Фабрика скинхедов

Иностранные студенты: “Нам стыдно, что на нас нападают в этой великой стране”

24 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 290

Каждый год в России убивают от двух до пяти иностранных студентов. Одни преступники обвиняют приезжих в торговле наркотиками, а себя называют “санитары”. Другим не нравится разрез глаз или цвет кожи. Третьим иностранец попался “под горячую руку”.

Но все не объяснить “бытовым расизмом”. За нападениями на иностранцев, которые учатся в нашей стране, стоит большая политика. И большие деньги...

Что думают о сложившейся ситуации сами иностранные студенты? Что могут им ответить россияне? “МК” собрал экспертов за “круглым столом”.

“Нельзя ездить на “Арбатскую”, “Фили”

Абдулай БАРРИ, Гвинея, президент Ассоциации африканских студентов РУДН: — Я объясняю землякам: “Когда в Москве футбольный матч, не надо ходить на улицу. Нельзя ездить на станции метро “Арбатская”, “Фили”. В Измайловский парк — только с друзьями, там часто нападают!

Габриэль КОЧОФА, Бенин, президент Ассоциации иностранных студентов в России: — Два года назад около общежития Университета нефти и газа имени Губкина группа из 14 малолеток напала на студентов из Индии и Бангладеш. Нам удалось сразу этих скинхедов задержать. Мы позвонили в милицию. Приехали, забрали малолеток, а буквально через два часа малолетки опять вернулись. В милиции нам объяснили: “Это хулиганство. Нападавшим по 14 лет, поэтому привлекать их не будем”.

Джанг КИСОК, Южная Корея, президент Ассоциации южнокорейских студентов: — 8 апреля в Санкт-Петербурге на Невском проспекте средь бела дня напали на студентов из Южной Кореи. Один смог вырваться. Добежал до милиционера и попросил помочь. А тот заявил: “Я из ГАИ. Это не мое дело”. Пришлось звонить в посольство. И уже оттуда позвонили в милицию, чтобы хоть что-то сделали. Сюжет об этом показали по телевидению в Южной Корее. Теперь родители не хотят отправлять своих детей в Россию.

Милиция у нас просит паспорт, регистрацию. Но ищет предлог, чтобы потребовать деньги. Ко мне в гости приезжали мама и сестра. И милиция остановила и сказала, что нет какой-то справки, меня хотели задержать. Мама испугалась и плакала. Пять лет назад, чтобы отпустили, надо было отдать рублей 100. Сейчас и 500 для них мало.

Александр СОЛОВЬЕВ, начальник отдела международного образования Федерального агентства по образованию РФ: — После убийства студента из Перу я выехал в Воронеж. Из беседы с прокурором выяснилась очень интересная картина. Правоохранительные органы делают акцент на том, что происшедшее было хулиганством, — почему?! Сейчас выясняются ужасные вещи: основными участниками этого нападения — я совершенно точно говорю “нападения” — были студенты Воронежского педуниверситета. Это будущие педагоги!


СПРАВКА "МК"

За последние три года смертельным исходом закончились десять нападений на иностранных студентов в России. В этом году уже две смерти: 9 сентября в Санкт-Петербурге группа неизвестных избила третьекурсника Лесотехнической академии — 29-летний житель Конго скончался в одной из городских больниц. 9 октября в Воронеже избили палками и железными прутьями трех студентов из Перу и Испании. Скончался 18-летний студент из Перу.

“Какая разница — били меня или нет!”

Алексей МИТРОФАНОВ, депутат Госдумы (ЛДПР): — Москва — это один из самых безопасных городов мира. Давайте посмотрим на Колумбию, Йоханнесбург, Вашингтон и Нью-Йорк: там есть места, где белому человеку надо проезжать на огромной скорости. Мне многие иностранцы, без телекамер, в быту, признаются, что здесь даже безопаснее, чем у них на родине. Да, случаются опасные эпизоды, но это обыкновенное хулиганство, когда нападают на негров. Сегодня напали на негра — завтра нападут на русского. Только если напали на негра — будет гигантское обсуждение в прессе. Ну и что, 40 случаев нападения на иностранцев за год... Ну страна у нас большая!

Вот, кстати, если я приеду к вам в Гвинею (обращается к Барри Абдулай Кандье. — Авт.), то я никогда не буду критиковать местные власти.

“МК”: — Даже если вам в Гвинее битой по голове дадут?

МИТРОФАНОВ: — Да даже если и дадут! Ну нельзя со своим уставом в чужой монастырь! Мы даем свободно нас критиковать здесь, в России, а у вас, в Гвинее, меня за такую критику вообще убили бы!

“МК”: — Г-н Митрофанов, вас когда-нибудь били?

