Вдова против обвинения

Водителя судят за то, что он — не испарился?

29 ноября 2005 в 00:00, просмотров: 132

Неожиданный поворот получило дело о ДТП, в котором погиб Михаил Евдокимов. Вдова губернатора Алтайского края, Галина Евдокимова, обнародовала открытое письмо, в котором фактически обвинила власти в попытке скрыть истинных виновников гибели мужа. Напомним, что Галина Николаевна — единственная оставшаяся в живых из пассажиров “Мерседеса-500”, разбившегося 7 августа 2005 года на трассе Барнаул—Бийск.


“Для меня ясно одно: Михаилу Сергеевичу была положена машина сопровождения. Ее не было, — пишет вдова экс-главы Алтая. — Поэтому справедливее судить чиновников, решение которых косвенно или явно стало причиной случившегося”. Галина Николаевна убеждена в том, что Олег Щербинский — водитель “Тойоты-Марино”, в которую врезался губернаторский “Мерседес”, невиновен в случившемся: “он оказался участником произошедшего по роковой случайности...” “Судить простого человека — это похоже на попытку уйти от ответственности тех, кто заинтересован, чтобы правда никогда не была обнародована”, — считает вдова Евдокимова.

Тем не менее вчера в суде Зонального района Алтайского края состоялось второе заседание по делу Щербинского. Суд продолжил допрос свидетелей. На прошлом заседании свидетели показали, что на “Мерседесе” Евдокимова работал проблесковый маячок. Таким образом, они подтвердили доводы гособвинения: следователи прокуратуры утверждают, что водитель “Тойоты” Олег Щербинский был обязан обратить внимание на “мигалку” и уступить дорогу губернаторскому авто.

Что думают специалисты?

По просьбе “МК” с адвокатом Олега Андреем Карповым связался известный правозащитник, лидер народного движения автомобилистов “Свобода выбора” Вячеслав ЛЫСАКОВ.

— Андрей, какие явные промахи стороны обвинения ты можешь показать уже сейчас?

— Я уже заявил в суде, что прокуратура везде ссылается на то, что “Мерседес” губернатора — спецавтомобиль, но Олегу предъявляет обвинение в нарушении семи пунктов ПДД, среди которых почему-то нет п. 3.2 — по спецтранспорту. Поэтому предложил отказаться от обвинения и дело прекратить. Сторона обвинения промолчала. Ну, это их право.

— Ты был на месте аварии, изучил его. Что можешь сказать?

— Я обратил внимание на то, что прямо на пригорочке, с которого выскочил “Мерседес”, стоит знак “Пересечение со второстепенной дорогой”. Ты как автолюбитель хорошо представляешь себе, что с этой сельской дороги мог заруливать на шоссе неторопливый трактор с прицепом, грузовик или еще какое-нибудь чудо сельской российской глубинки. Любой нормальный водила снизил бы скорость перед перекрестком, а экспертиза показала, что “мерс” летел по трассе со скоростью не менее 149 км/час.

— “Не менее” — это значит, она могла быть и более 149?

— Да, есть свидетели, утверждающие, что скорость “мерса” была значительно выше, и он шел по разделительной полосе.

— В таком случае куда мог деться Олег, даже если допустить, что у него реакция, как у героев “Матрицы”?

— Только испариться, взлететь, зарыться или исчезнуть.




Партнеры