УбиРАЙ или ад

Москва будет бороться с наступившей зимой по-новому

9 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 243

При слове “реагент” москвичи первым делом вспоминают об испорченных ботинках. А при слове “снегопад” — о пробках и толчее в метро. Каждую зиму происходит одно и то же. Почему дорожники не могут победить снежную стихию? С чем связана плохая уборка улиц? Какие реагенты будут использовать в этом году? “МК” решил найти ответы на эти вопросы.

Столицу забросают камнями

Главная новость этой зимы — на московскую землю не просыпется так много реагентов, как в прошлые годы. Поскольку экологически чистой панацеей от гололеда их больше не считают. Но и возврата к соли не будет. Теперь для борьбы со льдом решили использовать щебень. Во всяком случае, во дворах.

— Гравийный щебень во дворах наиболее эффективен, — говорит замглавы управы “Северное Тушино” Михаил Тараканов. — Но мы не будем сыпать его каждый день — только при обильном снегопаде по указанию городского штаба. И строго по норме: если температура выше –6°С — по 120 г на кв. м, если –6°С и ниже — по 100 г.

Как дворники будут высчитывать норму? Оказывается, строго по науке — теперь у них есть специальные устройства с дозатором.

— Посмотрите, какая у нас тележка, — похвастались они корреспонденту “МК”. — Если быстро катить, щебня высыпется больше, если медленнее — меньше. В соответствии с нормативами.

Тележка представляет собой большой тазик на двух колесах. На дне — отверстие. После снегопада дворники должны сначала вручную смести щебень на край дороги, а потом вручную же собрать. Причем как можно быстрее, чтобы не забивать канализацию. Если в щебне, собранном дворниками, не обнаружится масел, его будут использовать снова — такая вот экономия. Кстати, по нормам площадь ручной уборки не должна превышать 20% дворовых территорий. Остальное убирается т.н. средствами малой механизации — тракторами, мотоблоками. И если в прежние годы с ней была напряженка, то нынче Департамент ЖКХ закупил полный комплект для всех районов столицы.

Щебень для борьбы с гололедом используют и на трассах. На всех крутых подъемах-спусках и в опасных местах уже три года как стоят контейнеры: спасение автолюбителей — дело рук самих утопающих. Если буксуешь, зачерпни щебня и брось под колеса.

— Правда, лопаты мы в контейнеры не кладем — воруют, — говорит зам. гендиректора ГУП “Доринвест” Валентин Субботин. — Даже дырки в них делали — все равно воруют. Придумали теперь класть обрезанные канистры — они вроде никому не нужны...

Риски со льдом

На первый взгляд, в уборке снега нет ничего сложного. Но в Москве эта операция сопоставима по сложности с армейской операцией. Прежде всего, очень важно время начала снегопада. Например, если снег пойдет в 12 ночи, коммунальщики знают: больших заторов на следующий день не будет. А вот если в 4 утра — пиши пропало. Объясняется это очень просто.

— У нас регламент утреннего подметания — либо в 3, либо в 4 утра: мы должны обеспечить проезд общественного и легкового транспорта начиная с 7.00, — говорит г-н Субботин. — На подметание и обработку нужно 3 часа. Значит, если снег пошел в 22.00—23.00, мы начинаем уборку в 3 ночи. А представьте, что снег пошел в 4 утра? В 7—8 утра — самое движение, мы выйти на улицу не можем. Тут важны и опыт, и интуиция.

Во-вторых, всегда надо учитывать, сколько снега выпало и при какой температуре. Это только в отчетах некоторых чиновников реагенты выглядят чудом, которое шутя уничтожает снег и лед. На деле они применяются только для того, чтобы снег определенное время продержать в рыхлом состоянии. Тогда не образуются накаты, и его можно “прометать” снегоуборочной техникой. А потом, если снегопад продолжается, снова сыпать реагент и снова прометать. Ведь реагенты действуют всего три часа.

— Мы ведем постоянный контроль за особо опасными местами — тоннелями, мостами, крутыми подъемами-спусками, — продолжает Субботин. — И даже если нет снега, мы обрабатываем их места реагентами, чтобы не произошло обледенения.

Страшны и переходы “через ноль”, оттепели — с -2°С до + 2°С. Если не обработать дороги, Москве грозит “день жестянщика”, когда машины бьются сотнями. А в тех редких случаях, когда снег валит при -25°С, вообще можно работать только щебнем.

