Шипы в форме восьмерки

Кто хочет выдавить Россию из самого элитного клуба?

14 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 902

Новый титул появится у Владимира Путина в новогоднюю ночь. Кроме поста Президента России, в течение двенадцати месяцев он будет являться еще и председателем клуба восьми самых развитых мировых держав. Политическая Москва, правда, сейчас полна слухов, что в самый последний момент нас могут выкинуть из “Большой восьмерки”. По словам экспертов, пока к этому следует относиться как к ненаучной фантастике. Другое дело, что российское председательство в “Восьмерке” будет ассоциироваться не с розами, а с большим количеством здоровенных шипов.


Накануне своего председательства в самом элитном клубе мира Россия получила оплеуху от Запада. Все последние годы наше членство в “Восьмерке” является неполным. В политический клуб великих мировых держав нас приняли уже давно. Но вот в клуб экономический пока упорно не пускают. Мол, с точки зрения экономики Россия по-прежнему остается карликом. Так что прежде чем на что-то претендовать, подтяните-ка показатели. В Кремле надеялись, что в преддверии 2006 года западники сдадутся и наконец завершат процесс окончательного вступления России в “Восьмерку”. В сентябре шеф Минфина Алексей Кудрин даже залихватски пообещал на конференции инвесторов, что следующая встреча министров финансов “Восьмерки” пройдет в феврале в Санкт-Петербурге. Но с Кудриным не согласились его западные коллеги. Они решили, что им лучше встретиться в Вашингтоне.

В американском конгрессе полно желающих дать России даже еще более увесистую оплеуху. За полное исключение России из “Большой восьмерки” выступает, например, один из самых известных политиков страны, сенатор Джон Маккейн. Этот ветеран Вьетнамской войны настроен в 2008 году баллотироваться в президенты от республиканской партии. Поэтому он пользуется любой возможностью сделать громкое заявление. А что может быть громче, чем призыв наказать “диктаторский режим Путина”? Показать кузькину мать Кремлю все время призывает и конгрессмен Том Лантос. Этот джентльмен известен как лучший друг всех заклятых путинских врагов из олигархической среды — от Гусинского до Невзлина. За исключение России из “Восьмерки” выступает и один из самых влиятельных спецов по внешней политике в Демократической партии сенатор Джозеф Байден. Его, как говорят, накручивает антипутински настроенный руководитель сенатора. Подобным же образом настроены и несколько других штатовских народных избранников.

Нет сомнения, что в американском Белом доме не слишком печалятся по поводу подобных поползновений своих конгрессменов. Вся международная политика всегда строилась и строится по принципу: “Нет ничего более эффективного, чем доброе слово, — разве что доброе слово и револьвер”. Буш остро нуждается в как можно большем числе рычагов воздействия на Россию. И угроза исключения Кремля из элитного мирового клуба — это одна из таких “дубинок”. Допустим, в определенный момент разногласия между Москвой и Вашингтоном, скажем, по поводу Ирана или СНГ вновь станут особо острыми. Белый дом сразу же сделает прозрачный намек конгрессменам: желательно еще раз показать Путину, что его несговорчивость может иметь самые тяжелые последствия.

Впрочем, все серьезные эксперты в Москве убеждены: при нынешнем политраскладе на реальное выполнение угрозы выкинуть Россию из “Восьмерки” Белый дом никогда не пойдет. Уж слишком это сильнодействующее средство. Подобный шаг равнозначен почти полному разрыву партнерских отношений и переходу к открытой конфронтации. А в этом, несмотря на огромное количество разногласий, не заинтересованы ни мы, ни американцы.

Но несмотря на это председательство России в “Большой восьмерке” обещает быть весьма трудным. Опасности подстерегают Москву буквально на каждом углу.

Январь: украинский бумеранг. “В нашей политике в отношении стран СНГ по-прежнему нет прагматизма. Есть лишь детская обидчивость, которая выдается за прагматизм. Либо мы целуемся взасос, либо пытаемся бить наотмашь”, — пожаловался мне один из высокопоставленных российских внешнеполитических чиновников.

Особенно наглядно этот подход проявляется во время нынешней ссоры с Украиной из-за цен на газ. В Кремле заявляют, что лобовое столкновение с Киевом вызвано исключительно экономическими причинами. На самом деле это, конечно, не так. Демонстративно используя “газовый рычаг”, мы пытаемся заставить Ющенко пойти на целый ряд политических уступок. А в идеале — и вовсе поменять геополитическую ориентацию с Запада на Восток.

