Теннис большой: все хорошо?

Шамиль Тарпищев оценивает результаты российских теннисистов

8 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 400

—Сейчас мы лучшие в мире. Впервые в истории стали первыми в рейтинге Кубка Федерации и вторыми — в рейтинге Кубка Дэвиса (рейтинг подсчитывается каждые пять лет. — Е.Ш.). Русские теннисистки совершили невероятный прорыв, — говорит президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев. — Но если нам не дадут минимальный бюджет, через два года мы исчерпаем свои возможности.

И нас сомнут.


— Шамиль Анвярович, с вас другие виды спорта пример берут, как надо подниматься и весь мир под себя подминать. А вы говорите — сомнут. Кокетничаете?

— Успех много врагов и завистников плодит. А я-то правде в лицо смотрю. После каждой российской победы все больше детей в теннис отдают. А играть-то негде. И цены на уроки растут катастрофически. После Парижа (финала Кубка Федерации-2005. — Е.Ш.) — взлетели в два раза. При этом у нас в стране лицензированных тренеров 800 человек. А “преподают” восемь с половиной тысяч. Вы знаете, кто эти люди? Я — нет. И то, что они детей калечат, родители не понимают. А профессиональные тренеры в коммерцию уходят — жить ведь всем хочется. Частным образом они 40 долларов за урок заработают, а в спортивной секции — 700 в месяц. Скоро просто некому будет работать на результат. А государство никаких льгот инвесторам не обеспечивает. Значит, зарплаты приличные тренерам платить не сможем. Вот и получается, что катимся в никуда... Сейчас кажется, что все так прочно, здорово. Но вот увидите: не станет нашей детской тренировочной базы — все рухнет в одночасье!

— Как считаете, упал интерес российских болельщиков к Кубку Дэвиса после травмы Марата Сафина? И что будет в следующем году, если он не сразу сможет вернуться?

— Интерес не мог упасть. Вы знаете, что в мире лишь 11 команд выигрывали Кубок Дэвиса, а всего их — 203? А что касается Марата, то что делать, если у человека ногу лихорадит. Придется подождать, пока как следует ее долечит. А ребята, хоть и проиграли в Хорватии, все равно прыгнули выше головы. Каждый бился на пределе возможностей. И если бы матч проходил у нас, мы бы выиграли. В нашей мужской команде одна серьезная проблема — короткая скамейка. Зато у девочек за два года двумя составами успели выиграть!

— Почему в элите мирового рейтинга так много русских девушек, а с ребятами явный дефицит?

— Потому что подготовка ребят намного сложнее и дороже, чем у девушек. Конкуренция выше, плотней, и, чтобы пробиться в лидеры, надо по турнирам ездить гораздо больше. И если для девушки одного спарринг-партнера достаточно, даже не самого сильного, то молодому человеку минимум двух надо с собой возить. И за все это платить. В среднем у девушек уходит 50 тысяч долларов в год, у ребят — 80—90. При этом у девушек от юниоров до лидеров — три года пути. У ребят — семь.

Дементьева (8-е место в рейтинге) и Шарапова (4): кому достался “Русский Кубок”?

— В этом году Машу Шарапову снова признали нашей лучшей теннисисткой. Она не раз говорила, что очень хочет участвовать в Олимпиаде и выступать за Россию. Но для этого ей в любом случае придется играть на Кубке Федерации. Вопрос только когда: в следующем сезоне или через год?

— Все будет зависеть от здоровья. Она же продолжает расти.

— Может, логичней сыграть в следующем году, чтобы перед Олимпиадой тратить поменьше сил и лучше подготовиться?

— Трудно сказать. Потому что, если организм в следующем году окажется к этим нагрузкам не готов, есть риск получить такие травмы, что олимпийского сезона потом может просто не быть.

— Как считаете, Маша могла закончить этот сезон первой ракеткой мира?

— Конечно. Но итоговый чемпионат мира уже ничего не решал. Конечно, он дает очки, но даже если бы она выиграла, то Дэвенпорт все равно бы не обошла. Зато если бы выиграла Кубок Кремля — была бы первой.

— Шамиль Анвярович, был вариант, что “Русский Кубок” как лучшая теннисистка года получит Дементьева — за блестящую игру и такую огромную роль в финальной победе Кубка Федерации?

— Тут была такая же дилемма между Леной и Машей, как между Сафиным и Давыденко. Каждый заслуживал награды, но мы решили вручить ее объективно — за лучшее место в рейтинге.

