По волне его памяти

Сергей Беликов собрал лучшие песни

17 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 248

Эту пластинку Сергей Беликов планировал выпустить к своему 50-летию. В столь солидном возрасте, как говорит артист, хочешь не хочешь, а приходится подводить некоторые итоги. Хотя бы предварительные. А как певец может отчитаться перед своими поклонниками? Только песнями. Лучшими своими песнями.

Как говорится, человек предполагает, а бог… Лишь спустя год после юбилея альбом “Может, я останусь” (Новое и лучшее) вышел в свет. “Не беда, — уверяет Сергей, — от этого он только стал еще более долгожданным”.


“Сентиментальная прогулка” (1975) (Давид Тухманов — Поль Верлен)

“Я шел, печаль

свою сопровождая.

Над озером, средь ив плакучих тая, вставал туман

Как призрак самого отчаянья…”

— “По волне моей памяти” — культовая пластинка советской эстрадной песни, очень прогрессивная работа. И песня “Сентиментальная прогулка” стала для меня из разряда тех, про которую говорят: “На следующий день он проснулся…” Конечно, встреча с Тухмановым как вокалисту дала мне очень многое. А еще — позволила немного освоить французский язык. В оригинальной версии целый фрагмент этого произведения звучит на французском, и, чтобы не хромало произношение, мне наняли репетитора. Старушка, божий одуванчик, примерно как в фильме “Окно в Париж” — судя по всему, дворянских кровей. Она жила в одном доме с Тухмановым, и к ней я ходил брать несколько уроков. Даже сейчас кое-что помню…


“У беды глаза зеленые” (1979) (Евгений Птичкин — Татьяна Коршилова)

“У беды глаза зеленые,

Не простят, не пощадят.

С головой иду склоненною,

Виноватый прячу взгляд…”

— Помню, в одном городе после концерта меня заметили местные ресторанные музыканты. Они накрыли шикарный стол, и, как я ни отбрыкивался — человек-то практически непьющий, — отказать им не смог. После одного из тостов задаю им вопрос: спасибо, мол, конечно, но за что? И вот незабываемая фраза последовала: “Сергей, это наша маленькая благодарность за песню “У беды глаза зеленые”. Вы не представляете, сколько денег мы заработали на этой песне”.


“Снится мне деревня” (1986) (Борис Емельянов — Леонид Дербенев)

“Сам себя считаю городским

теперь я.

Здесь моя работа,

здесь мои друзья…”

— Приезжал в любой город, и днем, как обычно, когда совершал променад по центральным улицам, из открытого окна каждого второго дома звучала эта песня. Честно скажу, чувствовал себя эдаким королем. А вот поклонники после этой песни просто одолели меня одним и тем же вопросом: деревенский я или нет. Когда отвечал “нет”, многие, не сговариваясь, в один голос говорили: “Знаете, вы так спели. Человек, который не знает этой проблемы, не смог бы так исполнить эту песню”.


“Ночная гостья” (1994) (Вадим Чумак — Николай Ким)

“Ну здравствуй, здравствуй, ночная гостья.

Ведь ты не уйдешь в рассвет…”

— Песня пришлась на тот период, когда в моей карьере начались некоторые странности. В определенный момент мои песни стали убирать из эфиров. По причине, что, дескать, и исполнитель какой-то не такой, да и песни какие-то не такие. Откровенно плавили. Но справедливость все-таки восторжествовала. По итогам некоторых хит-парадов песня “Ночная гостья” вошла в десятку лучших.


“Может, я останусь” (2004) (Сергей Трофимов)

“Может, я останусь,

может, встречу старость,

Если перестану жить кое-как…”

— Сергей Трофимов сам является исполнителем, и мог бы придержать эту песню для себя. Но в итоге, как мне кажется, он остался доволен результатом. Легкую грусть вызывает только один факт: даже с неплохим столом заявок эта песня вскоре была изъята из плей-листов радиостанций. При встрече программные директора говорили: “Поздравляем, Сергей, очень удачная песня — столько звонков, заявок”. А на мой вопрос: “А она продолжает звучать?” — смущенно глядя в пол, отвечали: “Вы знаете, к сожалению, нет. Не все от нас зависит”. Но у меня есть свое объяснение тому, что произошло с этой песней. Она идет в разрез с тем, что считается сейчас музыкальным форматом. Я это называю “веркосердючковщина”, главный принцип которой: “хорошо, все будет хорошо — налывай и выпывай”…


P.S. — К сожалению, в диск не вошли такие знаменитые шлягеры, как “Радуга”, которая в 1980 году добиралась до первых мест в хит-парадах. “Живи, родник” — песня, которую можно назвать визитной карточкой моей начавшейся в 1985 году сольной карьеры. “Все, что в жизни есть у меня” — неувядаемый хит моего периода “Самоцветов”. То есть песни, которые и по прошествии 20 лет до сих пор остаются на слуху, до сих пор живы. Основная причина того, что некоторые мои песни остались “за кадром”, — конфликт между издающей компанией и правообладателями песен Вячеслава Добрынина и Юрия Антонова. Мне очень жаль, потому что эти шлягеры еще лучше бы дополнили мой диск–ретроспективу. Но, думаю, поклонники не должны расстраиваться. Послушать или скачать эти песни они смогут с моего сайта www.sergei-belikov.ru




Партнеры