Колыбель эволюции

Русский Франкенштейн пытался скрестить обезьяну с человеком

17 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 230

В стенах больничного управления ГУЛАГа был выведен экземпляр новой расы, который представлял собой покрытое шерстью существо ростом 1,8 метра. Единственный недостаток человека-обезьяны — неспособность к воспроизводству. Такая сенсационная информация со ссылкой на некоего советского врача была приведена в нашумевшей книге бельгийского биолога Бернара Эйвельсона “Загадка замороженного человека”, и она взорвала мир. Насколько такая сенсация может быть правдивой?

В России в 20-х годах крупный ученый Иванов пытался создать гибридного человека, который “к трем-четырем годам набирает невероятную силу, гораздо менее чувствителен к боли, неразборчив в пище… Возможности использования безграничны — от работы в сырых забоях до солдатской службы”. К эксперименту, который должен был увенчать его научную карьеру, русский Франкенштейн готовился годами. Его работы по искусственному осеменению животных давали сенсационные результаты и предвосхитили не только появление детей “из пробирки”, но и опыты по клонированию.


Когда в начале мая 1926 года к Михаилу Булгакову с обыском нагрянули сотрудники ОГПУ, писатель не мог предположить, что чекисты вместе с дневниками заберут его рукопись “Собачье сердце”. Повесть, в которой шла речь о непредсказуемых последствиях научных открытий, слишком напоминала опасные опыты, проводимые в то время в СССР. Если в операционной профессора Преображенского родился чудовищный гомункулус с собачьим сердцем и нравом хозяина жизни, то в Сухумском обезьяньем питомнике ожидали появления на свет гибрида обезьяны и человека.

“Искусственное осеменение может быть проведено даже в том случае, когда получить от самца его семенную жидкость невозможно или ввиду его крайней дикости и силы, или ввиду трудностей, связанных с поимкой его живым”, — писал профессор Иванов. Его методика позволяла вызывать “зачатие от отца, который к моменту осеменения не только уже умер, но и вообще больше не существует в природе”. Прообраз современного банка спермы?

На опытной станции заповедника Аскания-Нова профессор Иванов выводил зеброидов, оленебыков, сернобыков, бизонов-полукровок. Он скрещивал белую мышь с морской свинкой, зайца-русака с кроликом, получил крысино-мышиное потомство. Но все эти не существующие в живой природе гибриды были только прелюдией к осуществлению безумной идеи получить потомство от обезьяны и человека.

Заручившись поддержкой французского Пастеровского института, профессор начал готовиться к экспедиции в Западную Африку. По самым скромным подсчетам, затраты на эксперимент составляли 15 тысяч долларов (около 30 тысяч рублей по тем временам) — сумма для нищего советского государства внушительная. Вопрос обсуждался на специальном заседании Академии наук. Не все научные светила поддержали коллегу. В частности, профессор Иванцов, ученый консультант Главнауки, сомневался в успешности опытов, поскольку “скрещивания между различными видами одного и того же рода дают помеси, которые в огромном большинстве случаев оказываются бесплодными”. Кроме того, он высказывал опасения, что оплодотворение самки гориллы семенем человека, а женщины, “пусть даже туземки Французской Гвинеи”, — семенем самца гориллы будет идти вразрез с Уголовным кодексом, не говоря уже о неопределенности правового положения приплода.

Информация о готовящемся эксперименте просочилась даже за океан и вызвала яростную реакцию Ку-клукс-клана. Зато советские газеты ликовали: “По мнению профессора Иванова, не исключена возможность получения при скрещивании антропоидных обезьян форм более одаренных, чем их родители”. Мигом откликнулись десятки добровольцев, готовых “во славу нашего дорогого Отечества безропотно переносить самые тяжелые лишения”. Среди них были не только врачи и научные работники, для которых участие в экзотической экспедиции представляло профессиональный интерес, но и простые крестьяне. Но ученый взял с собой только сына. Летом 1926 года они отправились во Французскую Гвинею.

На пароходе, плывущем к африканским берегам, профессор жадно расспрашивает попутчиков о фактах похищения женщин обезьянами. Собеседники рассказывают только о случае, когда шимпанзе задрали насмерть трех женщин в деревне. “Изнасилования установлено не было, — отмечает Илья Иванов. — 0днако половое влечение к женщинам у шимпанзе сильно выражено”. И тут же приводит в пример историю ручной обезьяны мужского пола, которая при встрече с девушками обнаруживала большой интерес и поднимала им юбки.

Ссылаясь на генерал-губернатора Западной Африки господина Карде, профессор записывает леденящий душу рассказ о гориллах-насильниках, которые так страстно сжимали в объятиях жертв, что у последних не выдерживали и ломались грудные клетки.

Позже в своем отчете Илья Иванович писал: “Что касается получения гибридов между человеком и антропоморфными обезьянами, то до сих пор не было отмечено ни одного достоверного факта. Негры относятся к обезьянам, и особенно к шимпанзе, как к низшей человеческой расе. Женщин, изнасилованных обезьянами, считают оскверненными, и они бесследно исчезают”.

Лабораторные помещения научной станции в Киндии русскому профессору предоставил Пастеровский институт. Для эксперимента требовались обезьяны, достигшие половой зрелости, но в плен к охотникам обычно попадали молодые особи-подростки. Ловля велась варварскими способами. Аборигены загоняли на дерево обезьянье семейство и разводили вокруг костер. Обезумевшие от ужаса животные в панике прыгали на землю, где их поджидали охотники с дубинами. Неудивительно, что живые трофеи доставлялись на станцию в плачевном состоянии, с переломами, ожогами и ушибами. Это, конечно, было непереносимо для Ильи Ивановича. Не считаясь с расходами, он выписал из Парижа сети. Но ни показательная облава, ни обещанная премия в 1000 франков не помогли. Черные охотники не хотели рисковать жизнью.

