Как шинкуют на Рублевке

Спецкор “МК” прошла курс новой русской кухни

23 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 1117

У обеспеченных москвичей перед Новым годом синдром “крокодила Гены” — они ищут себе друзей в эксклюзивных клубах по интересам. Чтобы всем вместе заниматься там за большие деньги разными делами.

Которыми, конечно, вполне можно заниматься бесплатно. Но это будет совсем не в кайф…

Спецкор “МК” посетил элитную кулинарную школу, где “дам с Рублевки” учат грамотно шинковать авокадо и шикарно бросать в воду тигровые креветки. И не только…


Все как в обычном кулинарном техникуме, но раз в десять дороже. 260 долларов за два дня обучения. А без таких знаний сегодня никуда — стыдно появляться в приличном обществе!

Заговор кухарок

— Девочки, у кого-нибудь собачка есть? От прошлого блюда вырезка осталась, а выбрасывать жалко, — говорит преподавательница курсов Светлана Ивановна. В руках ее — граммов двести нежнейшей розовой парной телятины.

— Я бы взяла, но мой песик чихуахуа ест только деревенский творожок с рынка и свежие фрукты, от остального у него несварение, — жалостливо тянет одна из учениц, Марина.

“Я бы тоже взяла, у меня дома муж голодный”, — чуть было не ляпнула спецкор “МК”, но вовремя прикусила язык. В приличном обществе нельзя выходить из светского образа а-ля шестая жена Абрамовича. Окружающие не поймут.

— А на прошлый Новый год на банкете в Куршевеле было восемь перемен блюд, — со вздохом вспоминает Анна, тоже одна из учениц. — Думала, объемся, но так все оказалось грамотно приготовлено, малюсенькими порциями, что даже для десерта место осталось. Под музыку в залу внесли шикарные санки из горького шоколада, килограмма на три. Сверху, как снег, взбитые сливки, а внутри — гора из фруктов!

Остальные ученицы понимающе кивают. Создается впечатление, что многие из них были в прошлом сезоне в Куршевеле и ели под бой курантов эти самые шоколадные санки, странно только, что не встретились.

Но зато теперь судьба нас наконец свела — в кулинарной школе.

— Я сюда пришла, чтобы хоть когда-нибудь попробовать самой щи потушить и кашу пожарить, — с горечью произносит девушка по имени Олеся. — Дома только к плите подойду, так домработница меня от нее сразу оттесняет. Ну не прогонять же ее, она за это зарплату получает.

Так вот кто, оказывается, виновен в том, что богатые русские женщины совсем не умеют нынче готовить, — их вредные домработницы! И что было бы дальше с женами бизнесменов и олигархов, если бы в Москве не открылись первые кулинарные курсы для непрофессионалов?

Даже со всеми скидками увлечение это не для бедных. Ведь преподаватели школы — шеф-повара известных московских ресторанов. Они и жарят, и парят. А ученики — открывают рты.

— Люди к нам приходят прежде всего не покушать, для этого рестораны есть, а посмотреть на кулинарное шоу и пообщаться, — повар Паша как заправский киллер разделывает на столе некие серые пласты, пахнущие морем.

— Что это такое? — интересуюсь я.

— Сырая свежая дорада, — отвечают слушатели.

— Сырая что? Эльдорадо?

— Ты че, с Урала? Дорада, рыба такая. Жутко модная. Неужели не пробовала?

Около стола с распластанной дорадой толпится народ в надежде продегустировать кусочек модной рыбы. Шеф-повар предупреждает: съесть дораду надо не позже чем через пять минут после того, как ее достали из холодильника.

Иначе… нет, не умрете, но “осетрина будет уже второй свежести”.

Казнь царского блюда

“Конечно, наша школа не для всех, а для тех, кто может за учебу в ней заплатить, — говорит директор. — Но самое главное — для тех, кто хочет научиться не просто вкусно, но и правильно готовить!”

Правильно — это когда в новогодний оливье вместо докторской колбасы, курицы, вареной картошки и крабовых палочек кладут крылышки рябчика, черную и красную икру, а еще домашний майонез на перепелиных яйцах и кунжутном масле. А затем до-о-олго, часа полтора, взбивают собственными трудовыми мозолями не муж, не дети, и даже не блендер, а вы сами.

Только в этом случае оливье получится как надо — правда, не тазик, после тазика отвалятся руки.

А сегодня в программе “шикарный новогодний стол” — главное блюдо, итальянский десерт тирамису. (“Только, ради бога, не заменяйте “Амаретто” для пропитки на другой ликер, подороже, итальянцы вас не поймут!” — с чувством восклицает преподавательница.) На затравку — торт с горящим мороженым, шесть салатов и три основных блюда, одно из которых — рыбное.

Молоденького осетренка только утром купили на рынке — тоже, между прочим, элитном. Потрошить оставили до вечера, чтобы показать ученикам, как надо правильно вытаскивать кишки из рыб. И вот он лежит, бедненький, щупленький и еще почти живой, на разделочной доске натурального дерева и слушает, как через десять минут станет деликатесной “стерлядью колечком”, которой еще наших царей на пирах кормили.

“С богом!” — перекрещивается шеф-повар.

Из глаз осетренка катится слезинка…

— А нельзя его как-нибудь без ножа? Рыбку жалко! — отворачиваются впечатлительные слушательницы в сторону.

— Может, живьем его съедим? — искренне предлагаю я. Блин, совсем забыла, что я в приличном обществе!