В принципе экономический шантаж — это абсолютно нормальное явление. Но делать это стоит более осторожно и изящно. Ведь если мы “передавим” Ющенко, последствия могут оказаться печальными не только для “незалежной”, но и для России. Например, есть опасность, что симпатизирующий Ющенко Запад сделает весьма хитрый ход. Украину могут принять во Всемирную торговую организацию раньше России. В этом случае уже Киев станет шантажировать Москву, выдвигая самые различные условия. Ведь новичков в ВТО принимают только в том случае, если на это согласны все члены организации.

Но это еще не самое опасное. Допустим, до 1 января Киев и Москва так и не смогут сторговаться по поводу цены на газ. Что будет делать Ющенко? Спокойно наблюдать, как его страна замерзает? Вряд ли. Скорее всего украинцы просто будут брать из трубы газ, предназначенный для Западной Европы. Москва в этом случае, конечно, может подать в международные судебные инстанции с неплохой перспективой выигрыша. Но изменит ли это что-то? Ведь если в результате российско-украинских разборок Западная Европа окажется замороженной даже на пару дней, для нас это означает катастрофу. Россия приобретет репутацию ненадежного поставщика со всеми вытекающими последствиями. Хорошенькое получится начало председательства в “Большой восьмерке”!

Май: коварная Европа. В этом месяце пройдет очередное заседание Парламентской ассамблеи Совета Европы. И есть вероятность, что на этом форуме решат приостановить полномочия российской делегации. Формальный повод для этого есть: несмотря на принятые обязательства, наш парламент так и не ратифицировал закон об отмене смертной казни. Конечно, в России никого не казнили аж с 1996 года. Но юридически смертная казнь по-прежнему наличествует в Уголовном кодексе.

Для того чтобы поставить вопрос о “наказании русских” на голосование, достаточно голосов всего 10 делегатов из 500. Чтобы принять подобное решение, требуется, правда, квалифицированное большинство. Но, учитывая нынешнюю “горячую любовь” европарламентариев к России, такой вариант вполне возможен. Радует лишь то, что у Москвы в этом случае тоже есть некоторые козыри. По неофициальным данным, глава ПАСЕ Ван дер Линден поклялся сделать все возможное, чтобы не допустить “наезда на русских”. Кроме того, Владимир Путин вполне может сыграть на опережение и предложить парламенту принять угодный европейцам закон.

Июнь: гостинец от Луки. За 11 с лишним лет своего пребывания у власти Александр Лукашенко достиг совершенства в деле сталкивания лбами России и Запада. Грядущим летом “батька” вновь продемонстрирует этот свой талант. По “чистому совпадению” президентские выборы в Белоруссии пройдут одновременно с саммитом “Большой восьмерки” в Петербурге. Последствия понятны. В “Восьмерке” возникнет раскол. Гости заклеймят Лукашенко как диктатора, а хозяин их не поддержит.

Январь—декабрь: иранская проблема. 3 года тому назад главной угрозой миру на Западе считали Ирак Саддама Хусейна. А вот теперь роль страны-злодея в глазах западников прочно закрепилась за Ираном. Положа руку на сердце, надо признать, что иранцы дали много поводов для подозрений в свой адрес. Такого оторванного политика, как новый президент этой страны Махмуд Ахмади-Нежад, надо еще поискать. С достойным лучшего применения упорством он продолжает хвастаться своей готовностью стереть Израиль с лица земли. Кроме того, в Тегеране не скрывают своего желания создать ядерное оружие.

Политика иранских аятолл в отношении России тоже предельно двусмысленна. Есть основания считать, что хитроумные персы нас просто используют. Но несмотря на это Москва не отказывается от дружбы с Тегераном и в атомной области, и в сфере торговли оружием. Недавно, например, было заявлено о нашей готовности продать Ирану суперсовременные зенитно-ракетные комплексы. Причины такого трепетного отношения к Тегерану, по словам осведомленных российских чиновников, довольно банальны. Зенитчикам покровительствует крайне влиятельный помощник президента по кадрам Виктор Иванов. У атомщиков прикрытие еще сильнее. Мало того, что политическим куратором этой сферы является вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов. Пост директора Курчатовского института сейчас занимает один из братьев Ковальчуков — Михаил. А крайнее уважение, с которым Владимир Путин относится к этой семье, общеизвестно в наших политических кругах.

Проблема в том, что в случае с Ираном в Вашингтоне тоже не намерены идти на компромисс. Поэтому “тегеранская заноза” может оказаться чуть ли не главным скандалом времен председательства России в “Большой восьмерке”.

ПОД ЛОКОТОК С ПРОТИВНИКОМ
Константин КОСАЧЕВ: “Принятие России в “Большую восьмерку” не было шубой с барского плеча”

Кто-то в американском конгрессе жаждет вышвырнуть Россию из “Большой восьмерки”? Пусть продолжают жаждать. Ведь мечтать не вредно! Именно в этом, во всяком случае, убежден глава Комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев.

