Террорист с гаечным ключом

Сергею Алексейчику, взорвавшему дом в Архангельске, вынесен приговор

17 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 217

Вчера Архангельский областной суд поставил точку в деле о взрыве жилого дома в марте прошлого года. Обвиняемый Сергей Алексейчик приговорен к максимальному сроку — 25 годам заключения в колонии строгого режима. Коллегия присяжных, которая 25 ноября вынесла обвинительный вердикт, просила суд все же проявить снисхождение. К этому слову присяжных не прислушались.


16 марта 2004 года около трех часов ночи в пятом подъезде дома №120 на проспекте Советских Космонавтов прогремел взрыв. Часть дома словно срезало ножом. Спасатели извлекли из-под завалов тела 58 погибших. 11 человек с тяжелыми травмами были доставлены в больницы. Очень быстро на первый план вышла версия взрыва бытового газа. Областной прокурор Апанасенко уточнил, что на двух газовых трубах были обнаружены “повреждения и признаки разгерметизации”. Кто-то открутил вентили — следовательно, явно имел место злой умысел.

20 апреля милиция задержала 26-летнего Сергея Алексейчика, который до недавнего прошлого работал слесарем в архангельском “Горгазе”. Вообще он успел за свою жизнь сменить множество мест работы: был грузчиком, водителем автобуса, бетонщиком на комбинате ЖБИ. Из “Горгаза” Сергея уволили после того, как он стал виновником небольшого пожара. По словам сослуживцев, после этого инцидента Алексейчик “стал бояться газа”. Несколько месяцев спустя он пытался восстановиться на работе, но в “Горгазе” ему отказали.

По версии следователей прокуратуры, Алексейчик решил изуверским образом... отомстить своему начальству. “В ночь взрыва он сорвал несколько газовых кранов в разных домах города, чтобы газовые службы “поездили”, — сообщил облпрокурор Апанасенко на пресс-конференции 3 февраля 2005 года. — В трех случаях газовщики успели устранить утечку, в одном не успели”.

Общественное мнение Архангельска разделилось: многие не верили в вину Алексейчика. Поговаривали, будто прокурор Апанасенко заявил: “Пока я прокурор, это был взрыв газа!” Защита упирала на недостаточность улик. Так, сообщалось, что из 9 видеопленок, снятых оперативниками после взрыва, в деле осталось только две. О том, что показания выбивались силой, заявлял и сам Алексейчик, и его двоюродные братья, показания которых приобщены к обвинению (якобы Сергей звонил им той ночью и рассказывал о содеянном).

Гособвинитель же требовал применить в отношении Алексейчика максимально возможную меру наказания — 25 лет лишения свободы. На первый взгляд победа обвинения была очевидной — на следствии Алексейчик во всем чистосердечно признался: подробно рассказал, как и зачем свинчивал заглушки, и полностью подтвердил версию о своей мести.

Но в последнем слове, которое суд предоставил Алексейчику 13 декабря, подсудимый взорвал бомбу — информационную, разумеется. “Данного преступления я не совершал, заглушки не скручивал, — заявил “террорист”. — Было много несовпадений. Вначале оказывалось физическое и психическое давление. Международный суд разберется”. Так что даже после вынесения приговора ставить точку в этом деле рано.




    Партнеры