Гори ты синим пламенем!

Столица празднует день рождения уличного света

3 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 816

Выражения “от фонаря” и “до лампочки”, прочно вошедшие в наш язык, оказывается, наглядно демонстрируют эволюцию городского освещения. К примеру, фраза “болтать от фонаря” появилась, когда “уличные светила” заряжали спиртом. Естественно, рука фонарщиков не поднималась вылить сей священный для каждого русского напиток в бездушную железяку. Современной женщине уже не приходит в голову щеголять в лучших одеждах, надеть бриллианты, чтобы часами стоять под фонарным столбом, любуясь игрой драгоценных камней. “Летопись света” на улицах столицы ведется с 1730 года. Наружному освещению города Москвы в эти дни исполняется 275 лет.


Трудно представить, чтобы сегодня прогулка по ночной Москве свидетельствовала о плохом воспитании или дурных манерах.

— В XVII веке считалось, что с наступлением сумерек порядочным людям вообще нечего делать на улице, — рассказывает Татьяна Бартунова — экскурсовод музея “Огни Москвы”. — Чтобы не было соблазна бродить в темноте, на ночь дворы даже специально закрывали заборами. Лишь в 1730 году по указу императрицы Анны Иоанновны на центральных улицах появились первые масляные фонари.

Зажигали их только с 1 мая по 1 сентября, 18 ночей в месяц: исторически в столице экономили на свете. Сиять фонари должны были до полуночи, но гасли намного раньше. Конопляное и растительное масло, которым заправляли “малые солнца”, в большом количестве поступало не в горелку, а в кашу фонарщиков. Сила света масляного фонаря была всего 1—2 свечи. Поэтому москвичи шутили: “Не надейся на фонари, лучше на звезды посмотри”, — и по старой привычке продолжали пользоваться факелами или восковыми свечами.

Спирт на ветер

Когда масло заменили на хлебный спирт, столица вновь погрузилась в кромешную тьму: фонарщики зачастую вообще не могли выйти на работу. Хроническую головную боль городским властям доставляло и керосиновое освещение. Фонарщикам приходилось развозить “уличные светила” на тележках: каждый вечер их развешивали, а на рассвете снимали, иначе горожане растаскивали их по домам. Однако, несмотря на меры предосторожности, городской “отдел уличного керосинового освещения” рапортовал градоначальству о бесчисленных “фонарных потерях”. Воровство прекратилось только с появлением газовых фонарей.

В конце XIX века сумерек ждали как чуда: в столице появились первые лампы накаливания. Солидные господа заранее съезжались к Большому театру и дружно аплодировали, как только загорались фонари. Мужчины читали под “уличными светилами” газеты, а женщины любовались мерцанием бриллиантов.

Первая иллюминация, подсветка архитектурных сооружений, появилась в 1883 году. На колокольню Ивана Великого повесили 3,5 тыс. обычных лампочек. В те времена еще не было солнечных очков, поэтому в прямом смысле слова на колокольню нельзя было взглянуть без слез. Издали казалось, что храм полыхает огнем, и еще несколько месяцев брандмейстеры поднимались среди ночи по ложной тревоге...

Если цари-батюшки великодушно прощали недостатки технического исполнения подсветки, то современная иллюминация считается искусством лишь в том случае, если обывательскому глазу не видна подноготная: осветительные приборы и кабели.

Сегодня Москва признана одним из самых ярких городов мира по наружному освещению. Только одних памятников архитектуры, горящих огнями, более 700, и если до Великой Отечественной войны фонарей было 60 тысяч, то сегодня на улицах города 313 тысяч электрических светильников.

— Чтобы подчеркнуть достоинства зданий различных стилей архитектуры, времени постройки, приходится использовать различные приемы их освещения, — рассказывает Надежда Перова — ведущий инженер-проектировщик компании “Светосервис”. — Так, сталинские высотки расцвечены разноспектральными излучениями. Пешеходная зона Патриаршего моста, ведущая к храму Христа Спасителя, освещена гранеными фонарями рассеянного света с лампами тепло-белого цвета. Одно из самых сложных дизайнерских решений применено в Манеже. Только внутри сооружения используется три вида освещения: архитектурное, рабочее и аварийное. Акцент сделан на то, чтобы подчеркнуть достоинства воссозданных деревянных конструкций, причем так, чтобы источники света не мешали зрителям оценить работу реставраторов. Особенности работы заключаются в способе крепления светильников — ни один элемент не должен портить архитектуры здания и перекрытий. Поэтому для них понадобились специальные горизонтальные подвесы.

Палитра по-украински

В этом году Новоарбатский мост и подземная железнодорожная станция аэропорта “Внуково” выдвигаются на международный конкурс как лучшие объекты столицы по световому решению. Концепция архитектурного освещения моста построена на контрасте света различного спектрального состава. Устои моста подсвечиваются световыми карнизами с лампами тепло-белого света. Нижняя плоскость, обращенная к реке, подчеркивается синим. Пространство под проезжей частью — желтым цветом натриевых ламп.

— Цветовое решение не только должно подчеркивать архитектурные формы, но и логично вписываться в городской ансамбль, — рассказывает Надежда Перова. — Так, Смоленский метромост, расположенный по соседству с Киевским вокзалом, окрашивается светом в цвета государственного флага Украины. Современные требования к эстакадам, транспортным развязкам, шоссе, пешеходным и подземным переходам не только в их эстетичном освещении, но и функциональном, чтобы свет не раздражал глаз водителей и пешеходов.

Проекты суперсвета в столице плодятся как грибы после дождя. Так, “Моспроектом-3” разработано освещение Садового кольца фонарями аж в 4 уровня.

— В основном сейчас упор делается на освещение магистралей, и забывают о пешеходах, — говорит Николай Щепетков — руководитель мастерской архитектурного освещения. — Мы предложили сделать для пешеходов 4-метровые светильники и газонные до метра высотой, а для водителей — фонари 12 и 15—20 метров. Смотрится потрясающе. Но пока по финансовым соображениям не нашлось исполнителя этой задумки.

Кремлевское зазеркалье

В истории немало примеров, когда архитекторами разрабатывались новаторские проекты освещения Красной площади. Еще в 1969 году разработали фантастический по тем временам проект под названием “Звук и свет”. На Ивановской площади в Кремле предложили установить мощные пучки лазера, а на всех столичных высотках — зеркала. Зеркало отражает луч, передает его свет дальше, и по вечерам над Кремлем можно было бы лицезреть грандиозное светошоу, сопровождающееся мощным звуком. Подобное шоу хотели воплотить и в 90-х годах, но, увы, мечты так и не сбылись.

Согласно действующим нормам освещение основных московских магистралей в 4 раза ярче, чем всех остальных улиц. Чтобы не улетучилось очарование ночного города, не рекомендуется уклоняться от центра: в обычных московских дворах до сих пор XVII век. Фонарное освещение отдельных спальных районов так и застыло на начальной стадии эволюции городского освещения: более 20 тысяч фонарей не хватает, несть числа непроложенным метрам кабеля. И если бы не воровство лампочек, нападение граждан на фонари “под мухой” и как следствие — выворачивание их с корнями, горела бы столица ярким светом...




Партнеры