Рухлядь с дипломом

Только раз в году старье может стать памятником

26 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 587

“Еще идут старинные часы...” — это ведь А.Б. про один из возможных памятников техники поет. Многие “железки” и “деревяшки”, которые обыватели привычно готовы назвать рухлядью, на самом деле представляют большую музейную ценность. А чтобы в этом ни у кого не возникало сомнений, с недавних пор самым выдающимся экземплярам присваивается официальный статус “Памятник науки и техники I ранга” и выдается соответствующий сертификат.

В среду буквально за пару часов Россия разбогатела сразу на 60 таких памятников — их утвердил специальный экспертный совет, собирающийся раз в году в Политехническом музее.


Наибольшее оживление среди экспертов возникло, когда “на торги” был выставлен самолет “АНТ-25 РД”, на котором в 1937 году легендарные летчики В.Чкалов, Г.Байдуков и А.Беляков совершили перелет по маршруту Москва—Северный полюс—Ванкувер. Сейчас крылатый раритет экспонируется в мемориальном комплексе Чкаловска. Как рассказал директор этого музея Сергей Николичев, “АНТ” прислали им в начале 1942 года, причем отправитель “посылки” так и остался неизвестен. Крылатая машина сохранилась в идеальном состоянии: “Даже масло “родное” до сих пор в моторах есть!” Впрочем, до 1957 года самолет демонстрировался... с одним крылом. Огромный моноплан просто не помещался в тесном зале, и лишь после того, как построили новое музейное помещение, “АНТ-25” вернули его целостность.

Конечно, сомнений по поводу присвоения мемориальному самолету звания “памятника” ни у кого не возникло. Вместе с “двадцать пятым” такой статус получили и еще два “воздушных объекта”: дальний бомбардировщик “Ил-4”, хранящийся в монинском музее, и... “лапоть”. Да, именно так называли между собой конструкторы и испытатели опытный образец-аналог орбитального пилотируемого самолета, созданного почти 40 лет назад. Правда, в космос этот аппарат так и не отправили: программа была свернута.

Члены совета дали добро и экспонату из Музея истории Военной академии имени Петра Великого — пистолету-пулемету, спроектированному А.Судаевым. Это была “всего-навсего” дипломная работа талантливого оружейника, которая с 1943 года пошла в серийное производство. До наших дней в музеях сохранилось не более сотни таких автоматов, у которых впервые в отечественной практике была использована пистолетная рукоятка.

Чудесам техники, созданным нашими отцами, а то и прадедами, остается только удивляться. На суд экспертного совета был представлен, например, единственный сохранившийся экземпляр аппаратуры для ночной аэрофотосъемки местности, изготовленный еще в 1934 году. В комплект помимо специального “бронированного” фотоаппарата и блоков управления входит еще и аккуратненькая осветительная бомба!

Из коллекции самого Политеха произвел немалое впечатление первый в мире протез руки с биоэлектрической системой управления, который наши специалисты разработали почти полвека назад.

А гости из Барнаула даже специалистов изумили: предложили на статус “памятника” полный набор маточников и штемпелей Сузунского монетного двора, использовавшихся в конце XVIII века для изготовления местной монеты, которая имела хождение только в Сибири. Подобных комплектов даже на Главном монетном дворе в Петербурге не сохранилось: были уничтожены во время войн и революций.

Никуда не деться от экзотики. Отныне в списках российских “памятников науки и техники” значится, например, “Яйцо электрическое”. В пищу оно не подойдет, поскольку представляет собой учебный прибор, созданный почти 100 лет назад для демонстрации электрических разрядов. А счетная машина “Комптометр”, выпущенная в 1910-е годы в США, на самом деле умеет только складывать. Зато это первая в мире модель, где для ввода цифр использованы клавиши.

Среди “новорожденных” “памятников” немало измерительных приборов — теодолиты, угломеры... Однако самым старинным (и самым незамысловатым из всех представленных на обсуждение экспертной комиссии) оказался “длиннометр”, а правильнее: мерная геодезическая цепь. Именно такими, кованными вручную “эталонами” мерил когда-то русский первопроходец Челюскин заполярный полуостров Таймыр.

Напольные часы “с секретами” XVIII века, телеграфный аппарат Морзе середины позапрошлого века, действующая модель свеклосахарного завода, сохранившаяся с 1871 года, модель деревянного моста на Петербург-Московской железной дороге, выполненная “по горячим следам” после строительства самого этого моста (как не сожгли этот раритет в печке-буржуйке во время блокады Ленинграда — просто удивительно!), настоящий паровоз-“овечка” столетнего возраста, старинный тульский самовар... Но не всем претендентам суждено было получить заветный статус. 12 музейных экспонатов оказались отсеяны еще на предварительной стадии. А еще два “номера” эксперты забраковали на заседании совета.

Теперь в списке “первостатейных” памятников истории и техники, находящихся в разных музеях России, — более 700 названий. Очередное пополнение откладывается ровно на год — до следующего заседания экспертного совета.




    Партнеры