Шершавая вода

Станислава Комарова готова в битве с федерацией упираться до последнего — то есть до Игр в Пекине

12 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 266

Всегда хочется, когда спортсмены вступают в конфронтацию с чиновниками, грудью броситьсяна защиту первых и по привычке заклеймить последних. Но в этом случае не все так просто... Для начала — факты: всеобщие любимцы — серебряный призер Игр-2004 Стася Комарова и ее друг, экс-рекордсмен мира Дима Коморников, — пролетели мимо чемпионата Европы на короткой воде, который только что закончился в Италии. В сборнуюих не пригласили, они осталисьна бортике в Москве.

Тагир Самокаев, адвокат пловцов: Причина отстранения Дмитрия и Станиславы в том, что они не намерены выступать в экипировке спонсора федерации. Это же получается? Спонсоры выбирают, кто едет на турнир, а кто нет?

Станислава Комарова: У нас за спортсменов никто не держится. А для федерации важнее не результат, а деньги. Они даже нами, лидерами команды, пожертвовали, чтобы не потерять деньги.

Григорий Стецюк, вице-президент федерации: Комарова говорит, что она не получала деньги из федерации с 2001 по 2003-й год. Это неправда. Надо смотреть свои счета, у меня есть все документы.

Комарова: Да я каждую неделю хожу в свой банк. Никаких денег нет.

Стецюк: Станислава, а ты помнишь, что не заплатила еще штраф? И не за то, что выступала в другой форме. А за то, что не посетила допинг-контроль.

Комарова: Так вы же не дали мне реквизиты. Просила дать мне данные, чтобы перевести деньги.

Стецюк: Неправда, все данные у тебя были.

Это — из перепалки на пресс-конференции. А предыстория конфликта такова. Российская федерация на протяжении многих лет сотрудничает с французской фирмой, которая одевает наших членов сборной для международных стартов. Но на чемпионате мира в Монреале Комарова и Коморников без предупреждения вышли на старт в костюмах итальянской фирмы, а чемпион мира в эстафете Андрей Капралов — в испанской. В связи с этим спонсор выставил огромный штраф — 180 тысяч евро. Спортсмены считают, что имеют право одеваться у той фирмы, которая их больше устраивает — и по удобству, и, естественно, по финансам. Именно поэтому не подписали договор с Всероссийской федерацией плавания (что и послужило конкретной причиной их невзятия на чемпионат).

Проконсультировавшись с адвокатом Самокаевым, Комарова и Коморников составили “Протокол согласования разногласий” и отправили его в ВФП, настаивая на исключении из соглашения пункта, в котором говорится: “Спортсмен обязан выступать в составе сборной команды России по плаванию только в экипировке, предоставленной спортсмену федерацией”. Более того, Комарова утверждает, что после Олимпиады получила разрешение у президента федерации Геннадия Алешина заключать личные контракты, с кем ей хочется. Еще утверждает, что в костюме новой фирмы экономит почти две секунды. Ну, и до кучи, она (форма, а не спортсменка) просто красивая.

— Вы будете упираться до последнего?

— Да. Для меня это принципиальный вопрос, а для людей, которые будут плавать в дальнейшем — это вообще прорыв в спорте.

— Но вы ставите свою карьеру под угрозу.

— Не ставлю. В любой момент могу уехать в другую страну. Предложений много было еще в Монреале, на чемпионате мира. Но только из-за того, что я патриот, этого не делаю.

— Если вы поменяете страну, то не сможете выступать три года?

— Год, и он уже пошел. Я нигде пока не выступала.

— Так вы созрели для того, чтобы уехать из России?

— Не уеду до последнего. Я не знаю, смогу ли жить в другом месте. Если мне дадут выступать, конфликт будет исчерпан. Дело-то не в деньгах.

— Как оцениваете свое спортивное состояние на данный момент? Прошлый сезон не был удачным.

— У меня новый тренер, результаты растут, если бы поехала на чемпионат — в тройке была бы на 200 метров. Про “золото” не стану говорить.

— А зачем приезжаете в федерацию с адвокатом? Может, проще договариваться без юридического давления?

— А как вы думаете, когда я прихожу к начальникам нашего плавания и они мне говорят: да ты нам не нужна!

— У вас в федерации есть, например, вице-президент Александр Попов, который знает все плавательные проблемы не понаслышке…

— Да, он все знает и, к моему удивлению, подошел ко мне перед чемпионатом мира со словами: зачем ты подписала этот новый контракт? Саша очень хороший спортсмен, я его уважаю, он был и будет моим кумиром, но он был сначала в Австралии, потом в Швейцарии, и далек от нашей федерации. Что же, буду плавать просто в бассейне, а на Олимпиаду меня все равно возьмут: у них выхода нет, плыть-то некому.

Геннадий Алешин: Спортсмены имеют право заключать индивидуальные контракты с разными фирмами, но по согласованию с федерацией. Ведь нам важно, какую рекламу они будут использовать и будет ли их экипировка соответствовать существующим нормам, потому что мы несем ответственность перед ФИНА (международная федерация). А Комарова и Коморников действовали втихаря, подставив под удар всю команду. И мы обязаны были на это отреагировать. Надеюсь, что Комарова сможет выступить на этапе Кубка мира в Москве 25—26 января: мы к этому времени попытаемся разрешить ситуацию.

Итак, к чему плывем? Федерация не может отказаться от старого проверенного спонсора только потому, что, например, Диме Коморникову не нравится новая форма — “она шершавая, как наждачная бумага, и во время плавания надувается так, что приходится этот мешок тащить по всей дистанции”. Тем более что мы сегодня — не великая плавательная держава, к которой спонсоры будут ломиться, отталкивая друг друга. И штрафы бешеные платить тоже не может. А спортсмены хотят сами регулировать свои финансовые потоки. Где золотая середина?




Партнеры