Схемы, кстати, бывают разные: “вип + 1, 2, 3, 4”. Для этого специально подгоняется муляж машины, вокруг ходят “прохожие”, на крыше занимает позицию снайпер. Я, естественно, как и в условиях реальной жизни, где очень важен фактор внезапности, этого всего не знаю.

Мы с клиентом выходим из подъезда и идем в сторону автомобиля. Пытаюсь не отстать от него и даже что-то спросить на ходу, не забывая кокетливо поправить челку... Звуки выстрелов раздались как гром среди ясного неба, я толком ничего не успеваю сообразить, закрываю голову руками и падаю на землю. Рядом лежит мой клиент — “мертвый”…

— Ты не переживай, — помогает мне встать Роман, исполняющий роль “випа”. — У тебя ведь нет опыта. У нас тут точно так же “профессионалы” падали. А мы обучаем людей не только физическим и техническим моментам. Кстати, тяжело приходится с теми, кто был на войне, — там же учат вначале спасти себя, а потом вступать в бой. У нас наоборот — спаси клиента и сам умудрись остаться в живых...

Все понятно, на тестировании мне польстили, мой уровень — абсолютный ноль. Пробуем еще раз: сопровождаю “випа” и уже во все глаза смотрю на “прохожих”. В какой-то момент замечаю, что один из них держит руку под курткой. Я прыгаю на “випа”, валю его на пол. В общем, хотя инструктор и сам подкашивает ноги, успеваю отвести клиента от пули, но на этот раз “трупом” оказалась я сама…

Действовать нужно было совсем по-другому. “Випа” следовало укладывать на пол аккуратно, чтобы, не дай бог, его не травмировать. Уникальность методики, по которой здесь обучают, заключается еще и в том, что перед учениками ставится основная задача — не пасть смертью храбрых, а грамотно защитить “випа”, отбить атаку и самому остаться целым и невредимым.

На второй день обучения в 8 утра мы побежали кросс — 3 километра. Хорошая пробежка, если бы не...

— Цель справа! — крикнул инструктор.

Нужно достать из-под мышки пистолет и на бегу поразить цель справа. Это упражнение называется “целеуказание”. Оно довольно непростое, но, чтобы им овладеть в полной мере, особых талантов не требуется, главное — желание и ежедневные упорные тренировки. “Толчки” и “уводы” клиента тут оттачиваются до рефлекторного уровня.

Следующий этап: отрабатывание защиты “випа” в лифте и офисе. Для этого включается специальный лифт-тренажер, и проходят уроки в комнате, сдекорированной под современный офис. Здесь тоже масса своих нюансов и особенностей, которые должен знать телохранитель...

Прицельный глаз

Дальше мы перешли к огневой подготовке. Первая тренировка длилась четыре часа. Чередовались час теории и час практики. В первую очередь инструкторы уделяют основное внимание четырем элементарным правилам обращения с оружием:

— взял в руки оружие — осмотри (забыл — отожмись 10 раз);

— не держи палец на спусковом крючке (забыл — отожмись 10 раз);

— не направляй оружие на человека, даже если оно не заряжено (забыл — отожмись 20 раз);

— не оставляй оружие без присмотра (забыл — отожмись 10 раз).

Эти аккуратно написанные правила висят в центре повсюду: в тире, на внешней и внутренней стороне зданий, в столовой и даже над кроватями учеников. Хотя, признаться, за первые несколько дней я отжалась “за невнимательность” порядка пятисот раз!

...Мне достался самый настоящий боевой “макар”, только с резиновыми пулями в обойме. Сначала правильно обращаться с оружием довольно трудно. Нелегко даже нажимать на спусковой курок, потому что он тугой, как коробка передач в “Жигулях”! Непросто разбирать и собирать пистолет, проверять патрон в патроннике, да и просто набивать обойму патронами! Женским рукам с этой железной игрушкой под названием ПМ общаться тяжеловато (хорошо хоть ногти по совету инструктора состригла вовремя!).

...Через неделю я уже выполняла команды инструктора четко и буквально в считанные секунды. Подготовить оружие к осмотру у меня получалось отменно. Более того, засылать патрон в патронник меня научили четырьмя разными способами! Теперь, если я буду ранена (тьфу-тьфу!) — умею заряжать пистолет о подошву ботинок-берцев; если на улице мороз, а я в стрессовой ситуации и у меня влажные руки, заряжаю о себя — ведь в мороз руки могут прилипнуть к стальной коробке ствола.