Еще один “геморрой” — вывоз снега. Тут задействована целая кавалькада техники. Подметальные машины идут уступом, снег подбивается от первой к последней, образуются валы. Водителям автобусов из-за этого ничего не видно, поэтому первым делом нужно убрать зоны вокруг остановок, мосты и тоннели. Мосты еще бывают 4—5-полосными, а тоннели практически все 3-полосные. И если там сложить снег, то тоннель сужается до 2 полос. Как при этом дорожники все-таки ухитряются избегать пробок — понять трудно. Разве что сопровождение ГАИ помогает. Задняя машина ГАИ не пускает лихачей, которые норовят вклиниться в колонну. А передняя помогает при маневрах.

Более-менее спокойно дела обстоят только на снегосплавном пункте. Там есть на что посмотреть. Один за другим подъезжают самосвалы и сваливают рыхлую белую массу в большую яму. Через несколько минут гора снега проваливается вниз.

— На глубине больше 4 м идет горячая вода с ТЭЦ. Благодаря ей снег “топится”, поступает в очистное сооружение, а потом стекает в Сетунь, — говорит зам. гендиректора ГУП “Мосводосток” Роберт Зильберман. — А в будущем мы хотим использовать отработанную воду из бань и прачечных. Кстати, на наши снеготаялки теперь иностранцы приезжают — в этом году Европу снегом завалило, и они наш опыт перенимают.

Поможет ли нам канадский опыт?

В этом году дорожники собираются использовать несколько ноу-хау. Во-первых, Москва решила перенять опыт Канады (правда, пока в качестве эксперимента). Во-вторых, для уборки основных магистралей теперь используют только машины, оснащенные компьютерными дозаторами реагентов. А в-третьих, сами реагенты уже менее ядовитые и только отечественного производства.

Как “большой снег” убирают в Канаде? Впереди колонны уборочной техники идут машины, загребающие снег и поднимающие его по транспортеру (т.н. золотые ручки). Но грузится снег не в самосвал, а в плавильную камеру, где его растапливают электричеством. Но “у них” за “золотыми ручками” следует “паровоз”, который “топит” снег. А в условиях Москвы это нереально. Разве что можно попробовать внедрить канадскую практику на вылетных магистралях.

— Мы хотим рассмотреть передвижные снеготаялки как временное средство — в условиях обильных снегопадов, — говорит директор ГУП “Антилед” Александр Зеленин. — Нужно согласовать с Мосводостоком водоприемные колодцы, поставить туда эти снеготаялки, чтобы они не “ползали” по городу, и организовать площадки временного складирования снега.

Что касается нашей обычной (не канадской) жизни, то в основном дороги сейчас обрабатывают реагентом из трех букв — ХКМ (хлористый кальций модифицированный). Поскольку сам по себе реагент довольно “злой”, столичные институты постоянно ведут разработки по его “умягчению” — вводят модификаторы, которые уменьшают коррозию металла и не так сильно губят деревья. В этом году, говорят, модификаторы особенно “мягкие”. Пожалели власти и обувь. Теперь тротуары и остановки посыпают новоиспеченным реагентом тоже из трех букв — СБГ (средство борьбы с гололедом). Он менее вреден, но у него и хуже плавящая способность — для уборки дорог он не подходит.

Казалось бы, почему не убирать тротуары, как и дворы, тоже без “химии”? Не все так просто: на тротуары, примыкающие к дорогам, иногда выплескивается реагент с дорог. Поэтому, чтобы при перепадах температур не было гололеда, приходится посыпать химией и тротуары. Возможно, со временем коммунальщики найдут решение этой проблемы и станут убирать тротуары без реагентов.

Что еще? Гордость коммунальных служб — 6 недавно закупленных уборочных машин “Джетбрум” фирмы “Бошунг” (среди дорожной техники это имя — как “Мерседес” среди легковушек). По размерам они могут сравниться с “КамАЗами”, и каждая по сути мини-завод. Машина сама снимает слой снега, сдвигает его к обочине, сама сыплет реагенты — сначала твердые, а сверху жидкие, чтобы “химия” не разлеталась по ветру. И все это в быстром темпе, в отличие от отечественной уборочной техники “Бошунги” развивают скорость до 100 км/час.

Правда, работают они пока только на МКАД: очищают в основном “режимные” участки, где ездят правительственные кортежи (например, между Профсоюзной и Волоколамкой). В город эти громадины лучше не пускать: все движение застопорят.

Впрочем, что там “Бошунги”. В Москве тоже разработки ведутся: на базе отечественных тягачей коммунальщики получат в опытную эксплуатацию две машины тоже для скоростной уборки, сделанные на основе армейской техники. Специалисты скомпоновали на них плужно-щеточное оборудование и собираются испытать на Киевском шоссе. Что из этого получится — покажет время. Лишь бы хуже не стало.




    Партнеры