— Константин Иосифович, насколько велика вероятность исключения России из “Большой восьмерки”?

— Эта возможность исчезающе мала. Принятие России в “Большую восьмерку” не было подарком, шубой с барского плеча, как это сейчас многие пытаются представить. Главной причиной такого решения было стремление вовлечь Россию в диалог на равных. Если называть вещи своими именами, то от направления развития нашей страны по-прежнему реально зависит ситуация в мире. Конечно, когда Россия идет по демократическому пути, она мало привлекает внимание. Но если она вдруг, не дай бог, свернет с этой дороги, мир вздрогнет. И мир это хорошо понимает.

— И все-таки насколько влиятельны те силы на Западе, что выступают за наше исключение из “мирового клуба”?

— Я убежден, что силы, требующие подобного решения, маргинальны. Несколько месяцев назад в составе делегации американского конгресса в Москве был один из главных сторонников этой идеи, член палаты представителей Том Лантос. Во время встречи в Госдуме он в очередной раз повторил свой призыв. Но председатель международного комитета палаты представителей Генри Хайд тут же заявил: “Это личная точка зрения г-на Лантоса, которую не разделяют другие члены комитета”.

Кстати, насчет Лантоса. Во время каждой нашей встречи он обязательно берет меня за локоток, отводит в сторону и заявляет: “Константин, более искреннего друга России, чем я, в конгрессе просто нет. Я ведь пытаюсь вам помочь! Представьте, что вы начали жиреть. Ведь только настоящий друг сможет вам об этом сказать!” В ответ я ему говорю: “Настоящий друг, если он хочет помочь, говорит на ухо, а не кричит на площади!” Но Лантос только улыбается.

— Но ведь за вылет России из “восьмерки” выступает не только Лантос. Какую именно “дохлую кошку” нам смогут подбросить эти люди?

— Я знаю механизм принятия решений в американском парламенте. Он далек от совершенства. Нельзя исключить, что однажды резолюция с призывом к нашему исключению из “Большой восьмерки” может даже проскочить в конгрессе. Обычно подобные резолюции исподтишка вбрасываются в обстановке цейтнота, перед отъездом большинства конгрессменов на каникулы. Например, недавно конгресс принял аж четыре антироссийские резолюции. Мы начали разбираться. И выяснилось, что все они были приняты с нарушением процедуры. Но даже если резолюция с требованием нашего исключения и будет принята одной из палат конгресса, это будет не более чем рекомендацией, которая ни на что реально не повлияет.

— А не повредит ли нашему председательству в “восьмерке” российское военное сотрудничество с Ираном? На Западе это государство считают страной-изгоем, а мы ему зенитки продаем.

— Заключив подобную сделку с Ираном, мы не нарушили никаких международных законов. Обратите внимание на американскую аргументацию. Они прямо заявляют: мы против этой сделки, так как она противоречит американским национальным интересам. В принципе мы, конечно, готовы учитывать интересы наших партнеров. Но в этом случае они тоже должны учитывать национальные интересы России. Например, они могли бы прислушаться к нашему мнению по поводу американских планов размещения в Польше элементов противоракетной обороны.

Но пока у меня крайне мало примеров, когда наши партнеры по “Большой восьмерке” учитывали бы российские интересы в ущерб собственным. В середине 90-х годов было, правда, заключено соглашение Гор—Черномырдин. Его суть: мы отказываемся от военных поставок в Иран, а американцы в ответ способствуют продвижению нашего оружия на новые рынки. За пять лет действия этого соглашения ничего с американской стороны так и не было сделано. Если вернуться к разговору о нынешней продаже оборонительного оружия Ирану, то наш ВПК остро нуждается в заказах. Это вопрос сохранения нашей оборонной промышленности, науки, социальной сферы.

— Но может ли страна — председатель “Большой восьмерки” сохранять свою науку с помощью сотрудничества с государством, стремящимся к созданию ядерного оружия?

— Фактически речь идет совсем о другом. России предлагают строить международные отношения не на праве, а на понятиях. Ни для кого не секрет, что Израиль и Пакистан тоже имеют ядерное оружие. Но в некоторых западных странах рассуждают примерно так: эти государства нам нравятся, они “хорошие”. Поэтому мы не будем по их поводу выступать. А вот Иран — “плохая” страна, и поэтому она ни на что подобное права не имеет.

— Извините, но лидеры Израиля не дают клятв стереть Иран с лица земли. А новый президент Ирана недавно пообещал сделать именно это.

— Заявление лидера Ирана неприемлемо. Но я абсолютно убежден, что решить иранскую ядерную проблему можно только через терпеливое вовлечение этой страны в диалог, а не через ее изоляцию.



Партнеры