МИТРОФАНОВ: — Это некорректно. Какая разница — били меня или нет!

“МК”: — Вы не будете критиковать власти за рубежом, даже если вам наложат 10 швов на голову?

МИТРОФАНОВ: — Да, даже и тогда я не буду критиковать местные власти. Вот приеду в Москву — устрою всем по первое число. А там — нет, не буду критиковать.

Мигель де ла КРУС, Перу, президент Федерации студентов Латинской Америки РУДН: — Очень интересно, конечно, то, что говорит г-н Митрофанов. Тем более что многие студенты, которые учатся в России, приехали не по своей инициативе. Нас пригласили как отличников. Нам стыдно, что на нас нападают в этой великой стране. Кстати, я из Перу, но был в Колумбии. Там на иностранцев не нападают!

Габриэль КОЧОФА: — Я не хочу знать, как живут в Америке, как в Колумбии убивают людей. Я хочу жить спокойно в безопасной, процветающей России. Может, Митрофанов в чем-то прав, говоря: “Убили-то всего одного человека, а подняли шум!” Но для нас и один человек — это очень большая потеря, даже если в США каждый день убивают сто человек. Россия — не США!

“Они — тоталитарная секта, ловцы душ”

Габриэль КОЧОФА: — Я бы не сказал, что трагические случаи с иностранными студентами происходят именно из-за бытового расизма. Различные националистические организации, партии вроде “Родины”, ЛДПР говорят: “Россия для русских” — и этим провоцируют нападения. Но разве 80 тысяч иностранных студентов могут помешать жить 150 миллионам русских?

За счет подготовки специалистов для зарубежных стран Америка каждый год зарабатывает около 20 миллиардов долларов. Россия — всего 400 миллионов! Не исключаю, что провокационные высказывания российских депутатов, СМИ имеют иностранные истоки. Кому-то выгодно пугать студентов, которые хотят приехать на учебу в Россию.

Элла ПАМФИЛОВА, председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: — Самое опасное, на мой взгляд, — то, что делает партия “Родина”. Сейчас они разыгрывают очень опасную карту — националистическую. В предвыборной лихорадке они с ума сошли окончательно. Если лидеры партий будут открыто выражать свои ксенофобские взгляды, если правоохранительные органы на каждый факт нападения на иностранного студента будут говорить: “А, ладно, это бытовое хулиганство!”, эту фабрику по производству скинхедов мы, боюсь, в будущем уже не переварим.

Духовная нищета в обществе страшнее, чем нищета обычная. Этим и пользуются некоторые... они — как тоталитарная секта, ловцы душ. Сбивают молодежь в стаи. А мальчишки и девчонки, науськанные, чувствуют себя эдакими борцами за интересы русских. У нас нет действенной молодежной политики. Нет профилактики преступлений на националистической почве. Именно на профилактику я бы хотела обратить внимание. Потому что мы, конечно, легко можем переполнить наши колонии такими преступниками, а что дальше? Это глубокая, системная проблема...

Алексей МИТРОФАНОВ: — Господи, ну как же вы все здесь далеки от народа!

ПАМФИЛОВА: — Это я далека от народа?!

МИТРОФАНОВ: — Да, в том числе и вы. Я, перемещаясь по всей стране, понял: идет процесс подъема к новому переделу собственности. То есть те, кто в начале 90-х стрелял, немного расслабились. Кого в тюрьму посадили, кто стал владельцем крупной собственности. То есть бунт очередной грядет, понимаете вы это или нет со своими красивыми словами про системность? Сейчас подрастает поколение, которое никуда не пускают. Малые города России контролируются несколькими людьми: вором в законе, начальником УВД и парочкой коммерсантов. Остальные — лишние на этом празднике жизни. Куда они деваются? Да их подбирают политические партии! Ко мне в Великих Луках — ни работы, ни досуга! — подходят две девчушки лет по 17 и говорят: “Может, нам собрать подружек и пойти разгромить армянское кафе?”

Габриэль КОЧОФА: — И что вы им ответили?

МИТРОФАНОВ (с улыбкой): — Конечно, разгромить! А что? У девчонок русских ничего нет, а эти в своем кафе сидят, едят...

ПАМФИЛОВА: — Вот я и говорю: жилье, учеба, работа — вот что молодежи сегодня надо!

МИТРОФАНОВ: — Ой, да муть это все, что вы говорите!

“Китайцы — отдельно, корейцы — отдельно”

Александр СОЛОВЬЕВ: — В советское время селили в общагах представителей разных стран и обязательно советского студента. Хотели — не хотели, но привыкали друг к другу, был общий язык — русский. Это разряжало обстановку. Но после развала СССР стали селить по признакам землячеств: китайцы — отдельно, корейцы — отдельно...