“Сделано впрыскивание внутривлагалищное семенем человека Бабетте и Сиветте под видом лечения обезьян. Проходило при очень нервной обстановке и в неудобных условиях. Опасность со стороны обезьян, необходимость скрывать…” — записывал профессор в своем дневнике. О донорах спермы для обезьян ученый умалчивает. Правда, в смете фигурирует сумма в 1000 долларов “на оплату услуг как мужчин, так и женщин местного населения”. Но вряд ли это были услуги столь деликатного свойства.

Перед тем как провести манипуляцию, обезьяну усыпляли. Затем нижнюю часть тела примата вытаскивали из клетки и с помощью катетера впрыскивали примерно полтора кубика спермы.

Известно, что у профессора Иванова имелись намерения искусственно оплодотворить туземок без их ведома, но президиум Академии наук высказался против. Особенно напугала советских ученых возможность “осеменения пигмеев” из-за расхождения в росте обезьян и женщин низкорослого племени.

К моменту окончания экспедиции три обезьяны подверглись искусственному осеменению человеческой спермой. Илья Иванович готовил к переезду в Сухумский обезьяний питомник еще десяток особей мужского и женского пола. После двухнедельной качки человекообразных ждал отдых в Марселе. Во Францию прибыли 11 мартышек, две заболели и скончались в пути. Их просто выбросили за борт. Среди них была обезьяна, которую подвергли искусственному осеменению. Вскрытия на пароходе, естественно, не делали, поэтому “тест” на беременность не состоялся.

Профессор страшно переживал, что его питомцы заболевали один за другим. Он, конечно, был готов к потерям, но не такого масштаба. В дневнике появляются грустные записи: “Очень плох №8”, “№13 в совершенно безнадежном состоянии”, “Пал №12”, “Есть основания думать, что мы можем потерять всех обезьян”, — мрачно констатирует он к концу путешествия.

В Сухумском питомнике обезьян тщательно лечили, но они таяли на глазах, умирая от дизентерии и туберкулеза. Наконец болезнь унесла жизнь оплодотворенных самок Бабетты и Сиветты. В протоколе вскрытия, произведенного 1.10.27 в Сухуми, отмечено, что “тело матки, яичники в состоянии атрофии. Наружные половые органы сморщены и также в состоянии атрофии”.

Однако профессор Иванов не сдавался. Он был убежден, что необходимо увеличить число опытов искусственного осеменения самок шимпанзе спермой человека. Кроме того, Илья Иванович намеревался осчастливить женщин-добровольцев, готовых выносить необычных детенышей в своем чреве. “Последнее организовать в Африке гораздо труднее и сложнее, чем в Европе или у нас. Женщин, желающих подвергнуться опыту, несравненно легче найти в Европе, чем в Африке. Для этого рода опытов достаточно иметь 2—3 взрослых самцов”.

13 декабря 1930 года ученого взяли под арест. Профессора обвинили в помощи международной буржуазии, осуществлении враждебной деятельности против СССР и шпионаже. Ему дали 5 лет лагерей. Через полгода приговор заменили высылкой в Алма-Ату. 20 марта 1932 года профессора Иванова не стало. Некролог подписал великий русский физиолог Иван Павлов.


Комментарий Анатолия Бакая, заведующего кафедрой генетики и разведения животных Московской ветеринарной академии, доктора сельскохозяйственных наук, профессора:

— Илья Иванович Иванов основное внимание уделял искусственному оплодотворению животных. Он создал свою уникальную методику. Ведь один выдающийся производитель может дать десятки, тысячи потомков, которые повторяют его качества. Сейчас в животноводстве стали использовать метод трансплантации эмбрионов, и от одной элитной коровы можно получить 40, 50 и даже 60 телят в год.

Дарвин никогда не говорил, что человек произошел от обезьяны. Про Сухумский обезьяний заповедник ходили слухи, что будто бы там проводились опыты на женщинах. Насколько это достоверно? У человека 46 хромосом, у шимпанзе — 48. При слиянии образовалась бы зигота, которая должна делиться, но куда денется лишняя хромосома? Образуется ряд клеток с несбалансированным геномом. Они погибнут. В начале прошлого века генетика только зарождалась, наука не знала, что при гибридизации важны не только число и форма хромосом, но и набор генов, который несут родители. Ведь в каждой хромосоме содержится огромное количество генов. Кроме того, нельзя сравнить тестостерон обезьяны и человека — у них различные гормоны, разная иммунная система. Если бы это было так просто, то можно было бы брать органы обезьян и трансплантировать человеку.

Я был в заповеднике Аскания-Нова. Там создавались, например, зеброиды — гибриды домашней лошади и зебры. Они оставались бесплодными. Нечетный набор хромосом не способен к воспроизводству, от домашней лошади с ее 64 хромосомами и осла с 62 рождается стерильный мул.

Сегодня генетики используют методы гибридизации клеток — создают гибриды человека и животного. Американские ученые провели эксперименты с получением клетки, имеющей набор человеческих и мышиных хромосом. Стволовые клетки человека внедряют в зародыш овцы. Ведутся работы по созданию трансгенных свиней. Казалось бы, зачем человеческий ген пересаживать свинье? Но если пересадить 5—6 человеческих генов, то органы животного можно использовать для трансплантации человеку, и они будут восприниматься как человеческие. Цель этих экспериментов — не выведение химер, а поиск новых путей лечения болезней.


Редакция благодарит Центральный государственный архив Московской области за помощь в подготовке этого материала.



Партнеры