Секрет успешной работы телохранителя заключается еще и в его мгновенной реакции. В центре это чувство пытаются вывести на рефлекторный уровень. Например, от момента движения руки в сторону кобуры и конечной точкой поражения источника угрозы (выстрел) должно пройти меньше секунды (!!!) — 0,96 с. Сначала даже невозможно сообразить, что произошло. Лишь по хлопку, дырке в мишени и дымку от пороха становится понятно, что был выстрел. Опытные инструкторы, кстати, все бывшие спецназовцы из краповых беретов — боевые офицеры и настоящие профессионалы, — обращаются с оружием, как с еще одним органом своего тела. Как они сами рассказывают, их преимущество в том, что помимо того, что они учат других, им каждый день приходится учиться самим. Я не раз наблюдала, как мой инструктор после трудного рабочего дня вечером тренировался сам. В тире инструкторы соревнуются между собой и ставят своеобразные внутренние рекорды. Таймером засекаются тройные и шестерные выстрелы. Три пули, например, вылетают у них из ствола за полторы (!) секунды, шесть — за 2,5! “Калашников” отдыхает...

— Зачем прищуриваешь глаз? Этого не стоит делать, — объясняет Рома. — Так ты не сможешь контролировать периферическим зрением ситуацию справа. А зачастую приходится, поразив основную цель, переносить сектор огня на вновь возникшую.

Кстати, тут меня научили, как выявить так называемый прицельный глаз. Нужно двумя глазами посмотреть на цель через круг из больших и указательных пальцев двух рук. Затем нужно закрыть любой глаз: если цель не сместилась, то этот глаз и есть прицельный.

На теоретических уроках мы изучали особенности психики. Например, один из рефлексов человека — всегда бежать на свет, даже если такая дорога намного длиннее темной. Или рефлекс толпы — не укрываться от пуль, а, наоборот, ломиться вперед, как на амбразуру. Опытный телохранитель действует на рефлексах, не думая: он никогда не наступит на канализационный люк, не пропустит вперед клиента в незнакомую дверь и даже (!) не уступит даме место, если она вызывает подозрение!

— Обучая телохранителей, мы как бы зажигаем их, стараемся вызвать в человеке интерес, влить особую энергию, — рассказывает инструктор. — Еще очень важно чувство плеча товарища. Многое зависит от коллектива, мы учим ребят понимать друг друга с помощью мимики, движений лица и коротких жестов. Общение между профессионалами идет на уровне мысли.

“Личник” — тень своего клиента. Он должен быть незаметен и одновременно выглядеть безупречно! Внешний вид — одна из особенностей бодигарда. Его одежда должна быть идеально чистой и выглаженной, обувь — блестеть, ногти подстрижены и ухожены, прическа — стильная, но только короткая. Даже изо рта у охранников всегда пахнет ментоловой жвачкой! И такие джентльмены должны подставляться под пули?

Есть, правда, секрет элегантной защищенности: бронежилеты у “личников” сконструированы под обыкновенный подпиджачный жилет, есть такие, что не видны даже под рубашкой. Они достаточно легкие, но пластины из прочного металла должным образом защищающие жизненно важные органы.

...Раз уж я отказалась от рукопашного боя и экстремального вождения автомобиля, то возместить этот пробел решила дополнительным курсом с инкассаторской группой. На первом занятии мы производили “выемку денег из банкомата”. Мой напарник осуществлял выемку, а я должна была его охранять. В первый раз “грабитель” меня “убил”, так как я уставилась в банкомат и закрыла собой напарника-инкассатора. В следующий раз была умнее — стояла спиной к товарищу, наблюдая за “прохожими” и не спуская руки с пистолета... В общем, инкассаторскому делу я обучилась довольно быстро.

— Помнишь, серия нападений на инкассаторов летом была? Это от низкого профессионального уровня такие промахи, — вздыхают инструкторы. — А вот не так давно был случай нападения на инкассаторскую группу, где водитель у нас обучался. И что? Он единственный сумел отразить нападение, еще и товарища раненого спас...

* * *

В режиме обучения десять дней пролетели незаметно. К “выпуску” из учебного центра я уже в полном объеме владела практическими навыками телохранителя и инкассатора. Про длинные ногти уже не вспоминала, зато как “Отче наш” могла оттарабанить все основные правила работы бодигарда. Ну и там мужика на землю уложить, из “макара” в мишени диаметром пять сантиметров дырок наделать...

Начальник центра двинул по случаю торжественную речь. Ну, типа, вы такие теперь крутые парни (девки тоже!), успехов, мол, на поприще охраны тел... А в самом конце добавил:

— Отсюда вышли уже более двух тысяч “личников” и более пятисот подготовленных инкассаторов. Всем им я желал, чтобы те знания, которые они здесь получили, не пригодились на практике. И вам я тоже этого желаю…




Партнеры