Габриэль КОЧОФА: — Надо создавать условия для интеграции. А сейчас студенты из Перу, из Гвинеи и так далее общаются только между собой. Мы своими руками создаем криминальную обстановку, потому что нет связи между людьми. Вот мы учимся вместе с русскими ребятами в одной группе, а нам говорят: “В студлагерь вам нельзя, вы — иностранцы... Именная стипендия иностранным отличникам не полагается...” Еще иностранным студентам запрещено работать в России.

Мигель де ла КРУС: — Я иногда подрабатываю в ресторане официантом, но это нелегально.

Джанг КИСОК: — А я учусь по контракту, за меня платят родители. Приходится у них деньги получать. Я же не могу нарушать закон!

Александр СОЛОВЬЕВ: — Этот вопрос обязательно надо пересматривать. Ну вот подрабатывают они в кафе — в принципе их никто не ловит, не наказывает, но это нельзя. Получается, у иностранных студентов здесь нет никакого другого заработка, кроме стипендии в 600 рублей.


СПРАВКА "МК"

До 1957 года Москва была практически закрыта для иностранцев. История образования зарубежных граждан началась после первого Международного фестиваля молодежи и студентов в Москве, собравшего 34 тысячи гостей из 131 страны.

Цитата из “МК” тех лет: “Лесоруб из Новой Зеландии Бернард Хорнхек рассказывает: “Долго, очень долго я копил деньги на машину. Работал я, работала моя жена. Мы берегли каждую монетку. Когда денег накопилось достаточно, мы узнали о фестивале в Москве. С приобретением машины решили повременить. И вот теперь мы в Москве”.

“И все же мы благодарны России”

В России обучается около 90 тысяч иностранцев. Наибольшее количество составляют граждане стран Азии, Африки и Латинской Америки (55%). Россия занимает 8-е место по количеству обучающихся иностранных граждан. На первом месте — США (586 тыс. чел.). В год Соединенные Штаты получают от иностранных студентов около 20 млрд. долларов. Для сравнения: в бюджете РФ-2005 на нужды всего образования запланировано порядка 5,5 млрд., на науку — 2 млрд. долларов.

Александр СОЛОВЬЕВ: — Сейчас образование для иностранцев в наших вузах стоит в среднем 2000—2500 долларов в год. А за границей — сравните — 15—20 тысяч долларов.

Я полагаю, что кому-то действительно выгодно, чтобы студенты ехали не в Россию, а в те же западные страны. Когда сюда приезжают иностранные студенты-контрактники (их в 2,5 раза больше, чем госстипендиатов), они платят за свое обучение, проживание, питание, покупают одежду — это на круг дает 400 миллионов долларов в год. Тот же Воронеж получает в казну около миллиона долларов ежегодно от 1500 студентов.

Мигель де ла КРУС: — В Перу знают, что здесь может быть опасно, но с этим образованием можно везде работать, оно — одно из лучших.

Джанг КИСОК: — У нас в Корее принято, чтобы молодежь уважала старших. Для нас отец, царь, Бог и учитель — одинакового уровня. После учебы мы уедем в свою страну, но будут связи с преподавателем. Поэтому мне очень жаль, что господин Митрофанов сказал, что Россия — чужая страна. Мы так не думали. Здесь у меня нет родителей, но здесь мой преподаватель. Он мне как мама и отец.

Абдулай БАРРИ: — Мой папа окончил вуз в СССР. Когда старшим говорят, что дети поедут в Россию, они очень рады. А когда я говорю отцу, что меня могут избить на улице, он не верит, говорит, что это не Россия. Потому что, когда он здесь жил, их даже в магазинах без очереди пропускали. У нас стадионы, дома Россией построены. Российское посольство — единственное в Гвинее, куда можно прийти и напрямую разговаривать с послом.

Габриэль КОЧОФА: — Россия должна делать акцент на своих выпускниках. Патриоты никогда не забудут, что когда-то здесь учились. Но вот смотрите: единственный культурный центр России в Бенине закрыли 7 лет назад. Выпускники ваших вузов, просто чтобы поговорить по-русски, читать Пушкина, Лермонтова, собираются в комнате у одного друга...

Мы очень благодарны России за то, что она дает нам образование. Вот 5 лет тому назад Ширак в Бенине собрал президентов бывших колоний Франции и сказал: “Дорогие президенты, если мы, франкоговорящие, будем вместе, то представляете, какая это мощь?” Сегодня у России 600 тысяч выпускников. 13 президентов учились в Советском Союзе, в России, — главы Мали, Анголы, Египта, Вьетнама, Гайаны... Если Путин их пригласит и скажет: “Ребята, вас 13 человек, а я — 14-й, мы все говорим по-русски” — какая сила это будет!




    Партнеры