Операция “Провокация”

Если водители нарушают — значит, это кому-нибудь нужно?

1 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 682

—Вот тебе и правосудие, — дядя Коля швырнул на стол постановление суда и смачно выругался. — Человек двадцать таких, как я, в зал пригнали и на каждого срок повесили — два месяца пешком! А которые пытались доказать судье, что знаки на Пихтовой улице развешаны бестолково и сами заставляют выезжать на встречную, так даже по четыре месяца огребли!

—Ты, дед, хочешь сказать, что судья не выяснила, почему на одной и той же улице водилы регулярно едут против движения? А знаешь ли ты, что судья, равно как и гаишник, просто обязан это делать, чтобы причину нарушения истребить?

—Не знаю, — пробурчал дядя Коля, — но нутром чую...

Дабы выяснить, чует ли нечто подобное гаишная рать, мы немедленно снарядили “экспедицию” и отправились к постам ДПС...

Спросите что-нибудь полегче

По дороге мы, как “Отче наш”, заучили статью 24.1 Кодекса об административных правонарушениях, из которой дяде Коле стало абсолютно ясно: ежели он чего нарушил, то всякий гаишник или судья, взявшийся привлечь дядю Колю по всей строгости закона, обязан выявить причины и условия, способствовавшие нарушению ПДД. А затем, обобщив разведданные, передать их заинтересованным органам и организациям, которые возьмутся эти самые причины и условия жесточайшим образом искоренить... Ну, чтобы дядям колям больше нечего было нарушать.

На всякий случай мы вызубрили и статью 19.6 кодекса, карающую штрафом те органы и организации, которые из-за собственного разгильдяйства не сумели выявленные причины и условия нарушений ПДД по представлению ГАИ или суда устранить.

...Стационарный пост-пикет ДПС, что примостился на Ижорской улице, встретил нас в лице инспектора Потемкина.

— Причины? — напрягся гаишник. — Да кто ж его знает...

— А разве вы не выясняете, что вынуждает правила нарушать?

— Выясняем. Иногда, — честно признался Потемкин.

— И кому потом о них докладываете?

— Дык никто у нас не спрашивает. Вот никому и не докладываем...

На посту ДПС, стерегущем выезд из Москвы на Можайском шоссе, в ответ на щекотливый вопрос нас смерили изумленным взглядом.

— Ну, выясню я их, допустим, — погрузился в глубокие раздумья майор Кулемин, — а дальше-то чего? К какому месту мне их приложить?

Наш боевой задор окончательно остудил бравый майор на посту ДПС, занявшем оборону в конце Рязанского проспекта, Снетков...

— Нет. Мы даже краем уха не слышали, что надо что-то выяснять...

На обратном пути разгоряченный услышанным дядя Коля ткнул пальцем в сторону нелюбопытных и оглохших сотрудников ГАИ и назидательно изрек:

— С этих спрос невелик. А вот теперь представь, что так же по барабану все и судьям! А еще о безопасности движения разглагольствуют... Лицемеры!

Благодаря настойчивости дяди Коли мы совершили удручающее открытие: бороться с причинами нарушений ПДД столичная (да, видимо, и вся российская) ГАИ не намерена, не готова и даже не подозревает, что должна.

Закалена она лишь в деле ликвидации последствий...

Это мы не проходили, хоть нам это задавали...

Вряд ли целесообразно тратить миллионы долларов на программы безопасности дорожного движения при том, что каждодневное исполнение уже действующих положений кодекса, направленных на ту же благородную цель, не требует никаких дополнительных затрат.

Тем более если предводитель российских гаишников генерал Кирьянов не может дать гарантию того, что при нежелании исполнять существующие требования кодекса вне целевой программы его подопечные рьяно возьмутся выполнять свои прямые обязанности в рамках целевой.

