Новые сплетни о звездах

Опять — на “песнях о главном”

6 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 4234

Ох, тяжела шапка Мономаха — вечно съезжает то с одного, то с другого уха у российских звезд шоу-бизнеса. Особенно накануне Нового года. Три дня подряд заслуженные и народные не вылезали из-за стен Кремля. Сначала получали “золотые граммофоны”, потом, в воскресенье, пели песни о главном. Шагающих по мокрому от снега ковру приветствовала толпа “фанатов”. За бурные аплодисменты замерзшими ладошками и громкие возгласы организаторы заплатили каждому “поклоннику” по 200 рублей.

“Так, приготовились, сейчас выйдет Киркоров, — режиссер командовал толпой, как Наполеон, — надо будет кричать… — постановщик массовки запнулся. Он никак не мог придумать, каким словом встретить бывшего мужа Пугачевой, — у, блин, ни одной его песни не помню”, — напрягался несчастный. Когда Филя вышел из лимузина, повисла тягостная тишина, которая вдруг прервалась ехидным воплем из толпы: “Зай-ка мо-я!” Массовка радостно заскандировала: “Зай-ка, зай-ка!”. Заспанный Киркоров покраснел, как тепличный помидор. Но взял себя в руки — вяло взмахнул рукой и бочком-бочком пробежал положенные пять метров.


Кстати, специально для этого Киркоров надел свой новый прикид — расшитую белую куртку с меховыми вставками и лохматую треуголку. Наряд — дело рук Джона Гальяно. К великому сожалению Фили, в природе существует еще одна такая куртка. Но кому она принадлежит, Киркоров не знает и оттого нервничает — вдруг завтра кто-нибудь из обслуживающего персонала придет в таком же виде.

И еще Фил третий день раскрывает объятия журналистам — уж так ему хочется поболтать о себе, любимом. В частности, он поведал репортеру “МК”, что Алла названивает ему каждый день и признается в любви. “И мы даже ходили с ней в Пушкинский музей!” — похвалился Фил. В музее, куда позвонили дотошливые репортеры “МК”, им любезно ответили, что сроду этой пары здесь не видели. “Правда, мы не очень хорошо помним, как выглядит Киркоров, — смущенно признались смотрители, — мы искусством интересуемся...”

За кулисами Кремля ведущие федерального канала вновь, как на съемках “граммофона”, носили звезд на руках — видать, понравилось. Под раздачу попала и Ирина Аллегрова. “На руки взять? Меня? Уверен? Ну, попробуй”. Проба оказалась успешной. “А я ведь — метр семьдесят шесть и вешу под семьдесят, не надорвался? — переживала певица, поглаживая по головке ведущего. — Когда Киркорова будешь поднимать, позови, посмотреть охота”, — съехидничала напоследок Ирина.

Валерий Леонтьев оказался окруженный акулами, правда, не шоу-бизнеса, а самыми настоящими. Кто-то из знакомых, зайдя к исполнителю в гримерку, решил похвастаться подарком, который купил ребенку к Новому году. В контейнере плавала рыбешка невзрачной наружности.

— О, а я таких уже видел, правда, только в Америке, — обрадовался Леонтьев, — это — пираньи, их мясом надо кормить.

Для вызвавшей всеобщий ажиотаж хищницы нашелся бутерброд с колбасой. Но у той оказался чисто российский аппетит — вместе с колбасой она цапнула и звездный палец. Выступление рыбине сорвать не удалось — палец заклеили пластырем. Если у Леонтьева был рыбный день, то у “ВИА Гры” — постный. Они бегали от журналистов, не снимая с лиц кислых масок. Еще бы, оказаться брошенными накануне праздничка на произвол судьбы.

— Девчонки знают о том, что произошло, ровно столько, сколько сами журналисты. И, между прочим, берут всю информацию из газет — сам Меладзе им ничего не говорил и, похоже, говорить не собирается. Что поделать, творческая натура! — вздыхали телохранители женской тройки.

И только у Юлии Савичевой было новогоднее настроение. Она надела на голову заячьи уши и приставала к беременным кроликам — так были наряжены ее танцоры.




Партнеры