У одной из слушательниц, в джинсовой куртке с кружевами и стразами, во время приготовления “стерляди колечком” раздается звонок мобильного: “Я сейчас на курсах, милый, вернусь ближе к полуночи, — хозяйка телефона щебечет, словно миндальный орешек во рту перекатывает. — Что я здесь делаю? Учусь быть тебе хорошей женой, — она замолкает на секунду, очевидно, выслушивая ответ милого, и вдруг, чуть не давясь, вопит в трубку: — Да с чего ты решил, что я тебе тут изменяю? Я готовить учусь!”

Кастрюлька для олигарха

Подчас финансово независимые граждане не сами приходят на курсы, а записывают своих кухарок, чтобы отшлифовать их мастерство. Но, как подмечают опытные преподаватели, прислугу видно издалека — этот контингент обычно стоит немного в сторонке и мучается от осознания того, сколько денег их хозяева сегодня выбросили на ветер, вместо того, наверное, чтобы повысить им зарплату.

— Довольно часто к нам заглядывают топ-менеджеры из крупных фирм, — вспоминают преподаватели. — Многие в нашей школе стресс после напряженного рабочего дня снимают. Сядут на стул в самом начале занятий и, пока шеф-повар еду готовит, тихонечко засыпают…

А еще на курсах частенько случаются холостые и молодые бизнесмены. Не уровня Михаила Прохорова, конечно, но вполне себе приличные. Их легко узнать по кастрюлькам в руках. Будущие олигархи внимательно наблюдают, как повар готовит деликатесы, потом аккуратно заворачивают получившиеся блюда в пакетики, перекладывают их в заготовленные кастрюльки, накрывают крышечками и уносят домой — кушать в гордом одиночестве.

Главная бухгалтерша Валентина ходит в эту школу уже второй год. Зависла тут, как программа в компьютере. Она уже и поросенка научилась печь, и суши заодно с сашими.

— Я карьеру до сорока лет делала, замуж не спешила, полуфабрикатами питалась, — усмехается 50-летняя Валентина. — Теперь возвращаюсь домой — там тишина и окна темные. А в этой школе хотя бы живые люди. И пахнет здесь, как в детстве, на кухне, когда мама в воскресенье пирог в духовку ставила. Хорошо тогда было!

Да, элитная кулинарная школа — вещь, безусловно, полезная. Ведь, как выяснилось, она богатым женщинам повышает их самооценку. “Здесь во время готовки я чувствую себя творческой личностью! А раньше, когда я тусовалась на шоколадных обертываниях от целлюлита, то чувствовала себя просто большой шоколадной конфетой”, — откровенничает одна из учениц.

…Пятнадцатый корж торта “Наполеон” никак не хочет ровно намазываться кремом из сыра “Маскарпоне”. Кстати, где его купить-то, этот экзотический сыр? “Записывайте адрес магазина, девочки. После пробки первый поворот налево, Рублевское шоссе”.

Ладно, проехали, как-нибудь в другой раз!

На десятом блюде мой организм совершенно перестал воспринимать деликатесы. Пора по домам! Специально обученная посудомойка моет за прилежными учениками и ученицами в этом кулинарном раю горы грязной посуды.

Завсегдатая курсов Наташу, ухоженную молодую женщину, тормошат за обе руки две дочки: “Мам, ты нам на ужин сегодня нормальные сосиски сваришь? Ну, пожалуйста! Так надоели эти салаты из авокадо!”

— А я знаете о чем мечтаю? Чтобы снова вернулся дефицит! — натягивая шубу из норки, вдруг заявляет Анна, та самая, которая побывала в прошлом году в Куршевеле. — Как раньше, когда за мандаринами на Новый год надо было в очереди три часа на морозе отстоять. Зато купишь их, понюхаешь — и уже праздник. А сейчас так много вокруг еды и денег, покупай что хочешь, а вот душа не радуется уже почему-то, наверное, привыкли…

…Или правильно сказать — зажра...


ТИРАМИСУ ФИСТАШКОВЫЙ

ЧТО НУЖНО:

Ванильный сахар — 1 пакет

Крепкий эспрессо — 300 мл

Ликер “Амаретто” — 4 ст. ложки

Перепелиный желток — 2 штуки

Сахарная пудра — 80 грамм

Сыр “Маскарпоне” — 300 грамм

Бисквитные палочки — 200 грамм

Сливки 38% — 150 мл (не из баллончика, взбить самой)

Какао-порошок — 2 ст. ложки

Орехи фисташки — 100 грамм

ЧТО ДЕЛАТЬ:

Ванильный сахар смешать с эспрессо и ликером. Взбить желтки, просеять на взбитые желтки сахарную пудру и перемешать. Аккуратно ввести в этот крем сыр, соединить со взбитыми сливками и тертыми фисташками. В прямоугольную форму уложить половину бисквитных палочек, предварительно пропитанных 1/2 ароматизированного ликером эспрессо, смазать половиной крема.

Разложить оставшиеся бисквиты, пропитанные эспрессо, и смазать оставшимся кремом.

Поверхность разровнять, форму накрыть пленкой и поставить в холодильник на 1 час.

Перед подачей снять пленку, посыпать поверхность какао-порошком. По желанию украсить фруктами или размельченными фисташками.


P.S. Люди с Рублевки, если не трудно, завезите в редакцию коробочку с сыром “Маскарпоне”. Адрес вашего магазина я так и не записала, в других супермаркетах его не нашла, а самодельного тирамису на Новый год ну о-о-очень хочется…



Партнеры