— Почему Лена так невыразительно сыграла на итоговом чемпионате WTA? Такой тусклый Лос-Анджелес на фоне Парижа.

— Одно могу сказать по поводу Лены и Нади Петровой. Они поставили перед собой цель — пробиться в восьмерку. И ради этого были вынуждены играть все турниры подряд в конце сезона. Так что в Лос-Анджелес они приехали уже совершенно измочаленные, и было ясно, что особых успехов ждать бессмысленно.

— Как считаете, по сравнению с прошлым сезоном Лена выросла или осталась на том же уровне?

— Думаю, тактико-технический арсенал у нее усилился. Но надо продолжать работать над подачей.

Петрова (9): победа под занавес

— Несмотря на усталость, Надя выиграла свой первый титул в самом конце сезона — для вас это была неожиданность?

— Нет, я думаю, она заслужила эту победу. И вообще молодец — провела хороший сезон. Пробилась в восьмерку.

Когда вернется Мыскина (14)?

— У Насти пропал весь подготовительный период в начале сезона. Она в таком стрессе находилась из-за болезни мамы Галины, что в какой-то момент та сама попросила дочку сказать об этом на “Ролан Гарросе”. Невыносимо было смотреть, как все требуют от Насти побед, не могут понять, что с ней, а она, естественно, молчит как партизан. Выходит на корт, а мысли — дома…

К счастью, мама поправилась. Необыкновенно похорошела. И у Насти начался подъем. На Уимблдоне дошла до четвертьфинала, снова почувствовала себя в силе. Конечно, не все было гладко. Но после финала Фед Кап она выиграла турнир. Жаль, на любимом Кубке Кремля не повезло. Но главное, Настя осталась наверху, и все наши девочки остались. А спады в принципе неизбежны. У той же Кляйстерс, например, весь прошлый год пропал — после стрессового перелома. Но ведь в этом же сезоне она вернулась — и как! Чуть не стала первой ракеткой.

Кузнецова (18): надо что-то решать

— Кузнецова вполне может стать первой ракеткой мира. Но внутренне она потеряла себя. И нет рядом человека, который бы ее понимал. И ей надо научиться играть самой — не обращать внимания на многочисленных советчиков. Ее главная проблема — психология. Хотя и травма плеча сыграла роль.

— Многие рассказывают, что обстановка в академии Санчесов, где она тренируется, слишком вольготная. Испания, вечная сиеста — сам образ жизни работать не располагает…

— Потому я и говорю: Свете надо научиться самой решать, что ей делать. А такие академии априори работают на поток. Потому что это гораздо выгодней, чем мучиться с кем-то индивидуально.

Мажорный аккорд Сафиной (20)

— Как оцениваете мажорную концовку года у Динары?

— Сафина и Душевина работают очень много и профессионально. Это же могу сказать о Марии Кириленко (25) и Анне Чакветадзе (32).

— Динаре так же тяжело справляться со своим высоким ростом, как Маше Шараповой?

— Конечно, тяжело. Но у нее многое стало получаться, и матч с Машей на Кубке Кремля это показал. Думаю, это вообще был один из ее лучших матчей. И парный матч с Леной Дементьевой в финале Кубка Федерации нельзя не отметить. Конечно, очень хорошо с Динарой работает и мама — Рауза Исланова, и знаменитый тренер Наталья Гранатурова.

Куда “пропали” Звонарева (42) и Бовина (62)?

— Вера Звонарева просто загнала себя. Из-за перманентных перенагрузок ослабился иммунитет — постоянные болезни, травмы. В общем, та же проблема, что у Энен-Арденн, которая болеет месяцами. К тому же на фоне постоянных неудач у Веры возникла моральная угнетенность. Нервная система просто не выдерживает такого напряжения. Этот год был у нее особенно стрессовым. Она так много работала, а положительных эмоций никаких.

— До следующего сезона успеет восстановиться?

— Тут от самой Веры многое будет зависеть.

— А Лена Бовина?

— Бовина просто фантастический трудоголик. Как и Вера, изматывает себя нещадно, но остановить ее невозможно. Все пытаются. И отец, который сам профессиональный спортсмен, и врачи, и тренеры. Она все равно после многочасовой тренировки в зал идет. И сколько ни говори: прекращай, так нельзя! — бесполезно. Знаете, бывают люди со сниженным болевым порогом. А у Лены занижен порог усталости. Очень жалко, что у нее сорвался этот сезон. Начинался так хорошо, и в команду Кубка Федерации мы ее пригласили. Но до финала дойти у нее уже не было возможности. А свою ведь голову другому не наденешь. Что делать, если в 20 лет люди не понимают, что время уходит. Сейчас она себя загонит, а потом уже поздно будет наверстывать упущенное.