Удивительно, но, несмотря на вышеупомянутые требования кодекса, у гаишников среди кучи самых разнообразных бланков нет даже намека на самый главный бланк, имеющий название наподобие “заключения о выявленных причинах нарушения ПДД”. Впрочем, ждать его появления на свет вряд ли необходимо: уже сегодня можно отделаться малыми потерями — внести в протокол о совершении административного правонарушения специальную графу “причина нарушения” и предлагать ее заполнить нарушителям добровольно!

Половине из них будет что сказать!

И в этом есть глубокий смысл: наиболее убедительные и часто встречающиеся из них, глядишь, будут проанализированы, обобщены и положены в основу какого-нибудь мудрого решения, направленного на устранение повода отступать от Правил и прямо ведущего к снижению количества нарушений.

С больной головы на “нездоровую”...

Прояви гаишники или судьи при рассмотрении дела о нарушении ПДД хотя бы малую толику любопытства, среди причин и условий, способствовавших проступку, они бы узрели десятка полтора объективных и вполне искореняемых.

Всякий, кто имел счастье купить автомобиль, но успел зарегистрировать его в течение установленных пяти суток (в пятницу приобрел, в субботу занял очередь в МОТОТРЭР, в воскресенье и понедельник вместе с гаишниками отдыхал, во вторник бегал по сберкассам и томился в очереди), к среде оказывается виновным в нарушении правил регистрации (не успел!) и за управление без регистрационных знаков попадает под лишение “прав”! Вряд ли какой-нибудь гаишник хотя бы однажды спросил незадачливого собственника, по чьей, мол, вине опоздал, а какой-нибудь вышестоящий орган, узнав о причине, доблестно поборолся с ней...

Еще ни один гаишник при рассмотрении дела не поинтересовался у Пупкина: почему, мол, тот сел за руль, оставив дома половину водительских документов? А зря. Ведь в противном случае любопытствующий вспомнил бы, что Россия — единственная страна в мире, где Правила дорожного движения требуют от Пупкина распихать по всем карманам около десятка шоферских документов и ни одного из них не забыть дома! Между тем, узнав, что в Англии, например, в кармане водителя может вообще не быть ни одного документа, вышестоящий орган, не исключено, озадачился бы идеей приобщения России к мировому сообществу... И причину нарушения искоренил!

Не встречается, к сожалению, в судебной практике и попытка судей выяснить, почему такой-сякой Пупкин воткнул на капот своего автомобиля голубенькие огоньки, которые гаишники то и дело принимают за спецсигналы. Между тем, лишая Пупкина за сие нарушение права управления аж на целый год, судья мог бы узнать, что такие огонечки свободно продаются в любом магазине запчастей и на витрине магазина не представлены как спецсигналы, и мог бы направить постановление в торгинспекцию: ослеп там, что ли, ваш надзор? И тоже побороть причину...

Не найдется в судебных архивах и документов, свидетельствующих о том, что суд, выяснив условия, способствовавшие развороту Пупкина через две сплошные, направил в ГАИ представление: мол, что ж вы хотите, товарищи гаишники, если ближайший законный разворот находится в двадцати километрах от этого места? Немедленно разрешите разворот раньше — устраните причину множества нарушений ПДД!

Нет в гаишных и судебных канцеляриях и дел, из которых следовало бы, что “преступление” было совершено Пупкиным из-за стертой дорожной разметки, бестолково организованного движения, отсутствия на отдельных участках дорог возможности передвигаться строго по Правилам...

Пополнить этот список мог бы, пожалуй, каждый водитель, на чью здоровую голову свалили вину с чьей-то больной...

Вместо эпитафии

Одно из двух: или гаишники, сообразив, что существует прямая связь между нарушением ПДД и его последствиями, еще не догадались, что такая же связь наличествует между причиной нарушения и самим проступком, или же считают профилактику нарушений ПДД, основанную на искоренении их причин, крайне невыгодным мероприятием, способным в значительной степени снизить число нарушителей, кормящих из собственного кармана разбойников с большой дороги...


Консультации Виктора ТРАВИНА ежедневно с понедельника по пятницу с 14.05 по телефону 742-90-42 в прямом эфире “Русской службы новостей” (107,0 FM)





Партнеры