Рецепт детского пытания

Отец заставляет 8-летнего сына ходить по улицам голышом и босиком

29 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 177

“Малыш, оденься! — каждый день кричат с балконов жители одного из дворов подмосковного городка Юбилейный. — Ты же окоченеешь!” Но второклассник Михаил Пехтин никого не слушает. Он торопливо снимает с себя курточку, брюки, свитер и ботинки, складывает вещи в огромный рюкзак и, с трудом переставляя босые, вымазанные зеленкой ноги, бредет по улице. Из одежды на ребенке только шелковые трусики и крестик. Мише очень холодно, но одеваться нельзя: папа накажет.

“Он бьет меня ремнем, но это ничего, я привык, — стуча зубами, говорит мальчик соседям. — Теперь надо к холоду привыкнуть...” Его родители не состоят на учете в психдиспансере и кажутся обычными людьми. А издевательствами они “воспитывают в ребенке мужество”. Семья Пехтиных живет в Юбилейном очень давно. Здесь все знают, что хирург Николай Пехтин когда-то потерял в автокатастрофе жену и остался с тремя детьми. Когда дети выросли, он снова женился — на тихой женщине Светлане, которая родила еще трех малышей. Из них Миша — старший.


— Пехтины вроде бы живут в достатке, — рассказывает их соседка Наталья. — Детки хорошо одеты, ремонт в квартире сделан. Но какие-то странные они: постоянно у них церковная музыка играет, из-за стены слышно, как молитвы хором читают...

В том, что люди верят в Бога, нет ничего предосудительного. Но как-то не увязывается глубокая религиозность с появлением на улице ребенка в рубцах от отцовского ремня, с перемазанными зеленкой коленками и почти голого.

— Пехтин ходит в трусах по улице? Да что вы? — искренне удивляется психолог школы, где учится Миша, Анна Ильина. — Впервые слышу. А в общем Михаил — мальчик хороший, — психологиня долго роется в детских анкетах. — Вот смотрите: он социален, у него сформирован внутренний мир, есть друзья. Правда, в списке близких людей Пехтин не указал ни родителей, ни учителей, только друзей-одноклассников...

Остальные преподаватели в курсе происходящего. Только родительские издевательства их не касаются: на уроках-то ребенок сидит одетый.

— Он из школы выходит в ботинках и куртке, — замечает один из учителей. — В таком виде доходит до забора, а там наша территория заканчивается...

Михаил раздевается за гаражами неподалеку от школы. С рюкзаком, куда сложены вещи, он идет через парк, по осколкам колючего снега, по разбитым дорогам мимо дворов и магазинов. Два километра или около 30 минут пути в одних голубеньких трусиках. Он похож на узника Освенцима: на почти прозрачном тельце выступают ключицы, ноги сбиты в кровь.

— Я на Мишу без слез смотреть не могу, — вздыхает менеджер Светлана, которая трудится неподалеку от дома Пехтиных. — У нас офис работать перестал: уже больше двух недель наблюдаем, как он еле живой идет по морозу.

Но за ребенка переживают только обычные жители Юбилейного, а не те, кому положено волноваться по должности. Израненный мальчик заинтересовал властей только с приездом “МК”: при выходе из школы Мишу встретила чиновница горадминистрации и поспешно, как преступника, усадила в свою иномарку. Но не для того, чтобы спасти его от родительских издевательств. Она отвезла мальчика... к нему домой, подальше от журналистов и ненужной огласки.

Сколько мы ни звонили в квартиру Пехтиных, никто нам так и не открыл. “Не мешайте мне воспитывать сына!” — кричала через дверь мамаша, Светлана Пехтина.

— Вы понимаете, какую огромную психологическую травму наносите ребенку своим визитом? — набросилась на нас чиновница — та самая, что поторопилась поскорее спрятать Мишу от журналистов. Звонки в дверь представительнице администрации кажутся страшнее ноябрьских холодов и родительских избиений. Главное, чтобы никто ничего не знал: в их городе все показательно-спокойно и тихо. Не стоит портить статистику этим нелепым случаем. А замерзнет мальчик по дороге — значит, судьба такая.

— Пехтины нам говорят: быстрая ходьба в трусах на морозе очень полезна. Они и дома все голышом ходят, — делятся соседи. — К ним домой как-то участковый зашел, так отец семейства его встретил в одном крестике... А недавно явился на родительское собрание босиком и в резиновых перчатках.

У Пехтиных подрастают 6-летняя Ира и 5-летний Артем, которым, возможно, в будущем также предстоит испытание холодом и ремнем. Если доживут...


P.S. Фамилия и имя мальчика изменены (они есть в редакции). Просим считать эту статью официальным обращением в органы опеки и попечительства и ГУВД Московской области.



Партнеры