Давыденко (5) совершил невозможное

— Коля за последние два года очень разнообразил свою игру. И на быстрых кортах забивает всех. Но на медленных ему пока тяжело. Не выдерживает долгих розыгрышей организм. У него ведь тоже от постоянных перенагрузок иммунитет ослаблен. И очень много травм. Тем не менее он выложился полностью. Вышел в полуфинал итогового чемпионата в Шанхае. Впервые победил Агасси и Пуэрту.

— Теоретически он мог выиграть Masters Cup?

— У Федерера вряд ли. Но все равно Коля в этом сезоне проявил себя, как никто не ждал. Ему бы еще выносливости добавить — цены бы не было!

Сафин (12): зарядиться позитивом

— Следующий год будет для Марата определяющим. Или сможет стать выдающимся игроком, или пойдет на спад. Все зависит от психологической уверенности. В этом году он работал как никогда и доказал, на что способен. Захотел выиграть Australian Open — и выиграл. Если бы он так работал раньше, то был бы первым уже давно. И в этом сезоне мог стать — если бы не травма! Думаю, у Марата все получится — надо только снова захотеть.

— Hа этот раз “Ролан Гаррос”?

— Конечно!

— Он стал так часто появляться в светской хронике, имидж гламурно изменил. Не повредит это в будущем теннисной карьере?

— А я считаю, он все правильно делает. Если не можешь играть, что ж теперь дома сидеть, в потолок смотреть? Если бы у меня было время, я бы тоже ходил по театрам и концертам. А у него оно есть. И надо получать максимум положительных эмоций.

Андреев (27): победителей не судят

— Игорь провел хороший сезон, выиграл серьезные турниры, в том числе Кубок Кремля. Но я ему сказал, что если бы лучше меня слушал по поводу тренировочного процесса — мог бы выиграть все это гораздо раньше.

— В этом году Игорь тоже не избежал травм, сделал операцию на колене. Этим объясняется то, что он стал использовать “лежачий метод” во время финала Кубка Кремля-2005. И все тянул перерывы, чтобы сбить настрой Нику Киферу, — такие приемы входят в моду?

— Это вопрос совести. Но правила такие перерывы допускают. Так что злиться на это соперникам бессмысленно. Надо просто быть морально готовыми ко всему и как следует разминаться, чтобы не остывать.

— Какие у Игоря главные проблемы?

— Надо разнообразить технический арсенал. Работать над скоростью полета мяча. Это то удивительное качество, которое у Марата Сафина — врожденное, от бога.

Южный (44): травмы, травмы...

— Почему никак не удается Мише прорваться в лидеры? Может, все-таки надо что-то ему менять — ведь время идет, и хочется прорыва.

— Это все те же травмы. Из-за них он на 37-м месте в рейтинге, хотя по классу должен быть в двадцатке.

Турсунов (59): все шутите, батенька?

— Дмитрий Турсунов в этом сезоне очень порадовал. Ему бы русского тренера, и он бы уже в следующем году был в двадцатке в парном рейтинге и в первых пятидесяти в одиночном.

— Кто мог бы его тренировать?

— Думаю, Саша Волков. Он просто здорово отработал в этом году с командами Кубка Дэвиса и Кубка Федерации.

Сам Дима в этом году на Кубке Кремля шутил по этому поводу. “Волков к своей девушке меня ревнует”, — с серьезным видом заметил он и тут же засмеялся. А что он на самом деле думает, никогда до конца не поймешь. Отвык от родины, что поделаешь…

И все-таки главная тупиковая проблема наших спортсменов — психология. Отсюда и стрессовые травмы, и надрыв нервной системы, и депрессии. Но в России исторически не принято работать с психологами. Мол, это все западный менталитет… Многие наши атлеты считают это чем-то унизительным — вроде как признать, что “с головой проблемы”. Дурацкие комплексы! Помимо прочего хорошие специалисты стоят дорого. И сколько бы профессионалы ни зарабатывали, тратить им приходится колоссальные суммы — на бесконечные переезды вместе с тренерами, массажистами, спарринг-партнерами и др. Платить еще и за психолога уже просто невмоготу. Хотя это часто сказывается на результатах. А ведь результаты — главный источник дохода. Такой вот замкнутый круг.



Партнеры