Джентльмены наудачу

Хмырем должен был стать Дуров, а Василием Алибабаевичем — Этуш

26 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 175

35 лет назад, в декабре 1970 года, начались съемки самой популярной советской комедии в жанре детектива — “Джентльмены удачи”. Хотя тогда мало кто мог предположить, что фильм растащит на цитаты вся страна. Да и название у него было другое. Маститый уже режиссер Георгий Данелия и молодая писательница Виктория Токарева принесли на “Мосфильм” сценарную заявку под условным названием “Рецидивист”. У этой заявки и появившейся два года спустя ленты нет почти ничего общего. Кроме разве что Косого в исполнении Савелия Крамарова. Даже герой Евгения Леонова изменил по ходу дела и свою профессию, и привычки. И в первоначальном варианте он был… майором милиции!


“Мы хотим создать фильм, в котором будут участвовать лучшие комедийные актеры: Леонов, Никулин, Крамаров, Миронов, Ролан Быков и др.” — с этого обращения к худсовету начинается сценарная заявка. По задумке Данелия и Токаревой роли должны были распределяться так:

Ролан Быков — фальшивомонетчик по кличке Миллиметр;

Юрий Никулин — профессиональный альфонс, многоженец;

Андрей Миронов — жулик по кличке Пижон;

Савелий Крамаров — мелкий карманник по кличке Косой.

Согласно исходному варианту сценария сбежавшие из зоны преступники собирались украсть картину “Последний день Помпеи”. Для этого герой Андрея Миронова поступил в музей экскурсоводом, а герой Ролана Быкова сделал копию полотна.

Сценарная заявка еще не была утверждена, а почти все актеры уже отказались от участия в картине. Миронова ждали другие съемки, Никулин не захотел вновь появляться на экранах в комедийной роли, у Быкова оказались более важные дела.

Сюжет быстренько переписали, придумали новых героев и принялись мучительно искать актеров. Прежде чем Георгий Вицин стал Хмырем, худсовет отсмотрел десятки претендентов (например, Льва Дурова). Но выбор в итоге все равно пал на комика Вицина. Правда, с ремаркой “поработать над гримом”.

На роль чудаковатого профессора-археолога Мальцева единогласно утвердили Эраста Гарина. А вот с Крамаровым, которого авторы сценария пригласили одним из первых, вышла накладка. Худсовету показалось, что во время кинопроб артист полностью выложился буквально в одном маленьком эпизоде. А хватит ли его актерских ресурсов на полноценную роль? — переживали на “Мосфильме”. Кандидатуру Крамарова все-таки утвердили, но с условием, что он будет искать новые краски в образе Косого.

Дольше всего подбирали исполнителя роли Василия Алибабаевича. Сначала хотели пригласить Фрунзика Мкртчяна. Но после того как ереванские правоохранительные органы намекнули, что Фрунзик стоит у них “на особом счету” (где-то провинился), этот вариант отпал. Фактурный Владимир Этуш показался высокому мосфильмовскому начальству неубедительным. В протоколе заседания худсовета значится: “Из представленных на кинопробе не годится ни один, сделать кинопробу И.Рутбергу”. Когда не повезло и Рутбергу, претендентов начали отсматривать по новой. И лишь тогда обратили внимание на артиста Государственного театра киноактера Раднэра Муратова, который и стал тем самым неповторимым Василием Алибабаевичем.

* * *

До сих пор непонятно: как советское начальство не запретило комедию, где главные герои — воры и рецидивисты, а с экрана льется блатная речь? Думается, здесь свою роль сыграл авторитет Георгия Данелия, который выступил в довольно необычном амплуа — не режиссера, а художественного руководителя картины. И все-таки сценарий разослали почти всем крупным милицейским чиновникам: на утверждение.

Вот, к примеру, выдержки из отзыва первого заместителя начальника ГУИТУ МВД СССР Ф.Кузнецова:

“…Нельзя не заметить и некоторых существенных недостатков сценария, устранение которых, по нашему мнению, повысит воспитательную роль фильма, усилит его общественное звучание. Вызывает недоумение образ полковника Верченко — представителя “всесоюзного розыска”. Авторы наделили его всевозможными пороками: малокультурен, неискренен, резок, раздражителен и т.д. Полковник Верченко — образ, естественно, собирательный. Стало быть, его моральные и деловые качества следует понимать как суть облика многих руководящих и ответственных работников органов, которым поручено бороться с преступностью”.

Не понравилась сотрудникам МВД и блатная речь героев фильма: “Текст сценария явно перенасыщен жаргоном преступников. Вызывает серьезное опасение, что фильм, снятый по этому сценарию, явится пропагандистом блатной терминологии, которая может быть поддержана молодежью”.

* * *

Прокатную судьбу картины определил — как это часто бывало — генсек ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Он одним из первых посмотрел фильм у себя на даче — и каждый кадр ему подробно комментировал Чурбанов. В то время зять генсека работал в МВД, так что о жизни в колониях знал много. В итоге искренний интерес Брежнева к картине снял все вопросы. Обсуждение фильма на худсовете прошло на удивление мирно. Начальство было так довольно, что молодой сценаристке фильма Виктории Токаревой даже увеличили гонорар — к уже выплаченной немалой сумме в шесть тысяч рублей было добавлено еще две тысячи. Правда, на режиссерской ставке успех картины никак не отразился.


Крылатые фразы из фильма

• А в тюрьме щас ужин… макароны!..

• Рога поотшибаю, пасть порву, моргалы выколю! Всю жизнь работать на лекарства будешь!!!

• А почему я?! Как что, так сразу Косой, Косой…

• Все. Кина не будет… Электричество кончилось.

• Деточка! А вам не кажется, что ваше место возле параши?!

• Кушать подано. Садитесь жрать, пожалуйста!

• Помогите! Хулиганы зрения лишают!

• Ну ты даешь! Кто ж его посадит?! Он же памятник!

• Ты туда не ходи — ты сюда ходи. А то снег башка попадет — совсем мертвый будешь…

• Это тебе не мелочь по карманам тырить…


Полную версию истории съемок советского киношедевра “Джентльмены удачи” читайте в 12-м номере журнала “Атмосфера”, который скоро поступит в продажу.




Партнеры