Против fuckтов не попрешь

Лидер The Exploited — “МК”: “Будь моя воля — я бы таких, как Тони Блэр…”

17 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 249

Fuck the System! — с таким посланием легендарная шотландская панк-группа The Exploited снова колесит по Европе. Несмотря на почтенный для панка возраст (слегка за 40), легендарный лидер коллектива Уотти, как и в молодые годы, выглядит более чем экстравагантно, по нескольку месяцев живет в автобусе и неизменно задорно орет со сцены свои агрессивные песни.


Вот уже много лет его творчество приводит в экстаз молодежь со всего мира. На одном из концертов большого европейского турне, который проходил недавно в Кельне, корреспонденту “МК” удалось побеседовать с “панком номер один”.

— Уотти, 25 лет хаоса и анархии (именно столько существует ваш коллектив) — получается как бы “перманентная революция” по Троцкому. Не надоело? И вообще, удалось ли тебе хоть на йоту изменить наш fucking world?

— Сначала я думал, что смогу изменить мир при помощи текстов своих песен, но теперь понимаю, что сделать это не удалось. Единственная вещь, которую понимают правительства, — это протест, политический протест против их решений и законов. Подняться и бунтовать — это все, что нам осталось.

— Но тебе-то лично удалось хоть что-то изменить в своей стране?

— Я думаю, что ничего не изменил, а только заставил хоть кого-то призадуматься о происходящем вокруг, пускай это будет хотя бы один человек, но это все равно лучше, чем ничего. Я не учу людей жизни, а только описываю свой опыт, а также говорю о том, что считаю несправедливым. Я вообще ничего не хочу изменять, я лишь декларирую свою точку зрения.

— Как изменилась жизнь для тебя как для панка за последние 25 лет?

— Здесь я могу лишь говорить о своей жизни в Шотландии. Рабочий класс тогда прозябал в нищете. Хорошее положение на социальной лестнице позволяло богатым жить в роскоши, а рабочие зачастую сидели без работы. Я тоже долгое время был безработным. Тогда было очень тяжело найти работу даже “по-черному”, это когда за работу, которая стоит 200 фунтов, безработным предлагали только 40. Это был долбаный рабский труд, когда подонки наживались на плачевной ситуации народа. Сейчас все то же самое.

— Ты говоришь, что безработица — это плохо, однако, по идее, настоящий панк работать не должен…

— Нет, это неправда. Ты должен реализовать себя, заплатить за квартиру. При этом ты сидишь на социальном пособии, и тебе предлагают работу за 40 фунтов, которая реально стоит 200. Тебе реально нужны деньги, но есть только работа, за которую платят дерьмо. Вот что такое безработица.

— И каков выход из этой ситуации?

— Выхода нет, ты попал — вот об этом я и пою. Я выступаю против Системы. Состояние безработицы угнетает, и куча людей хочет работать, но работа плохо оплачивается, и ты не можешь жить на эти деньги. Но так было тогда, в 80-е, а сегодня жить стало еще тяжелее: тогда ты хоть как-то мог обмануть систему и получить те или иные пособия или же социальные дотации. Но теперь ты не получишь ничего, и мне жаль нынешнюю молодежь.

— Почему же сегодня стало тяжелее?

— Из-за политиков. Я ненавижу подавляющее большинство из них, может, кроме парочки, оставшихся честными. Однако остальные, устанавливающие правила, сами не соблюдают их, при этом подавляя и унижая остальных. Будь в моих силах, я бы таких … как премьер-министр Тони Блэр, на пару месяцев освободил бы от исполнения их обязанностей и поселил на это время в многоэтажке спального района, чтобы они увидели, в каких условиях живут люди. Для понимания реальной жизни нужно прочувствовать ее на собственной шкуре.

— Почему вы выбрали символом вашей группы два черепа с панковскими хаерами, как у могикан?

— Скажу просто: это наш символ, и точка. Мы начали с объявления войны государству, а затем слегка изменили дизайн черепа. Вот и все.

— Изменилась ли панк-мода с начала 80-х, когда ее разработала Вивьен Вествуд?

— Все началось с моды на “Секс Пистолз”. Гневная музыка сформировала соответствующее выражение мыслей, дала рабочему классу возможность выразить свои чувства и высказаться по поводу своей говенной жизни. Однако через 10 лет панк стал более мягким и мажорным и сегодня по большей части является абсолютным дерьмом.

— Тебе часто приходится страдать из-за своей экстравагантной внешности?

— Однажды меня, видимо, из-за бритого черепа, приняли за неонациста, что является полным бредом: в прошлом у меня всегда случались проблемы из-за того, что я дрался со скинхедами, исповедующими неонацистские взгляды. Я антифашист, и их взглядов не разделяю.

— На разогреве у тебя выступает группа The Meantraitors, лидер которой Стас Богорад сейчас живет в Кельне. Ты вообще любишь русский панк?

— Стас отличный музыкант, и мне очень нравится с ним играть. А вообще я очень люблю русских. В отличие от большинства европейцев я всегда могу найти с ними темы для разговоров.

— Что ты чувствуешь, видя в зале толпы ребят, которые годились бы тебе в дети?

— Думаю о том, что я в свое время мог трахать их мамашек…




Партнеры