Гонка за сокровищами нации

30% — ожидаемый рост цен на “русское”

8 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 212

Русские миллионеры за четыре дня разграбили Лондон.

Исчезла картина Ильи Машкова “Натюрморт с цветами” за 1 миллион 900 тысяч фунтов стерлингов, пропали полотна Коровина и Айвазовского. Наши соотечественники зарились на Малевича, но он все-таки остался в Англии. Пока.

До следующих “русских торгов” в Лондоне, в мае.


Такого безумства еще не было: никто не скупился на деньги, щедро вкладывая валюту в старинные полотна. В прошлом декабре на “русских торгах” было выручено более 40 миллионов долларов. И спустя всего год русская элита оставила на аукционных площадках почти… 90 миллионов долларов!

Как всегда хорошо раскупали живопись XIX века и первой половины прошлого столетия. Наши живописцы стали подтягиваться к таким звездам аукционной торговли, как Пабло Пикассо. В прошлый четверг на Сотбис за “Натюрморт с цветами” Ильи Машкова неизвестный покупатель заплатил 1 миллион 900 тысяч фунтов. В памяти поистерлись уже события 2000 года, когда в Нью-Йорке было заплачено более 17 миллионов долларов за “Супрематическую композицию” Казимира Малевича. И с тех пор никто больше таких рекордов не ставил.

Торги проводили сразу пять домов: “Кристис”, “Сотбис”, “Бонэмс”, недавно созданный “МакДугалл”, а также московский “Гелос” в режиме интернет-торгов. Первым начал торги МакДуггалл: набрал почти 5 миллионов долларов и заработал единственный на “русской неделе” скандал, который разразился вокруг самой лучшей продажи этого молодого аукционного дома. Полотно Михаила Ларионова “В духане” представили приобретенным из коллекции Государственного азербайджанского музея, что категорически отрицают в Баку. Дрязги начались еще до начала торгов и спугнули нескольких покупателей. В результате картина была куплена для одного из российских олигархов за 420 тысяч фунтов стерлингов.

Старейший британский аукционный дом “Бонэмс” в понедельник дебютировал на “русских торгах”. Дебют был красивым. Метровый “Лес” Ивана Шишкина ушел за 297 тысяч фунтов. 340 тысяч набрал традиционный морской Иван Айвазовский. Всего же из 202 предметов их коллекции не было продано лишь 5.

Самые большие сюрпризы преподнесли “первые лица” аукционной сцены — Сотбис и Кристис. Аукционный дом “Кристис” торговал один день — 30 ноября. Но как! Коллекция, в которую входили 5 полотен Левитана, несколько Айвазовских, Кустодиева, ампирных ваз времен Николая I, разошлась на 85 процентов. Сенсацию преподнес редкий на торгах Константин Сомов и его блистательные “Дама и Пьеро”. Неизвестный купил Сомова по телефону, дал за эту эффектную пару 1,150 млн. фунтов стерлингов, почти в 8 раз больше, чем они стоили!

Не менее удивили всех парные вазы Императорского фарфорового завода, оцененные покупателем в 1,150 млн. фунтов стерлингов. В 1997 году вазы были также проданы с аукциона… но за 300 тысяч! Тогда это тоже выглядело как безрассудство.

Из живописных работ, выставленных на Кристис, рубеж в один миллион фунтов стерлингов перешагнули Сомов, Кустодиев, Левитан…

Самой большой сенсацией среды стала продажа “Одалиски” Бориса Кустодиева за полтора миллиона фунтов стерлингов! Алекс Тезингаузен купил ее для загадочного олигарха по телефону. Она стала самой дорогой картиной Кустодиева и самым дорогим полотном русского художника, проданного с аукциона Кристис. Пальму первенства ей уступил “Исаакиевский собор в морозный день” Айвазовского, проданный год назад за 1,125 млн. фунтов стерлингов.

В последний день “русской недели” свою тяжелую артиллерию представлял Сотбис, собравший почти 22 млн. фунтов стерлингов, более 400 лотов и почти 500 посетителей. В этом году Сотбис уже проводил торги русского искусства. По данным организаторов, на “русских торгах” в этом году было продано на 56 миллионов фунтов стерлингов.

Топовую часть коллекции возглавил “Натюрморт с цветами” Ильи Машкова (одного из основателей движения авангардистов “Бубновый валет”), который получил самую высокую на прошедшей неделе отметку. Он перешел к новому владельцу за 1,9 миллиона фунтов стерлингов, оставив на втором месте Бориса Кустодиева и торговый дом “Кристис”. Помимо этого сам уход картины за такую сумму можно считать сенсацией. Не всякий лот перекрывает верхний порог своей рыночной стоимости в 7 раз. Чего здесь было больше — азарта или же прямого расчета на вложение денег, — покажет будущее. Но Машков раньше так не продавался. Кому ушел “Натюрморт”, для широкой публики останется загадкой. Известно лишь, что покупал его галерист русского происхождения.

“Серебро” и “бронзу” разделили на пьедестале самых дорогих продаж “Пикник” Константина Коровина, набравший 907 тысяч, и “Гора Арарат” Ивана Айвазовского с 870 тысячами фунтов стерлингов.

Статистикой продаж организаторы торгов должны быть довольны. Из более чем 400 лотов было продано почти 80 процентов. При этом внушительная часть лотов была новой для рынка, так как представлялась частными коллекционерами и ранее на торги не выставлялась.

По оценкам специалистов, русское искусство еще будет расти в цене примерно на 30 процентов, в отдельных случаях это и сотни процентов в год, что, в общем-то, и удивляет Запад. Там привычная цифра колеблется около 15 процентов. Существует два мнения по этому поводу. Первое — это привычная нам спекуляция, когда на волне происходящих событий кто-то пытается накручивать цены. Именно поэтому некоторые эксперты оценивают ажиотаж вокруг русского искусства как не совсем здоровую тенденцию. Хотя взять того же Ивана Айвазовского. Цены на его работы в последние 10 лет возросли в десятки раз. И как показывают результаты завершившихся торгов, они продолжают расти. Второе сходится к тому, что внутренний российский антикварный рынок испытывает дефицит предметов. Что-то уехало на Запад с эмиграцией или во время войны. Все остальное разошлось по частным коллекциям, владельцы которых не спешат делать сенсации на российском арт-рынке. А значит, у “лондонских” лотов есть все шансы вернуться на родину.

Если говорить о том, чьи деньги все же стали основным капиталом, вложенным на прошлой неделе в русское искусство, то расклад будет выглядеть примерно так: самих иностранцев было около трети, россиян и иностранцев русского происхождения примерно поровну. Торговались в Лондоне все: россияне, русские иностранцы и сами западные галеристы и коллекционеры. Правда, последним было просто не угнаться за нашими соотечественниками. Какое-то время они пытались вступить в спор, но очень быстро смолкали, предпочитая лишь наблюдать со стороны эту гонку за сокровищами нации.




Партнеры